Казахстанцы разработали необычный способ биометрической идентификации человека

Предприниматели утверждают, что именно их метод идентификации является самым надежным
Фото: © Андрей Мосин

Согласно отчету аналитической компании Fortune Business Insight, по итогам 2021 года объем рынка биометрических технологий составил $29 млрд. В 2022-м рынок вырос на один миллиард, а уже к 2029 году ожидается рост до $76 млрд. Частью этого рынка собираются стать разработчики Берик Нурымбетов, Александр Мосин, Канат Сарсенбаев и Айгазы Жунисбек, основавшие стартап Alaqan. Стартап представляет собой два решения: устройство, идентифицирующее человека по рисунку кровяных сосудов ладони, а также алгоритм, который постоянно обучается и расширяет собственную базу данных.

Предприниматели утверждают, что именно этот метод является самым надежным, а также убеждены, что с каждым годом требования к контролю доступа в помещения и системы будут только расти. В настоящее время многие организации по-прежнему полагаются на пароли или карты для подтверждения личности. Однако этот традиционный подход создает серьезные проблемы. Карту или ключ можно потерять или подделать. Как и систему распознавания лиц, по словам собеседников, можно обмануть. Рисунок же сосудов не изменится никогда, даже при получении механического повреждения.

Как появился Alaqan и почему ряд стран Ближнего Востока заинтересовались казахстанским продуктом?

Самоидентификация

Берик Нурымбетов, 38-летний программист, выпускник Южно-Казахстанского университета им. М. Ауезова, работает в сфере IT еще с начала нулевых. Сначала в найме, а к 2015 году созрел для того, чтобы начать собственное дело – Cifron, компанию, которая разрабатывает мобильные приложения и цифровые экосистемы на заказ. Проект в секторе b2b приносил хорошие деньги, но не утолял его жажду создания нового. Здорово, когда ты делаешь приложения на заказ, но еще интереснее придумать продукт с собственной идеей и миссией. В какой-то момент Берик начал исследовать перспективную тему биометрии: сначала познакомился с дактилоскопией, затем с Face-ID, а к 2018 году пришел к идее распознавания человека по рисунку сосудов ладони, поскольку сделал вывод, что это самый надежный метод.

Предприниматель признается, что не изобрел совершенно новый способ. Первая подобная разработка появилась в Японии. В 2018 году­ техногигант Fujitsu объявил о планах развернуть новую технологию аутентификации по сосудам ладони для своих сотрудников. В 2019 году с небольшой командой программистов Берик приступил к разработке собственного сканера. В процессе тестирования команда обнаружила, что у людей с сахарным диабетом кровеносные сосуды чуть толще, из-за чего возникали сложности со сканированием их рисунка. Весь год они пытались решить эту проблему, к которой добавлялись другие – к примеру, как создать сравнительно недорогой сканер, который готовы были бы покупать на замену классическим турникетам.

В 2020-м к команде Alaqan присоединился Канат Сарсенбаев, ровесник и друг Берика, ставший техническим директором (СТО) и кофаундером стартапа. Он настолько поверил в идею, что вложился не только деньгами, но и всем своим временем. В 2021 году стартап пополнил Айгазы Жунисбек, физик по специальности и, как рассказывают остальные бизнес-партнеры, настоящий мозг команды. Он занял должность директора по безопасности (CSO) и стал отвечать за разработку алгоритма. «Все мы успели друг с другом поработать последние 10 лет хотя бы один раз. Рынок маленький, и мы часто пересекались», – рассказывает о коллегах Канат.

Как уточняет Айгазы, хоть японцы и разработали этот способ биометрии в 2018-м, первые упоминания идеи распознавания человека по сосудам датируются еще 1971 годом. «В разных исследованиях тех лет писали, что этот способ, возможно, сработает, но проверить его тогда никто не смог. Когда японцы разработали свой сканер, позже была определена его стоимость – $8000. Разумеется, никто не стал бы покупать его в Казахстане. Тогда мы акцентированно задумались над тем, чтобы разработать более дешевую технологию», – объясняет собеседник.

Первым шагом стала интеграция с открытыми базами данных, которых, по словам Айгазы, в Казахстане несколько. На их основе ребята начали строить собственную нейросеть. Команда провела несколько интеграций, которые глобально изменили подход к самому алгоритму, что помогло решить проблему с идентификацией больных не только сахарным диабетом, но и другими серьезными хроническими заболеваниями, которые делают сосуды менее распознаваемыми. В итоге в апреле 2021-го появилась первая версия продукта: алгоритм позволил расширить базу данных и буквально взахлеб учился сам. Простым языком, выглядит технология следующим образом: специальный сканер с помощью инфракрасного диапазона опознает обе ладони и вносит уникальный рисунок венозных сосудов в базу данных, после чего человек может с помощью руки проходить через СКУД (системы контроля и управления доступом) и даже расплачиваться в магазине. Фактически был создан не просто сканер, а и софт к нему, который получает от сканера рисунок сосудов, зашифровывает его в хеш-код и вносит в базу данных, которая находится на защищенных серверах. «Никакие ключи, карты и смартфоны для этого не нужны. Достаточно провести ладонью над датчиком – и нужная операция будет выполнена», – объясняет Айгазы.

В том же месяце Alaqan в тестовом режиме установили в одной из столичных больниц, а также интегрировали его с системой Ashyq. «Благодаря этому мы могли показывать статус человека на наличие ПЦР-теста. Больница была санитарной зоной, в которую сотрудники должны были заходить только здоровыми», – рассказывает Берик.

Пора делать бизнес

В 2022 году к команде присоединился 33-летний Александр Мосин, по специальности маркетолог и, как описывают его партнеры, человек, который помог упаковать компанию в настоящий бизнес. Он зашел в Alaqan собственными деньгами и занял позицию исполнительного директора. (Всего четверо партнеров вложили в проект за несколько лет работы $300 тыс., большую часть которых – Берик Нурымбетов.)

Александр рассказывает, что начать решили с распространения продукта в больницах и ­аэропортах – с уже существующих турникетов, которые модифицировали сканером Alaqan. Ходили и продавали себя сами, показывали презентации, приносили прототип сканера, демонстрировали, как он работает. «Но, по сути, турникеты – это учет рабочего времени, то есть очень простая функция. Я изначально понимал, что нельзя заработать только на установке нашего сканера при турникетах, мы должны были решать разные задачи», – говорит собеседник. Весь прошлый год команда совершенствовала свою бизнес-модель.

Фото: © Андрей Мосин

Сегодня у Alaqan три основных направления. Первое – Alaqan Business – это все, что связано с пропускными и СКУД-системами. Второе – Alaqan Mektep – единая система, обеспечивающая безопасность в организациях образования и позволяющая оцифровать учебный процесс. Посредством системы школьники могут получать и сдавать книги в библиотеке, оплачивать обеды в столовой, а родители могут узнавать о времени прибытия ребенка в школу и ухода из нее, контролировать его меню и траты через мобильное приложение. Автоматизация при помощи Alaqan Mektep позволяет вывести на новый уровень библиотечную деятельность, создать единый книжный фонд всех школ с оцифровкой процессов движения книг.

Работа над решением для школ началась в 2021-м, а завершен продукт был лишь к концу прошлого года. «Мы вдруг поняли, что наш сканер не работает с детьми», – разводит руками Берик. Выяснилось, что детскую ладонь идентифицировать не так-то просто, поскольку она маленькая, сосуды тонкие. Тем не менее алгоритм и «нейронка» позволили постепенно исправить эту ситуацию – нужно было сканировать и наращивать базу данных. К концу 2022 года Alaqan в день тестово сканировал 35 тыс. человек. «Человек может за день пройти пару раз через турникет, открыть дверь или идентифицироваться для учета рабочего времени. В каждом случае наша система обучается. Мы научились сканировать даже ладошки детей трех-четырех лет. Я свою дочку «отсканировал», когда ей было около шести месяцев, – смеется Берик. – Теперь наш продукт используется уже в нескольких школах Казахстана». По его словам, уровень точности идентификации составляет 99%.

Третье направление появилось у стартапа недавно – Alaqan Pay. Это тот бизнес-локомотив, который предприниматели хотят запустить. Но пока конкретных результатов нет, работа продолжается. «Было много разных попыток создать способы оплаты на основе распознавания лица, но это не очень рабочая история, поскольку очень много внешних факторов, которые влияют на погрешность. К примеру, что делать с людьми с похожими лицами? Даже Apple Face-ID допускает погрешности», – говорит Александр.

Будет ли система работать, если человек останется без руки? «Нет, не будет, потому что по сосудам должна течь кровь, – отвечает собеседник. – Зато это самая надежная биометрическая система. Например, при биометрии распознавания лица можно узнать, кто вы, незаметно считав внешность. При сканировании пальцев ваши биометрические данные могут забрать без вашего ведома. А ладонь скрыта, и сканировать ее удаленно невозможно, так как сканер работает на расстоянии 20–40 см».

Как монетизируется проект? В первую очередь это подписка на пользование софтом, а что касается «железа», то тут два варианта: покупка или аренда. То есть продукт не просто коробочный, а включает регулярную подписку на ПО. Для небольших организаций месячная подписка стоит 45 тыс. тенге. Для крупных цена зависит от количества функций и числа работников, зарегистрированных в системе. В среднем цена на турникетное решение варьируется от 300 тыс. до 1 млн тенге. Alaqan Mektep берет плату за каждого ученика – в среднем от 150 до 200 тенге. Для клиентов вроде банков – комиссия с каждой транзакции.

На сегодняшний день экспансия Alaqan сравнительно небольшая, всего 80 организаций, которые ежедневно пользуются их услугами, – это школы, больницы, госучреждения и технологичные хабы, а также офисы компаний. «Кроме этого, в марте этого года мы вышли в Турцию. Установили наши системы в Стамбуле, Анкаре. Планируем установку еще в трех турецких школах», – говорит Александр.

Ближневосточный вектор

Стартап не боится конкуренции и готов в следующем году продолжить выход на новые рынки. Число уникальных пользователей в базе суммарно перевалило за 100 тыс. человек.

По словам Александра, если сейчас рынок СКУД-систем исчисляется несколькими миллиардами долларов, то тот же рынок безналичных платежей составляет более $90 млрд. «Наша стратегия заключается в том, чтобы постепенно войти в разные сферы. Сейчас мы тестируем новый продукт Alaqan HR – учет рабочего времени сотрудников, чтобы максимально оптимизировать все процессы и улучшить дисциплину. Практически доработали Alaqan Connect – авторизация с помощью биометрических данных вместо логина и пароля. Гиганты вроде Apple Amazon и Meta к 2025 году хотят создать единую базу биометрических данных, чтобы можно было через нее авторизоваться, потому что все еще хватает лазеек, с помощью которых есть возможность обойти существующие механизмы безопасности и взломать системы. Даже двух- и трехфакторная аутентификация не дает такой защиты, как биометрия. Мы двигаемся в верном направлении», – рассуждает предприниматель.

Для выхода на новые рынки Alaqan понадобится привлечение внешних инвестиций. К концу года команда планирует привлечь $2 млн – по словам Берика, сделка находится на финальной стадии. Это позволит всерьез заняться переездом из страны. Казахстан партнеры расценивают больше как тренировочную площадку. Осенью при поддержке Astana Hub стартап прошел акселерацион­ную программу Hero Training в Кремниевой долине.

«Первый этап, который мы хотели начать, – выход в Юго-Восточную Азию, Европу и Америку, но мы изменили свои планы», – улыбается Берик. Все потому, что страны Ближнего Востока, узнав об Alaqan, заинтересовались в продукте и буквально «тянут» проект к себе. В августе этого года Берик с командой были в Кувейте, где познакомились с предпринимателями из разных стран региона. Всего за ту поездку им удалось договориться с 22 потенциальными партнерами. «Они хотят внедрять наше биометрическое решение, поскольку отпечаток пальца срабатывает плохо, а женщинам, например, лицо вообще открывать нельзя. Ладонь же – можно. У нас уже есть план внедрения и все разрешительные документы и сертификаты», – рассказывает Берик.

Кроме того, Alaqan ведет переговоры с представителями Саудовской Аравии, где планируется внедрение биометрической системы на пересечении границы в Мекку. «В день там проходит 1,5 млн паломников, и классическая биометрия, даже Face-ID допускает сбои. Мы хотим решить все их неудобства», – резюмирует Берик.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте