Рахим Ошакбаев: Как правительства мира играют в «открытость»

В Париже прошёл саммит партнерства «Открытое правительство». Итоги мероприятия подводит представитель Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев

Рахим Ошакбаев.
Фото: Андрей Лунин
Рахим Ошакбаев.

Взаимоотношение правительства и граждан вот уже как 5 лет перешло на новый уровень. В 2011 году на 66 сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке 8 стран основали партнерство «Открытое правительство» (Open Government Partnership, или OGP). Причем, наряду с традиционно развитыми странами - США, Великобританией и Норвегией - в роли основателей выступили Бразилия, Мексика, Индонезия, Филиппины и ЮАР.

Создание OGP настолько соответствовало веяниям времени, что сегодня в него вступили уже более 70 стран. 4-й глобальный саммит OGP в Париже, прошедший 7-9 декабря 2016, посетили 3 тыс. участников, среди которых главы государств и правительств, министры, депутаты, неправительственные организации, исследователи, программисты и журналисты. Саммит открыл президент Франции Франсуа Олланд, приветственные речи прислали президент США Барак Обама и премьер-министр Канады Джастин Трюдо.

Центр прикладных исследований «ТАЛАП» также принял активное участие в саммите, его семинарах и панельных дискуссиях от неправительственного сектора Казахстана.

Что же такое OGP?

В первую очередь, это – многосторонняя инициатива, в рамках которой правительства берут на себя конкретные обязательства по обеспечению прозрачности, расширению прав и возможностей своих граждан, борьбе с коррупцией, а также использованию передовых технологий для укрепления системы управления. Этих обязательств сегодня насчитывается уже более 2,7 тыс., и они прописаны в национальных планах правительств, которые разрабатываются и отслеживаются гражданскими объединениями внутри страны. Для понимания важности гражданского сектора следует отметить, что половина членов руководящего комитета OGP (11 из 22), в обязанности которого в том числе входит включение и исключение стран, состоит из гражданского сектора.

Может ли Казахстан вступить в OGP?

Может. Существует 4 базовых критерия для присоединения к OGP: бюджетная прозрачность, доступ к информации, декларирование активов представителей власти, вовлечение граждан. Как утверждают представители OGP, Казахстан уже соответствует этим критериям и имеет все возможности присоединиться к партнёрству. Для этого требуется лишь письмо о намерении участия, подписанное главой государства, в котором страна декларирует приверженность принципам OGP, а также дальнейшее соблюдение этих принципов.

Что Казахстан должен будет делать, если вступит в OGP?

Определенная уникальность OGP заключается в том, что это – добровольное партнерство. OGP не предписывает стандарты к открытости, которым страна должна следовать, не указывает, что нужно менять в первую очередь. Вместо этого OGP призывает правительства и граждан каждой страны самостоятельно, на основе лучших практик, вместе определить собственные приоритеты по реформам.

Таким образом, Казахстан, если решит присоединиться к движению, должен будет определить ответственный уполномоченный орган и провести широкие публичные консультации с казахстанским гражданским обществом о страновых обязательствах в рамках OGP, а также экспертные консультации со странами-участницами и оргкомитетом. Результатом этой работы доложен стать национальный план действий на 2 года, прогресс которого будет оцениваться как самой страной, так и OGP по утвержденной методике.

Зачем Казахстану OGP?

На то как минимум две причины. Пятая институциональная реформа президента Назарбаева направлена на обеспечение транспарентности и подотчетности государства, что полностью соответствует принципам OGP. Как и в жизни, процесс достижения цели гораздо более эффективен, когда ты берешь на себя публичные обязательства.

Кроме того, OGP – это лучшие практики в решении многих актуальных и пока неактуальных для Казахстана задач. Помимо стандартной риторики, программой саммита были охвачены относительно новые для казахстанского восприятия темы: «открытая контрактация», «OGP-хакатон» (форум разработчиков, программистов, дизайнеров, менеджеров по решению конкретных технических проблем в открытости данных), «открытое правосудие», «высказываются дети», «потенциал блокчейнов в перезагрузке демократии», «подотчетные алгоритмы», «раскрытие публичных данных на местном уровне, как основа для представительной демократии», «цифровые технологии и люди с ограниченными возможностями», «взаимодействие с крупным бизнесом через открытые данные для создания экономической ценности», «институционализация открытости парламента» и т.д.

Из наших ближайших соседей и стран СНГ в OGP участвуют Армения, Грузия, Молдавия и Украина. Примечательно, что проект из Украины по организации частным сектором площадки электронных госзакупок (Prozorro) занял первое место в конкурсе OGP.

Но больше всего приятно удивила Грузия, участвовавшая в саммите в «полном» составе, во главе с президентом Георгием Маргвелашвили, членами правительства и большим депутатским корпусом. Страна решила идти на максимальную открытость не только в правительственном секторе, но и в парламенте. В 2017 ожидается председательство Грузии в OGP и проведение следующего саммита в этой стране.

Что беспокоит граждан мира?

В одобренной Парижской декларации об открытом правительстве указано, что успехом в последующие 5 лет будет реальное выполнение правительствами своих обязательств, принятых в рамках национальных планов. Оказалось, что в имитацию процесса «открытости» играют многие правительства, вследствие чего появился новый термин openwashing (или по-русски - «очковтирательство»).

Появился он по аналогии термина greenwashing («зеленый камуфляж»), введенного в конце 1980-х охранником окружающей среды Джеем Вестервельтом. Он критиковал практику гостиниц по вывешиванию плакатов с призывом многократно использовать полотенца, чтобы «сохранять» окружающую среду. В реальности гостиницы таким образом пытались сократить затраты на стирку, то есть greenwashing работает тогда, когда получение прибыли вуалируется «заботой о природе», либо когда компании устраивают «кампанейщину» своих экологических преимуществ и достижений без каких-либо реальных действий.

В том же духе используется openwashing, когда правительства или корпорации используют модную риторику «открытости» только в целях пиара, хотя де-факто ключевые вещи остаются закрытыми или цели «открытости» не достигаются. Правительства многих стран имеют тенденцию откровенно манипулировать процессом «открытости», выбирая отдельных, «аффилированных» представителей гражданского общества для консультаций.

Анализ OGP показывает, что «открытость» правительств падает почти в два раза во время перехода от разработки к реализации национальных планов. Только треть правительств (35%) приглашает представителей гражданского общества к «прямому участию». Более половины (53%) правительств на этапе разработки предпочитают просто «консультироваться», а 12% не консультируются вовсе или просто «информируют». Но уже на этапе реализации 39% правительств даже не консультируются с гражданским обществом, а «просто информируют» 14% правительств.

В ходе семинаров рассматривался и другой тип «имитации открытости». Дело в том, что использовать термин «открытые данные» любят все правительства, и из года в год принимают все больше обязательств. Но Программа развития ООН четко определяет, что информация доступна тогда, когда она: а) пригодна для пользования, б) полезна и в) используется.

Правительства сосредоточены только на первой компоненте, когда «данные есть, их можно найти и считать через компьютерные программы». Данных, информации и документов, как правило, действительно много, но они публикуются в неудобном, неструктурированном виде, через сложные схемы на сайтах, либо не публикуются вовсе. Неоднозначна и их полезность, ценность для граждан, использующих их для эффективности и траспарентности решений правительства.

Почему так происходит?

Дело в том, что в ряде стран имеет место недостаток спроса на подобного рода информацию со стороны гражданского сообщества, либо недостаточный профессионализм его представителей для обработки информации. Повсеместным явлением является ситуация, когда правительство ведёт диалог только с наиболее лояльными экспертами, давая им преференции по доступу на свои площадки и раздавая им госзаказ.

Именно по этой причине одним из важнейших тезисов Парижской декларации было обязательство государств-членов сотрудничать с гражданским обществом при решении различных вопросов. Все меры по открытости правительства бесполезны, если нет пользователей данных – неправительственных организаций.

Например, рассмотрим такое явление, как коррупция. Влияние активности гражданского общества на снижение коррупции подчеркивается проведенными исследованиями. Естественно, есть исторические факторы, предопределяющие коррупцию в обществе – протестантизм, английское право, бывшая колония Британской империи и т.д. Но обнаружился ряд других важных факторов – количество пользователей Facebook, прозрачность бюджета, свобода прессы и т.д. Кроме того, оказалось, что формальные законы о доступе к информации не влияют на уровень коррупции и эффективность правительства, если отсутствует вовлеченность общества в работу правительства. Для отслеживания этого фактора, разработчиками создан специальный Public integrate index, в соответствии с которым Казахстан занимает 93 место из 105 стран.

Вопрос доверия населения к власти остается ключевым. В мире происходят тектонические изменения в отношениях между государством и населением, благодаря социальным медиа и цифровизации. Политическим лидерам все тяжелее оставаться закрытыми – как подчеркнул министр внутренних дел Германии, существует мнение, что нет больше «правых» и «левых», есть «открытые» и «закрытые».

Особенно важно доверие и участие граждан на местах. Так, в Париже запустили специальное приложение, где граждане могут голосовать за проекты, которые финансируются за счет местного бюджета. Аналогичная инициатива практикуется в других небольших городах Франции, где граждане вовлекаются по принципу Агоры (древнегреческое место, где любой желающий мог высказаться). Создаются онлайн-ресурсы, где освящается график и места для обсуждений насущных проблем.

В Уругвае правительство пошло дальше и проводит свои заседания во главе с президентом в разных городах в присутствии граждан, которые могут по ходу заседания задавать вопросы.

Меры правительств по повышению доверия к себе могут давать очень хороший эффект. Так, упоминался пример жителей одного региона, у которых появилась возможность напрямую голосовать за местные проекты (дороги, школы и т.д.) и отслеживать прогресс. Как только жители почувствовали подконтрольность расходов, возникло доверие к местным органам, в результате чего сбор налогов увеличился в 16 раз. Это релевантно по отношению к дискуссии о взаимосвязи эффективности государственных расходов и роста налоговых поступлений.

Какие выводы стоит сделать Казахстану?

Вступление нашей страны в OGP может оказать положительное влияние на реализацию реформ, однако не гарантирует успеха в достижении настоящей открытости правительства.

Казахстанское правительство, без преувеличения, сделало очень многое за годы независимости в части открытости и развития гражданского общества. Возможно, гораздо больше, чем страны-участники OGP. У нас уже есть электронное правительство, «Правительство для граждан», государственные закупки и закупки квазигосударственного сектора переведены в онлайн-режим. Достаточно много данных в открытом доступе на сайтах министерств и комитетов, действует информационно-правовая система НПА «Адилет».

Ускоренное развитие получила инфокоммуникационная инфраструктура, благодаря чему Казахстан оказался в числе лидеров по количеству абонентов мобильной связи на душу населения, а количество активных пользователей социальных сетей перевалило за 3 млн.

Для регулирования этих процессов, в Казахстане создано два профильных министерства – информации и коммуникаций, а также по развитию гражданского общества. Апогеем всего стало включение открытости государства в стратегические приоритеты страны.

В последнее время все чаще звучат призывы к большему регулированию интернет-пространства, в особенности в свете последних событий, связанных с атаками на органы правопорядка и обороны. Угроза терроризма реальна, но, как отмечал на саммите президент Франции, демократия, когда ее атакуют, должна не уходить за баррикады, а принципиально демонстрировать большую приверженность своим принципам.

Для того, чтобы объявленные нами принципы были реализованы, а текущие барьеры, сдерживающие развитие, устранены, правительству нужен партнер в лице сильного, компетентного гражданского общества. И далеко не один. В силу естественных причин, государство не способно контролировать все процессы и обрабатывать весь массив данных, который оно генерирует. Если будут неправительственные организации, способные доставлять понятные месседжи, то государство также будет бенефициаром, в особенности, если этим организациям можно доверять, и они используют более продвинутые технологии в анализе данных. Для этого, в частности, достаточно выставить максимально структурированные данные в публичный доступ и привлечь веб-разработчиков и представителей гражданского общества для правильной их подачи.

Как пример, в США в 2004 частными лицами на принципах краудфандинга был создан онлайн-ресурс. Организация абсолютна независима и не получает финансирования извне. Ее цель - отслеживание действий Конгресса США и помощь гражданам в понимании происходящего в законодательной сфере. Организация публикует информацию по статусу законодательных инициатив, по конкретному конгрессмену или сенатору, а также всю статистическую аналитику и выводы, включая инфографику.

Министр информации Македонии в своем докладе отмечала, что страна привлекает НПО для оказания госуслуг в целом. Правительство Македонии пытается отойти от роли провайдера услуг к создающему возможность оказания подобных услуг (from service providers to service enablers). Как видно, частный сектор в принципе способен решать многие задачи, взваленные сейчас госаппаратом на свои плечи.

Но принцип ответственности важен с двух сторон. В Словакии книжные магазины распространяли «некорректную» литературу, ссылаясь на то, что они являются всего лишь посредниками. Аналогичный пример с социальными сетями (в частности, Facebook). Спикерами на саммите озвучено мнение, что слово, сказанное в интернете, есть мнение реального человека, а не аккаунта. И даже если человек просто распространяет информацию, он способствует ее продвижению, а значит ответственен и за результат подобного продвижения. Применение такого подхода, как ограничение аккаунтов с фальшивыми именами, возможно преждевременно в казахстанских условиях, но граждане со своей стороны также должны осознавать персональную ответственность в сети и вне ее.

Вместе с тем, Парижская декларация гласит, что OGP будет поддерживать государства, которые не являются членами OGP, в их реформах и стремлении вступить в партнерство. Поэтому вступление Казахстана в эту организацию, несмотря на кажущуюся формальность, все же актуально и может стать очередным значимым шагом в публичном признании приверженности открытости на глобальном уровне, а также укреплении неправительственного сектора.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


представитель Центра прикладных исследований «Талап»

 

Статистика

6666
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.