Почему капитал заинтересовался торговлей и общепитом?

Приход в Казахстан крупных мировых брендов в сфере торговли и общественного питания – оборотная сторона падения сырьевой ренты

Фото: sibkray.ru

Все начиналось с торговли

Открытие в Казахстане (по крайней мере, в двух столицах) известных мировых сетей общепита и торговли официально истолковывается как показатель того, что наша экономика «созрела». То есть мы дошли до того уровня, когда к нам приходят глобальные бренды, давая сигнал остальным инвесторам. Можно, наверное, и так сказать. Вместе с тем, у этого тренда есть более прагматичная сторона, которая говорит о новой стадии развития не столько экономики в целом, сколько отечественного капитала.

В 90-х годах накопление капитала начиналось с торговли и общепита. При быстром разгосударствлении и стремительном уменьшении госбюджета, а также развале производственного сектора единственным «живым» сегментом экономики было население, потребительский спрос. Это и стало источником средств, из которых сколачивались капиталы «капитанов бизнеса». Эффект крайне низкой базы и тотального дефицита позволял бурно расти этому сегменту даже при падающей платежеспособности населения.

Затем, с повышением цен на нефть и металлы, началась эпоха сырьевой ренты. Деньги появились у государства, квазигосударственного сектора, частного сырьевого сегмента.

Соответственно, главным источником формирования капитала стали они. Поэтому в роли инструмента торговля и общепит уступили место госзакупкам, строительству, финансовым услугам. Подпитываясь природной рентой, они стали приносить больше прибыли, чем само недропользование, что в конечном итоге привело к раздуванию пузырей в финансах и недвижимости.

Одновременно начал расти и потребительский спрос, но крупный капитал был слишком занят, и обращал внимание лишь на самые значительные и динамичные сегменты, например, мобильную связь и интернет-коммуникации.

Сырье не кормит

Резкое падение сырьевой ренты поставило всю эту модель в шаткое положение. Государство и квазигосударственный сектор уже не могут обеспечивать растущую базу для привыкшего к размаху отечественного капитала. Власть изо всех пытается сохранять объемы госзакупок и госпрограмм. Неслучайно в недавно внесенных корректировках в республиканский бюджет, несмотря на падение его доходов на 300 млрд тенге (без учета трансфертов), расходы не сократили, а увеличили на 600 млрд тенге. Конечно, в долларовом исчислении бюджетные затраты все равно упали – с $36,8 млрд в 2015 до $23,6 млрд в 2016.

И эту «дыру» трудно залатать. Государство пытается поддерживать свои расходы, не сокращая тем самым площадь «пастбища для кормления», но объективно оно не в состоянии до бесконечности раздувать дефицит и привлекать ресурсы Национального фонда. В ближайшем будущем рассчитывать на рост сырьевой ренты не приходится. Отрасли, которые являются инструментами ее распределения, пока еще держатся, но перспектив не обещают. В строительстве после завершения объектов ЭКСПО-2017 и Универсиады больших проектов не намечается.

А капитал, между тем, требует действий, инвестирования и преумножения. Можно вкладывать за рубеж, но в высокодоходных отраслях там и так тесно. Кроме того, в последнее время подобные инвестиции категорически не приветствуются. Очевидно, что проводимая кампания легализации капитала направлена не только на то, чтобы сообщить об уже существующих за рубежом активах, но и на то, чтобы не обзаводиться там новыми.

Вспомнить про производство

Поэтому сейчас мы вновь возвращаемся к началу цикла - капитал переключает внимание на деньги населения. А стало быть, объектом пристального интереса вновь становятся торговля, общепит, другие услуги. Понятно, что эти сферы тоже «просели» под ударами кризиса и девальвации. За прошлый год объем торговли в Казахстане впервые с 2009 сократился (а до этого она также беспрерывно росла с 1995-го). В январе нынешнего года товарооборот продолжил падение (минус 7,3%). Но здесь важнее другая цифра: доля индивидуальных предпринимателей и рынков составляет 45%. В денежном измерении - это 2,88 трлн тенге. К данному объему можно смело добавить не менее четверти, поскольку официальная статистика видит далеко не весь оборот на рынках. В итоге получаем сумму порядка 3,5 трлн тенге, которая проходит мимо так называемых «организованных форм торговли». И это достаточные обороты для того, чтобы заинтересовать отечественный капитал.

Так что разворачивание крупносетевых форматов в торговле и общепите неслучайно. Именно здесь в ближайшее время будет находиться центр активности. Ну, а затем может восстановиться сырьевая рента, и тогда начнется новый цикл.

Для капитала такой круговорот вполне объясним: он ищет прибыль. Но для экономики страны проблема  в том, что из цикла его движения выпадает производство. На каком-то этапе оно входило в моду, но рассматривалось больше как один из инструментов для дележа сырьевой ренты – через выпуск продукции под заказ государства и квазигосударственного сектора. Упала рента, упало и производство. Предприятий, рассчитанных не на сырьевую ренту, а на потребительский спрос, за эти годы появилось крайне мало. И задача экономической политики государства заключается в том, чтобы стимулировать капитал пойти все-таки в сферу производства потребительских товаров. Иначе так и будем ходить между сырьем и торговлей. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

6678
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.