Почему в Казахстане наука остаётся дорогой бесполезной игрушкой

Мнение, что самые передовые технологии можно купить, ошибочно. Никто и никогда не будет продавать технологию, пока её использование приносит больше денег, чем её продажа

Фото: aha24x7.com

Именно поэтому все без исключения развитые страны мира инвестируют в собственную науку. Но спрос на инновации создает не наука, а общество, государство и частный бизнес.

Казахстанская наука в цифрах

Каков вклад научного сектора в экономику Казахстана? Однозначного ответа на этот вопрос официальная статистика, к сожалению, не даёт. Пока в значительной степени речь идёт главным образом об инвестициях. По официальным данным, в 2014 затраты на научные исследования в Казахстане составили 66,4 млрд тенге, что в 2,5 раза больше по сравнению с 2010. Были реализованы сотни научных программ, получены тысячи патентов. Только в 2014, по данным Министерства образования, в производстве были использованы результаты 118 научных проектов. Количество научных работников увеличилось с 15 тыс. в 2009 до 25,8 тыс. в 2015.

Если рассматривать развитие науки как инструмент диверсификации, создания новых производств и ухода от сырьевой зависимости, то приходится констатировать, что заметного результата для экономики в целом эти инвестиции пока не принесли. Доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП Казахстана снизилась с 11,8% в 2008 до 11% в 2014. В последние годы обрабатывающая промышленность стагнирует – рост физического объема произведенной продукции в первом полугодии 2015 составил в сравнении с 2013 и 2014 0% и 0,3% соответственно. В машиностроении, например, в 2015 объемы производства упали на 29,5% против 2013 и на 30,7% против 2014. Доля несырьевой продукции в структуре экспорта за 5 лет уменьшилась на 4% и составила 24% по итогам 2014.

По оценкам экспертов, с 2002 по 2013 дополнительные доходы только от роста цен на нефть суммарно привлекли в Казахстан более $250 млрд. Однако казахстанский бизнес инвестирует эти средства в основном за пределами страны. Статистика показывает долгосрочное снижение инвестиций в экономику: от 30% ВВП в 2007 до 21,2% ВВП в 2013. По данным Нацбанка РК, с 2008 по 2013 уровень годового роста инвестиций в основной капитал сократился с 14,8% до 6,9%. Заработав деньги в сырьевой сфере, инвесторы стремятся застраховать риск падения спроса на сырье. Они выводят средства за границу, потому что в Казахстане слишком мало привлекательных и конкурентоспособных компаний, которые не зависели бы от цен на сырьё и связанных с этими ценами колебаний внутреннего спроса.

Учёные не знают, что нужно экономике

Разорвать этот замкнутый круг можно только путём создания наукоёмких производств, которые бы были конкурентоспособны не только на внутреннем, но и на мировом рынке. Немало небольших стран в Европе и Азии успешно прошли этот путь и создали высокотехнологичные компании, успешно продающие продукцию по всему миру.  Как правило, создание таких компаний становится национальным проектом, получающим поддержку всеми имеющимися у государства средствами.

Научные учреждения и научные кадры в Казахстане обладают серьёзным потенциалом и могли бы стать основой для такой наукоёмкой индустрии. Для этого необходима тесная связь между наукой и промышленностью, причём задачи учёным (за исключением сферы фундаментальных исследований) должен ставить реальный сектор экономики.

Однако сегодня инициаторами исследований и разработок часто выступают сами учёные. Как мы знаем, в 2011 была проведена модернизация системы финансирования науки. По данным АО «Национальный центр научно-технической информации», из 4354 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), выполненных в 2014, 44,7% состоялись на основе грантового финансирования, которое было выделено по итогам конкурсов на 2012-2014 и 2013-2015. Напомню, что гранты выделяются путём отбора проектов, инициированных и подготовленных самими научными учреждениями и коллективами учёных. Таким образом, половина всех средств, выделенных средств государством на научные исследования, тратится на работы, выполнение которых не было заказано реальным сектором.

Вместе с тем в последние годы отмечается тенденция к снижению доли исследований, выполняемых за счёт бюджетных средств: самый низкий её уровень наблюдался в 2014 – всего 38% (2013 – 53,7%; 2012 – 87,1%; 2011 – 55,4%; 2010 – 77,5%; 2009 – 93,1%).

За счет чего идёт снижение? Снижается доля НИОКР, выполняемых в рамках научно-технических программ (НТП), хотя все предыдущие годы она доминировала. В 2014 эта доля составила лишь 25,8%, хотя в 2009 за счет программно-целевого финансирования реализовалось 77% НИОКР. Низкие затраты на целевые НТП со стороны государственных компаний и холдингов говорят о слабой инновационной составляющей их деятельности и отсутствии стратегических задач на создание новых высокотехнологичных продуктов.

Продвижение мировой науки за счёт Казахстана

В условиях недостаточного спроса со стороны реального сектора на практически применимые продукты результативность отечественной науки оценивается не с точки зрения создания эффективных технологических решений для экономики, а по  мониторингу вторичных показателей, таких как количество опубликованных статей, цитируемость и т.д.

В результате наиболее эффективной сферой научной деятельности оказываются фундаментальные исследования, в цели которых изначально не входит создание практически применимой технологии. Анализ результатов НИОКР, выполненных в рамках грантового финансирования за 2012-2014 (1525 работ), показал, что работы фундаментального характера (60,7%) чаще публикуются в зарубежных изданиях; их доля составляет 90%, а в расчете на одну НИОКР публикационная активность составляет 10 единиц. По прикладным работам эти показатели несколько меньше – 80% и 8 единиц соответственно. В казахстанских изданиях на одну НИР фундаментального характера приходится в среднем 21 научный труд, что почти вдвое выше, чем по прикладным (11 трудов).

Самая высокая публикационная активность в отечественных изданиях отмечается по исследованиям в области общественных наук – 32,5 единиц на 1 НИР, что выше в 2,5-3 раза, чем по остальным разделам науки. В зарубежных же рейтинговых изданиях наблюдается преимущество за публикациями в области естественных и точных наук, сделанных в основном по результатам фундаментальных исследований. Фактически мы на бюджетные средства двигаем вперёд мировую науку, не получая при этом видимого эффекта для собственной экономики.

Результаты работ активно патентуют – получили охранные документы 48% всех исследований. Соотношение полученных патентов также говорит в пользу фундаментальных исследований: примерно 2 результата НИОКР против 1,6 результата в сфере прикладных исследований.

Однако эти патенты в большинстве остаются невостребованными реальной экономикой. Доля работ, результаты которых внедрены и подтверждены актами о внедрении, составляет всего 14% по прикладным работам и в 2 раза меньше – по фундаментальным. Наибольшее количество разработок внедрено в сфере медицины, сельского хозяйства и экономики.

Значительная часть отчётов о НИОКР, получивших грантовое финансирование, была отклонена экспертизой. По данным Национального центра научно-технической экспертизы, это 196 отчётов за 2012-2014.

Ещё меньшее реальное применение находят результаты диссертационных исследований на соискание ученой степени PhD.  Например, были внедрены лишь 6% из 434 работ, зарегистрированных в 2014. Это почти в 10 раз ниже уровня внедрения по прежней системе подготовки кадров, а также ниже уровня внедрения работ, выполненных по грантам (13,6% и 6,8% по прикладным и фундаментальным исследованиям, соответственно, за 2012-2014). Дополнительными негативными факторами может являться слишком короткий срок докторантуры, не дающий учёному возможности осуществить внедрение, а уход большей части защитивших докторские диссертации из сферы науки и отсутствие системы, при которой новоиспечённый доктор может продолжать свои исследования.

По норвежскому следу

Связь между объемом финансирования, результативностью исследований и внедрением очевидна, однако она находится в прямой зависимости не только от механизмов финансирования и контроля, но и от институциональной структуры. Даже самый талантливый и работоспособный учёный, продуцирующий новые знания или важный продукт, не может одинаково успешно заниматься и наукой, и продвижением её результатов в производство. Для этого должны быть задействованы соответствующие структуры и специалисты. Отечественной науке требуется масштабный заказ от отечественной экономики.

Кроме того, нужно, наконец, подумать о создании опытно-производственной базы, на которой проводились бы апробация и последующее внедрение разработок. Создание такой базы возможно только на базе предприятий реального сектора.

С этой точки зрения показателен опыт Норвегии, которая добилась того, что иностранные корпорации, работающие на местном рынке, проводят локализацию, размещая заказ на разработки тех или иных технологий в этой стране. Речь идёт о заказе на практические разработки местным научно-исследовательским институтам. Инвесторам, которые это делают, Норвегия даёт значительные налоговые льготы и преференции. Государство снижает налоговые вычеты на 18-20% (в зависимости от числа сотрудников компании) при аналогичных расходах на НИОКР.

Правительство Норвегии разработало правила передачи технологий, созданных в университетах, промышленным предприятиям. В результате исследовательские институты получили возможность осваивать свои изобретения, сократился цикл от выдвижения новой идеи до её коммерческого использования в новых продуктах, технологиях и производственных процессах. При этом Норвегия продолжает увеличивать государственное финансирование НИОКР – промышленные предприятия способны создавать новые методы и прорывные технологии только в случае долгосрочных обязательств государства в области исследований. Опыт Норвегии по передаче в научную и промышленную сферу страны новых технологий, используемых иностранными компаниями, и отчётов заслуживает внимания и применения в Казахстане, где большой сектор индустрии также находится в руках иностранного капитала.

Над какими научными проектами работает частный сектор?

Для системной поддержки науки и продвижения ее результатов в Казахстане до конца 2015 планируется принять Закон «О коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности». Принятие этого документа, вне всяких сомнений, позволит стимулировать бизнес на внедрение отечественных технологий и разработок, усилить роль офисов коммерциализации технологий, созданных в вузах и НИИ, развить сервисную инфраструктуру коммерциализации научно-технической деятельности.

Хотелось бы внести в будущий закон некоторые важные предложения. Фактором, осложняющим построение системы «наука – производство – рынок», является отсутствие в Казахстане управляющего органа, который координировал бы формирование и реализацию всех научно-технических программ и проектов со стратегическими программами развития отраслей реального сектора. Подобная ситуация наблюдается во всех бывших республиках СССР, кроме Белоруссии, где эти функции осуществляет Государственный комитет по науке и технологиям. Как показывает практика, именно Белоруссия сегодня в рамках ЕЭС демонстрирует опережающий рост экспорта готовой продукции.

Казахстан поставил целью создание инновационной экономики, однако фактически государство сегодня даже не имеет полных данных, позволяющих составить объективную картину инновационной активности в стране. В некотором роде объединяющую функцию осуществляет АО «НЦНТИ», проводя государственную регистрацию НИОКР и НТП и их информационно-аналитическое сопровождение. Однако информация, поступающая в АО «НЦНТИ» в ходе госрегистрации НИОКР, не охватывает значительную часть проводимых научных исследований. Госрегистрация регламентируется Законом РК «О науке», согласно которому ей подлежат в обязательном порядке НТП и НИОКР, выполняемые только за счёт госбюджета. Проекты, выполняемые за счет собственных средств организаций-исполнителей, регистрируются на добровольной основе, даже если эти организации принадлежат государству. Доля таких работ постоянно растет и в 2014 достигла 52%.

Неоднократные предложения Национального центра научно-технической информации о необходимости госрегистрации всех НИОКР (вне зависимости от ведомственной принадлежности и формы собственности организации-исполнителя) и о включении этого пункта в Закон РК «О науке» приняты не были. Отсутствие такой нормы, а также мер стимулирования и контроля лишит органы власти серьёзного инструмента мониторинга и управления инновационной активностью в экономике.  

До недавнего времени АО «НЦНТИ» испытывал затруднения с получением информации обо всех НТП, утвержденных к финансированию на текущий год, несмотря на регулярные письменные обращения в МОН РК о необходимости предоставления этих сведений. В 2015 такой перечень, наконец, получен. Но в государственный реестр программ, охватываемых информационно-аналитическим сопровождением и мониторингом результативности, целесообразно также включать государственные и социальные программы, содержащие научную часть.

В заключение хотелось бы отметить, что научные исследования являются такой же базовой и инфраструктурной отраслью экономики, как энергетика и транспорт. Научные учреждения изначально создавались для выполнения заказов со стороны реального сектора. Поэтому без создания по-настоящему инновационной экономики, в которой научные исследования станут составной частью производственного процесса, наука будет играть роль дорогой, но бесполезной игрушки. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заслуженный деятель РК, кандидат политических наук

 

Статистика

9550
просмотров
1
комментарий
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

1 комментарий