Мать Бишимбаева впервые выступила в защиту сына в суде

13221

И просила «понять ее как мать»

Альмира Нурлыбекова у микрофона
Альмира Нурлыбекова у микрофона
Кадр из видео с трансляции заседания суда

16 апреля продолжается судебный процесс по делу экс-министра экономики Куандыка Бишимбаева, которого обвиняют в убийстве с особой жестокостью и истязаниях своей гражданской супруги Салтанат Нукеновой.

Одиннадцатое заседание началось с ходатайства защиты второго подсудимого Бахытжана Байжанова, которого обвиняют в укрывательстве преступления. Как сообщил его адвокат Газиз Ынтыкбаев, это ходатайство не входит в компетенцию присяжных, поэтому попросил рассматривать эти вопросы без них, а также приостановить онлайн-трансляцию и освещение в СМИ.

За то время, что не велась трансляция, брат погибшей Айтбек Амангельды в кулуарах суда рассказал журналистам, что адвокаты Байжанова просили изменить ему меру пресечения на домашний арест.

– Адвокаты Байжанова хотят, чтобы его отпустили из ИВС, и он остаток суда провел дома. Но прокуратура не поддержала просьбу, потому что нет основания. Наша сторона тоже не поддержала, – рассказал Амангельды.

Как объяснил брат Салтанат Нукеновой, адвокаты Байжанова настаивают на том, что в ИВС «ему грозит опасность, в том числе и от самого Бишимбаева».

– Как я понял, руководство [ИВС] тоже угрожает Байжанову и давит на него. Этому нет никакого подтверждения, только с их слов. Вот и пошли все возражения... Судья рассматривает эти ходатайства, — рассказал Айтбек Амангельды.

После достаточно длительного перерыва трансляцию возобновили и продолжили заседание с ходатайства гособвинителя Айжан Аймагановой. Прокурор попросила суд признать недопустимыми доказательствами заключения, которые дали казахстанский специалист Тлемисов (не приобщено к делу) и российские специалисты Туманов и Кильдюшов по запросам адвокатов Бишимбаева. Как объяснила Аймаганова, эти исследования имеют «диаметрально разные заключения» в отличие от тех, что проводила комиссия экспертов в рамках досудебного расследования. Более того, эти заключения, по ее мнению, имеют ряд нарушений, а сами специалисты не смогут понести уголовную ответственность за заведомо ложные заключения.

– По поводу заключения исследования специалистов из Москвы Туманова и Кильдюшова. Основания о признании недопустимости этих заключений состоят в том, что эксперты из РФ, проводя исследования и выдавая заключения, не могут нести ответственность за дачу заведомо ложного заключения в рамках УК РК. Они физические лица другого государства, выходя за пределы своей компетенции, дали оценку выводам [досудебной] экспертизы, проведенной в соответствии с законодательством Казахстана, с соблюдением всех требований и норм уголовно-процессуального законодательства, правил судебных экспертиз и исследований, предусмотренных МЮ РК, – высказалась прокурор и добавила, что данное исследование «было проведено на основании договора с адвокатом Бишимбаева, который предусматривал оплату за предоставление услуг».

– В связи с этим мы считаем, что налицо заинтересованность специалистов в получении материальной выгоды, а у адвокатов – получение выгодного для них исследования, – подытожила Аймаганова.

Доводы гособвинителя поддержали адвокаты потерпевшей стороны, при этом сторона защиты Бишимбаева настаивала на том, что доводы прокуратуры необоснованы.

– Мы как адвокаты имеем полное право на основании договора, адвокатского запроса, запрашивать [экспертизу] из любых стран, с которыми [у Казахстана] имеется международная конвенция. Я имею право собирать, предоставлять предметы и документы, сведения, а также иные данные, необходимые для оказания юридической помощи, которые подлежат обязательному приобщению к материалам уголовного дела, – настаивала адвокат Назкен Кусаинова и добавила, что адвокат вправе получать на договорной основе заключения дополнительных экспертов.

Затем Кусаинова озвучила еще несколько статей разных кодексов, согласно которым адвокаты имеют право на дополнительные экспертизы, и попросила отказать в удовлетворении ходатайства прокурора.

Доводы коллеги поддержали еще два адвоката Бишимбаева – Ерлан Газымжанов и Лейла Рамазанова.

– Главное, что нас поразило в доводах гособвинителя – это то, что выводы нашего специалиста диаметрально противоположны выводам Халимназарова. Что это за основание? Если выводы другого эксперта противоречат выводам Халимназарова, то значит всё, мы не будем их допускать? Это же однобоко! Мы должны слушать не только Халимназарова, которого привлекла потерпевшая сторона, но пускай [присяжные] послушают и эксперта, которого привлекла сторона защиты. Для объективности. А так-то, конечно, можно хлопать и радоваться, что Халимназаров вот так ответил, а других мы не будем слушать. Давайте рассмотрим все исследования и затем уже сделаем выводы кто из них прав, – высказался Газымжанов.

За отмену ходатайства прокурора высказалась и мать Бишимбаева, которая считается общественным защитником обвиняемого и присутствует на всех судебных заседаниях. 

– Я, конечно, не юрист, может быть, я не так выражаюсь. Но я считаю, что если вы не примите заключения московских специалистов, то конституционные права моего сына в том, что он должен защищаться и предоставлять свои доводы для своей защиты, будут ущемлены. Поэтому прошу вас, суд, прокуроры, присяжные, потерпевшая сторона, понять меня как мать, я от всего сердца говорю это, – сказала Альмира Нурлыбекова.

Судья Айжан Кульбаева постановила сначала огласить заключение московских специалистов, после чего она примет решение, приобщать ли его к делу. 

Далее Назкен Кусаинова начала зачитывать заключение, но не закончила, так как судья объявила перерыв.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить