Антиваксеры обнаружились среди преподавателей медицинских вузов Казахстана

34819

Об этом корреспонденту Forbes рассказала известный врач Елена Хегай

Елена Хегай
Елена Хегай
Скриншот

Одна из самых известных в Казахстане врачей, клиницист, семейный доктор Елена Хегай стала очередной гостьей программы Forbes Q&A. Вместе с ведущим, главным редактором Forbes.kz Виктором Бурдиным они обсудили основные тенденции в области здравоохранения Казахстана и мира.

Вспышка кори

Одна из насущных тем, которая за последний год коснулась жизней десятков тысяч казахстанцев, – вспышка кори. Ведущий напомнил, что в конце 2023 года Казахстан «благополучно» возглавил антирейтинг ООН, став страной с самой высокой заболеваемостью корью в мире. Как выяснили в ВОЗ, в Казахстане уровень заболеваемости достиг 88,9 случая на 100 тысяч человек, и 70% заразившихся – непривитые дети. Отталкиваясь от этой статистики, Виктор Бурдин поинтересовался у своей собеседницы: как же так случилось?

Отвечая на этот вопрос, Елена подчеркнула, что такой сценарий развития был вполне ожидаем, ведь она лично еще в 2015 году начала бить тревогу о «тревожных темпах снижения охвата вакцинацией».  

– То есть это из-за вакцинации произошло? – уточнил Виктор Бурдин.

– Конечно! У нас пропал коллективный иммунитет к кори, и то развитие событий, которое мы имеем на сегодняшний день, – это естественный результат, – уточнила Елена. – Корь – это одна из самых тяжелых детских инфекций. У нее очень высокий риск осложнений, которые могут быть довольно серьезными, вплоть до слепоты, глухоты, умственной отсталости. Но самое коварное отсроченное осложнение – это подострый склерозирующий панэнцефалит. Это воспаление головного мозга, которое может развиваться спустя от 3 до 25 лет после перенесенной болезни, причем абсолютно неважно, в какой форме протекало заболевание. То есть можно заболеть корью в легкой форме и всё равно в какой-то момент получить осложнение, и это фатальное осложнение, так как здесь происходит воспаление головного мозга с постепенным отключением всех функций: когнитивной, двигательных, вплоть до полной остановки дыхания. В 2022 году, если я не ошибаюсь, было зарегистрировано 32 случая панэнцефалита, из них 30 – это как раз отголоски тех вспышек кори, которые мы наблюдали в 2004–2005 годах, когда болели старшие школьники, студенты и молодые взрослые. И была вспышка в 2018–2019 годах, которая пошла на спад только «благодаря» ковиду, потому что нас всех посадили на карантин.

Антипрививочное движение

Ведущий также напомнил, что Казахстан одна из немногих стран в мире, которая занимается разработкой вакцин.

– Во время пандемии мы очень гордились своим QazVac, научно-исследовательской группой и тем институтом, который ее разработал. Так почему с одной стороны кажется, что Казахстан в вопросах вакцинации впереди многих других стран, но при этом наблюдается повальный отказ от вакцинации? – поинтересовался Виктор. 

На этот вопрос Елена ответила, что началась эта антипрививочная тенденция во всём мире из-за того, что бывший британский врач Эндрю Уэйкфилд провел свое исследование, результаты которого якобы показывали взаимосвязь комбинированной прививки от кори, паротита и краснухи с развитием аутизма. Эти исследования со временем опровергли многие ученые со всего мира, но вред общественному сознанию уже был нанесен.

– Потребовалось большое количество времени, чтобы опровергнуть результат этих исследований, и более образованные слои населения, особенно за рубежом, уже не верят этому фейку, мифу. Эта волна страха спала и давно забыта. К нам это [антипрививочное движение] пришло позже. Первые отказы от вакцинации я стала замечать в 2013–2014 годах, когда родители мотивировали это тем, что боятся аутизма. И до сих пор данная версия у нас остается популярна, несмотря на то, что прошло уже больше десяти лет. Это главный фактор [отказа от прививок], который мы слышим и который уже распространяется не только на вакцину от кори, паротита и краснухи, это уже приписывают всем остальным вакцинам, – разводит руками врач.

«Не удивляйтесь, что у нас такие врачи»

Усугубляет ситуацию с вакцинацией еще и то, что в числе казахстанских антиваксеров состоят не только родители, но и сами медработники.  Ведущий привел примеры, когда в некоторых поликлиниках медсестры отговаривали пациентов ставить прививку от коронавирусной инфекции, выливали содержимое ампулы и выдавали фейковые паспорта вакцинации. В то же время люди из других стран с нетерпением ждали поставок вакцины в их регионы, а там, где вакцины были, пациентам приходилось по нескольку месяцев стоять в очереди за уколом.

– На самом деле уже сейчас страшно от того, что у нас происходит с медицинским образованием, потому что, к сожалению, многие доктора наук, профессора сами являются противниками вакцинации и учат этому будущих врачей. За рубежом любого медработника, который с высоких трибун преподносит свои противопрививочные взгляды, лишили бы лицензии и всех научных званий, как это сделали с Эндрю Уэйкфилдом. А у нас до сих пор мнение таких экспертов стоит во главе угла. Это профессора, доктора наук с соответствующими регалиями, академическими степенями. У нас все ругают врачей и медицину, но если им преподают такие люди, то тогда можно не удивляться тому, что у нас такие врачи, – констатировала Елена.

Елена Хегай также добавила, что рост числа тех, кто не ставит прививки, связан еще и с уровнем образования.

– На самом деле тех факторов, что внесли свой вклад в общественное мышление, очень много. В том числе это пробелы в образовании, не только медицинском, они у нас начинаются со школы. Нас не учат и никогда не учили критическому мышлению. Нас и наших детей не учат проверять информацию, критически ее анализировать, осмысливать, искать доказательства. Поэтому у нас считают за правду слова тех, кто громче кричит и убедительнее говорит, – сказала Елена.

Не остались незамеченными вопросы «тиктокизации» и агитации в социальных сетях. Спикеры порассуждали о высокой стоимости услуг частных врачей, обсудили, какие еще есть недостатки и проблемы у казахстанской медицины, чем опасно лоббирование фармкомпаний, и другие актуальные вопросы казахстанского здравоохранения. Подробнее в выпуске программы Q&A на YouTube-канале Forbes Kazakhstan.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить