Какую причину смерти Нукеновой назвали российские специалисты

6808

Преподаватели кафедры судмедэкспертизы московского университета не согласны с выводами казахстанских экспертов

Назкен Кусаинова
Назкен Кусаинова
Скриншот видео

В здании Верховного суда в Астане продолжился судебный процесс по делу Куандыка Бишимбаева, обвиняемого в убийстве с особой жестокостью Салтанат Нукеновой, и Бахытжана Байжанова (обвиняется в пособничестве и сокрытии преступления).

Во второй части заседания 16 апреля участники слушали заключение российских специалистов Эдуарда Туманова и Евгения Кильдюшова, данное ими на основании предоставленных экспертиз. Текст читала адвокат Бишимбаева Назкен Кусаинова.

Ответы специалистов в целом сводились к следующему: не исключается, что причиной смерти Нукеновой была старая гематома в мозгу Салтанат (которую эксперт Тахир Халимназаров назвал «микроскопической»). А синяки и ссадины на теле погибшей могли появиться от падения с высоты собственного роста и ударов об предметы окружающей обстановки вроде унитаза и раковины, причем без «приданного ускорения», то есть без толчков. Гематома же могла разорваться «даже от одного незначительного по силе травматического воздействия».

К примеру, на вопрос, было ли ухудшение здоровья Нукеновой вызвано наличием сопутствующей патологии, ответ был: «У Нукеновой имелась патология оболочек головного мозга в стадии организации (иными словами, формирования – F). Разрыв стенки субдуральной гематомы в стадии организации привел к развитию осложнения – субарахноидальному кровоизлиянию. Субарахноидальное кровоизлияние в свою очередь привело к смещению головного мозга и вклиниванию стволовых структур головного мозга в большое отверстие затылочной кости, что в итоге и явилось непосредственной причиной смерти. Следовательно, приведшее к смерти ухудшение здоровья Нукеновой было обусловлено наличием сопутствующей патологии — субдуральной гематомы в стадии организации, разрыв которой привел к наступлению смерти». По мнению московских специалистов, «какой-либо иной, отличающийся от разрыва субдуральной гематомы в стадии организации, источник внутреннего кровотечения у Нукеновой установлен не был». При этом, как считают Туманов и Кельдешов, продолжительность жизни Нукеновой после того, как в ее мозгу разорвалась гематома, составила от 12 до 18 часов.

Кроме того, по заключению, «нельзя исключить, что субдуральная гематома в стадии организации могла быть обусловлена локальным патологическим состоянием оболочек головного мозга, например разрывом сосудистой мальформации или аневризмы, которые ранее не были диагностированы». Проще говоря, у погибшей в мозгу изначально могли быть нездоровые сосуды, которые разорвались за несколько недель до происшествия в гастроцентре. А потом в эту имеющуюся гематому излилась кровь от «незначительного» удара, что и привело к смерти. Сама же гематома, образовавшаяся за три-четыре недели до смерти, также не была результатом травматических повреждений головы, считают специалисты.

Вывод о том, что Нукенова скончалась от тяжелой закрытой черепно-мозговой травмы, «не только не обоснован, но и противоречит фактическим данным», уверены московские специалисты. «Каких-либо травматических повреждений, участков ушиба, размозжения головного мозга при исследовании трупа Нукеновой обнаружено не было. Все повреждения – отек, дислокация, ущемления мозжечка – были обусловлены развитием подоболочного субарахноидального кровоизлияния», – процитировала заключение Назкен Кусаинова.

Выслушав все выводы московских специалистов, судья удалилась в совещательную комнату, чтобы решить, будет заключение признано недопустимым доказательством или нет.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить