Почему качество интернет-соединения всё чаще вызывает недовольство казахстанцев

10106

И станет ли панацеей 5G

Фото: © pxhere / Alan Levine

С начала этого года казахстанцы массово жалуются на снижение качества мобильного интернета. Активисты даже создали онлайн-петицию с требованием отправить действующего министра цифрового развития Багдата Мусина в отставку. Тема доступа к качественному интернет-соединению стала животрепещущей и иногда даже более важной для общества, чем другие социальные проблемы, например качество здравоохранения или образования. Это неудивительно. Сегодня доступ к Сети позволяет нам не только читать новости или общаться в чатах. С его помощью производится множество других повседневных операций, например денежные переводы, заказ продуктов или получение справок. Быстрый и стабильный интернет – показатель уровня развития общества в целом.

Западные ученые даже придумали специальный термин – цифровой разрыв. Согласно исследованию «Цифровой барьер» Института инженеров электротехники и электроники (США), цифровой разрыв представляет собой социально-экономический разрыв между людьми, которые извлекают выгоду из цифровизации, и теми, кто этого не делает. «Наличие доступа к интернету дома или в школе позволяет учащимся заработать на $2 млн больше в течение всей дальнейшей жизни, чем неподключенным», – утверждается в исследовании. Поэтому для многих казахстанцев стало неожиданностью услышать официальную позицию властей касательно снижения качества интернета. В конце июля министр Мусин заявил, что, дескать, всему виной… сами пользователи, которые потребляют слишком много интернет-трафика. Поэтому, чтобы улучшить ситуацию, нужно этот трафик экономить. Действительно ли все так критично?

Астана vs Токио

11 июля в Астане прошло совещание по вопросам развития города. Тогда президент Токаев раскритиковал министра цифрового развития и потребовал объяснений касательно нестабильной работы мобильного интернета и сотовой связи. Проблема касается не только столицы – страдают и жители других городов, и сельчане. Поэтому после очередного правительственного заседания 25 июля журналисты засыпали Мусина вопросами. Именно тогда чиновник пополнил Казнет новым мемом, заявив, что вообще-то Астана обогнала Токио по скорости интернета. «Понятно, что казахстанцы привыкли потреблять 15–20 гигабайт информации. Но давайте экономить. Давайте понимать, что мобильный интернет – он дорогой. Когда домой приходите, надо переключаться на Wi-Fi. Должна быть культура экономии», – добавил он.

Согласно данным популярного сервиса по замеру скорости интернета Speedtest.com (Ookla), сегодня Казахстан занимает 64-е место среди 143 стран по скорости мобильного интернета, а также 95-е место среди 182 стран по скорости домашней сети. Есть и альтернативные ренкинги, к примеру, британского аналитического ресурса Cable.co.uk, который специализируется на сравнении провайдеров телеком-услуг по всему миру. Согласно его данным, по скорости широкополосного интернета в 2023 году Казахстан занял 155-е место среди 220 стран. Сравнение проводилось просто: определялось, насколько быстро можно скачать фильм весом 5 Гб в разных странах. В Казахстане загрузка заняла почти 58 минут, в то время как в странах из первой десятки – меньше пяти.

Парируя обвинения в низком качестве интернета, сотовые операторы и тот же министр нередко приводят в пример другое достижение: в Казахстане практически самый дешевый интернет в мире. Это так, но не совсем. По данным Cable.co.uk, Казахстан действительно в числе стран с наиболее дешевым интернетом: в 2023 году он занял второе место из 219. В среднем цена за месячный доступ к интернету у нас составляет $5,11. Но дешево не всегда значит доступно. Британские аналитики не учитывают покупательскую способность в разных странах: более корректно было бы анализировать соотношении цены на мобильный трафик и дохода на душу населения. Так, согласно данным Международного союза электросвязи (ITU), казахстанцы тратят на интернет более высокий процент от своих доходов, нежели, скажем, европейцы. Если житель Германии или Нидерландов тратит на 1Гб интернета не более 1,5% от минимальной зарплаты, то житель Казахстана – 3,5%.

Если официальные лица много говорят о низкой стоимости интернета, тарифы, скорее всего, вырастут. В середине июля все сотовые операторы Казахстана оповестили своих абонентов о скором повышении тарифов. «Мы вынуждены принять решение о небольшом изменении цен на тарифные планы. Мы осознаем, что это может повлиять на ваш бюджет, и поэтому мы предлагаем компенсацию в виде дополнительных ресурсов и услуг. Данные изменения связаны с ростом обоснованных затрат на инфраструктуру, запуском и развитием новых технологий, нарушением глобальных логистических цепочек, инфляцией, повышением стоимости электро­энергии, высокой стоимостью частот для внедрения новой технологии и другими обстоятельствами, которые создали определенные вызовы для нашей компании», – пояснили, в частности, в пресс-службе Tele2.

Еще один параметр, который важно отметить, – уровень проникновения интернета в стране. Согласно данным казахстанской маркетинговой компании Wunder Digital, в 2022 году 17,3 млн человек из 19,5-миллионного населения страны имели доступ к интернету, уровень проникновения составил 89,2%. Эти данные подтверждают международные источники, например исследовательский ресурс Wisevoter. По его данным, в Казахстане 85,9% жителей имеют доступ к интернету, по этому показателю мы занимаем 42-е место среди 149 стран.

Плюс смартфонизация всей страны

По словам директора по инновациям АО «Казахтелеком» Нурлана Мейрманова, интернет и его работа – сложный многослойный вопрос. «Чтобы «разлить» интернет-трафик по всей территории Казахстана, мы должны соединиться с оператором связи на границе через высокоскоростные интерфейсы, затем «дотащить» его до всех регионов, городов и сел. Это требует строительства магистральных сетей, у нас их более 80 тыс. км. С помощью специальных протоколов маршрутизации и распределения IP-адресного пространства интернет «льется» дальше. В регионах подключаются локальные операторы, которые передают интернет до абонентов. Для всего этого нужна мощная инфраструктура. Ее обеспечение – сложная задача с точки зрения технической реализации», – объясняет специалист.

По большей части интернет в страну проникает транзитом через Россию и Китай, однако, по словам Мейрманова, в «Казахтелекоме» быстро отреагировали на политическую повестку в регионе, и сегодня компания наладила работу точек обмена трафика через Франкфурт и Гонконг. «Мы взяли в аренду необходимую инфраструктуру до этих узлов через прилегающие страны и, соответственно, удлинили нашу автономную систему до точек обмена трафиком. Это позволяет нам иметь доступ к основным интернет-ресурсам (популярные соцсети, мессенджеры и пр.) вне зависимости от каких-либо событий. По моим расчетам, трафик с этих крупных платформ в нашей стране составляет примерно 75–80% от общего объема», – говорит собеседник.

Мейрманов согласен, что критика скорости интернета в стране местами объективна. «Казахтелеком» не скрывает, что скорость фиксированной сети невысокая из-за того, что в сети оператора есть большой объем медных подключений. «Медные телефонные линии были проложены давно, и мы их эксплуатируем, как и во всех странах мира. У нас примерно 900 тыс. пользователей, у которых скорость интернета до 5 мегабит в секунду. В оптических сетях у нас скорость достаточно большая, от 100 мегабит и выше. Поэтому мы запланировали перенос абонентов на более быстрые сети. В ближайшие три-четыре года завершим этот процесс», – обещает специалист.

Он уверен, что корень проблемы – в росте объема потребляемых данных, и в этом согласен с Мусиным. В последние годы в стране наблюдается процесс смартфонизации: если раньше количество смартфонов в мобильных сетях составляло 40–60%, то сегодня – 70%. «Фактически каждый казахстанец стал пользователем интернета. Более того, за последние несколько лет все социальные сети – Instagram, Tik-Tok, Facebook – запустили stories или reels. То есть, если раньше в YouTube люди раз в неделю загружали одно видео, то сейчас все снимают контент ежедневно. По нашим данным, в среднем каждый казахстанец «съедает» порядка 360 Гб данных в месяц, в то время как европейский стандарт составляет 260 Гб. С другой стороны, в США стандарт – 500 Гб в месяц. Это проблема, с которой столкнулись не только мы, это происходит во всем мире», – разводит руками Мейрманов.

Чтобы качество интернета было лучше, а перебои возникали реже, мобильные операторы в других странах активно внедряют новые технологии, и делается это при поддержке государства. «В развитых странах при проектировании населенных пунктов архитекторы планируют не только электричество, газ, канализацию, высоту домов, их расположение, подъезды, но и подземную инфраструктуру. Чтобы к каждому дому можно было провести кабель. Точно так же уже давно планируется размещение специальных устройств, так называемых антенно-мачтовых сооружений. Их грамотно размещают по всей территории города, чтобы обеспечить равномерное покрытие разными сетями мобильной связи. Это задача местных властей, потому что самый сложный и дорогой процесс – это выделение земель, установка башен, подведение туда электричества и коммуникаций. Это сложно, дорого и порой не под силу многим операторам», – объясняет Мейрманов.

Об экологии потребления

Перед казахстанскими телеком-операторами стоит несколько глобальных задач, считает директор Ассоциации операторов ЦОД и облачных сервисов Светлана Черненко. «Основная проблема – процесс курсирования и хранения данных, его требуется оптимизировать таким образом, чтобы все цифровые сервисы работали с наилучшим быстродействием. Глобальная задача операторов – локализация трафика внутри страны, внутри региона и своей сети. Простыми словами, операторы должны сокращать маршрут трафика от того, кто его создает, до того, кто его потребляет», – объясняет эксперт. В то же время Казахстан – не Китай, и мы не можем замкнуть все на себе, ведь пользователей относительно немного. «Сколько бы мы ни пытались создавать местные соцсети или веб-платформы, это нереалистично. Так уж сложилось, что есть Facebook, Instagram, YouTube и Twitter. Мы не можем конкурировать с этими сервисами, да и потребителей у нас недостаточно», – добавляет Черненко.

Она тоже уверена, что в словах министра и сотовых операторов о росте объема потребляемых данных есть большая доля истины, несмотря на то что на потребительском уровне это воспринимается с раздражением. Потребители привыкли к безлимитным трафикам и частому использованию интернета, что позитивно сказалось на привычке работать с приложениями. «Но сети не безразмерные. Кроме того, нужно учитывать масштабы страны и низкую плотность населения, это большие расстояния», – замечает Черненко. По ее словам, сегодня операторы во всем мире начинают лимитировать тарифы и отказываются от безлимитных пакетов. «Мы тоже проходим этот процесс. Просто в этой части тоже следует быть экологичными, то есть потреблять контент с учетом действительной потребности», – говорит эксперт. При этом она считает, что текущий переход мира на 5G-сети вряд ли сможет помочь полностью решить эту проблему, разве что косвенно, ведь сети пятого поколения разгрузят частотный ресурс текущих базовых станций.

К слову, по словам председателя правления «Казахтелекома» Куанышбека Есекеева, до конца 2027 года 80% казахстанцев получат доступ к сети 5G. Только за I полугодие текущего года нацоператор планирует инвестировать в проект по внедрению связи пятого поколения около 160 млрд тенге.

Финансовая отчетность местных телеком-компаний за 2022 год свидетельствует, что решать проблемы с качеством интернета они могут и без поддержки от государства. Так, чистая прибыль «Казахтелекома» составила 128 млрд тенге, что на 32,1% больше, чем за 2021 год. «Кселл» показал чистую прибыль в 40,3 млрд тенге – на 24,1% больше. Выручка Beeline в прошлом году составила 293,1 млрд тенге (компания не публикует данные о чистой прибыли), что на 20% больше, чем в 2021-м. Согласно данным Бюро нацстатистики, в январе – июле 2023 года объем услуг связи вырос на 8,5% по сравнению с аналогичным периодом 2022 года и составил 685,5 млрд тенге. Растут тарифы, растет число потребителей, компании строят глобальные планы по внедрению 5G.

Так что, думается, критика из-за очередных неполадок с интернетом – обоснованная реакция общества. Кстати, известный финансовый аналитик Расул Рысмамбетов полагает, что расстановка сил на нашем «тепличном» телеком-рынке может измениться в ближайшем будущем. «Мы видим, что Freedom Holding объявил о планах создать нового сотового оператора, возможно, в эту сферу захочет прийти и Kaspi. Скоро мы увидим локальные «войны» за частоты», – замечает он.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Куралай Нуркадилова: письмо Токаева, политические амбиции Смотреть на Youtube