Цифровые просторы для творчества

Как развивается NFT-рынок артистов в Казахстане

ФОТО: © shutterstock/7Iusyzu

Габит Бекахметов с детства знал, что человечество будет печатать, а не писать, и не спешил исправлять плохой почерк. «В начале 2000 года я увидел мессенджер ICQ («аська») и написал стих об интернет-романе на казахском».

В итоге он сделал цифровые технологии архетипическими героями научно-популярного романа с элементами истории «Барса келмес. Возвращение кочевника».

Написав книгу в инкубаторе Creator Institute при Джорджтаунском университете, автор связал философию, историю, эзотерику и новейшие технологии в один узел. Так, канва этого необычного повествования, ставшего бестселлером среди книг о Средней Азии на Amazon, а также популярной на Apple Books, Google, Rakuten, возвращает из прошлого три выдающиеся исторические личности, трансгрессируя между материальными, духовными и технологическими феноменами: Кенесары-хан приходит назад как клон, Амурсана – как реинкарнация, Емельян Пугачев – как искусственный интеллект.

Сегодня не удивить тем, что искусственный интеллект лучше человека анализирует массивы данных. Компьютеры также сами занимаются творчеством: пишут картины, книги и музыку, ведут телеграм-каналы, создают дизайн. «На больших данных и искусственном интеллекте построен анализ информации о потребителях и предпочтениях в контенте, трендов в дизайне и моде. Можно создать футуристичные принты, графику, иллюстрации, интерьерный дизайн», – комментирует Георгий Шоргин, креативный директор агентства GLYPH.

Суммы, которые коллекционеры и трейдеры готовы заплатить за NFT, вдохновляют тысячи художников оставить холст, бумагу и краски и пробовать себя в цифровом рисунке и дизайне.

В 2021 году NFT художника Pak побил рекорд аукциона Christie’s как самый дорогой объект искусства. Его NFT Merge ушел за $91,8 млн, что на $800 тыс. больше предыдущего рекорда, установленного в 2019 году, – скульптуры Джеффа Кунса «Кролик».

Саржан Муратов в 17 лет разработал NFT-проект с 20 партнерствами и пятью коллаборациями с популярными NFT-коллекциями, а через год – I-Vizor, наручные криптокошельки для хранения криптовалюты.

«Я видел частую боль на рынке: взломы криптокошельков хакерами, мошенничество, блокировки счетов централизованными биржами, сложные интерфейсы, перебои с обновлениями, ограниченный выбор дизайнерских решений».

Жанар Абраева, 3D-дизайнер моды, занимается созданием аватаров и капсул виртуальной одежды, также рисует принты, работает с заказчиками из Лондона, Голландии. «Мне интересно развивать цифровую моду в нашей стране, так как я получила опыт в зарубежных проектах. Цифровая мода помогает быстро выразить идею и концепт бренда, разработать и презентовать его в цифровом формате и собирать отклики».

Каракоз Апеева, победитель конкурса Born Nomad в номинации «Цифровая интерпретация», применяет цифровые технологии в моде, помогая дизайнерам с цифровыми эскизами, что ускоряет и облегчает процесс разработки коллекций одежды и обуви. «Я рисую на планшете, и можно легко внести корректировки заказчиков. Удобнее работать с электронными эскизами на телефоне, чем с бумажками ходить к конструктору».

Пандемия – хороший учитель

Коронавирус стал неожиданным благом для сферы обучения. Сначала вынужденно, а потом охотно люди стали учиться онлайн.

Проект по обучению современной хореографии на казахском языке Bibile.kz призван научить современным танцам молодежь в регионах, в любом месте, где есть интернет. «Урок стоит 3000 тенге, так как проект социальный. В аулах нет студий танцев и других мест для развития таланта. Много ребят хотят осваивать разные творческие направления, но не могут из-за отсутствия инфраструктуры, – рассказывает основатель Kontorra Studio и продюсер проекта Bibile.kz Тимур Балбаев. – Проект позволяет зарабатывать хореографам на продаже творческих знаний и расширяет аудиторию благодаря онлайн-формату».

По словам Тимура, потенциальный рынок творческого онлайн-обучения в Казахстане около 1 млн человек. Проект поддержала компания Coca-Cola, выделив грант через их стартап-акселератор «3.2.1 Старт!».

ФОТО: © Depositphotos_224637376_KostyaKlimenko

Супруги Лев Тарасов и Юлия Уркинбаева запустили Animo, школу цифровых искусств для подростков, и Omnium, центр интерактивных и образовательных программ для студентов старше 18 лет.

«Проекты ориентированы на образование в сфере компьютерной графики, анимации и разработки игр. Изначально мы хотели основать студию и создавать качественные отечественные 3D-мультфильмы. Но в процессе мы столкнулись с отсутствием кадров и пришли к идее обучать специалистов самим», – делится Юлия.

«В подростковой школе у нас несколько топовых курсов длительностью один год: 3D-моделирование и анимация, цифровое рисование и графический дизайн. Бизнес-модель построена на фиксированной ежемесячной оплате. Обучение взрослой школы длится девять месяцев, студенты работают над собственными реальными проектами, получая обратную связь и консультацию от опытных менторов крупных игровых студий».

«Индустрия разработки игр включает в себя творческие специальности концепт-художника, 3D-художника, аниматора, сценариста. Мы сотрудничаем с игровыми зарубежными студиями и стараемся подтянуть качество образования под их уровень», – комментирует Лев.

Основатель и руководитель проекта Vardix Владимир Баринов сделал образовательную вселенную 3D из курсов по медицине. «Мы с партнерами все выходцы из таких креативных индустрий, как компьютерная графика, моделирование, спецэффекты для кино, и для нас было естественным сделать проект на стыке трехмерной графики и виртуальной реальности. Бизнес-модель построена на тарифах фримиум и платном контенте по подписке», – рассказывает Владимир.

Являясь частью рынка онлайн-обу­чения, оцениваемого в $8 млрд, в Казахстане проект покрывает 100% медицинских вузов системой Academics, в СНГ – 20%, продается в 20 других странах и открыл офисы в Германии и США.

Камиля Жакиянова, иллюстратор и 2D-художник, создала авторский сайт с курсами по иллюстрации без инвесторов и грантов, при помощи друзей и коллег.

«С сайтом мне помогает мой друг, там сумма небольшая, потому что мы вместе с ним работаем и он мне сделал хорошую скидку. Оборудование, камеры, микрофоны взяла бесплатно, так как в моем окружении ребята, которые помогают мне, а я взамен – им. Но если бы я ни с кем не общалась, то разработка сайта стоила бы мне полтора миллиона и оборудование тоже примерно так же, плюс монтаж видео тоже под миллион», – объясняет Камиля.

Камиля хотела показать, что в Казахстане можно заработать на творческой сфере, особенно в рисовании.

«Я сама фрилансер и работала в разных компаниях в одиночку и в команде и благодаря этому научилась самостоятельно зарабатывать из дома в digital-сфере», – делится художница.

Девушка сетует на нехватку хороших специалистов и педагогов в этой сфере: «По большей части многие ходят в художественные вузы и перегорают от учебы, а эти курсы помогут им дальше развивать свой навык и выйти на международный рынок».

Александр Ким – основатель и директор Metacoding, проекта по онлайн-обучению по информационных технологиям.

«Мы – нестандартная ИТ-школа, – говорит он. – У нас у единственных в Казахстане и СНГ обучение, где преподают практикующие специалисты из Google, Yandex, Bloomberg, Amazon, Microsoft, Booking, Kaspi».

Идея пришла Александру случайно, «на кухне». Компания стартовала с $80 и за полгода дошла до 70 млн тенге, без инвестиций.

«Мы собрали специалистов за два-три дня и сразу же запустились. Делали первые продажи сами. Наша миссия – давать людям практический навык свободы, как финансовой, так и территориальной».

Предприниматель заметил, что «многие думают, что это техническая сфера, но это творчество в чистом виде, такое же, как и литература, просто в ИТ пишут кодом».

Александр отмечает, что ИТ – это не только мужской мир. «Девушки стали больше учиться на программистов. Сегодня они составляют 35% наших учеников».

Биткойны на краудфандинг

В 2017 году Ерлан Думанулы основал краудфандинговую платформу www.crowdsalenetwork.kz, используя криптовалюты для привлечения инвестиций в такие креативные стартапы, как кинофильмы. Вначале он пытался привлечь деньги через биржу, но итог торгов обернулся убытком почти в $2 млн.

«Сумма по меркам Казахстана слишком большая. Я год был в депрессии, но мне говорили: ты не потерял деньги, а купил опыт. В данный момент работаю над формированием сообщества с помощью ежегодных форумов Blockchain Startups Weekend и Digital Business Day и стартап-фестивалей».

В планах снять казахстанско-американский кинопроект Ghost Town с бюджетом $13 млн, финансируя его за счет криптовалют.

Сообщества и поколения

Для творчества важны сообщество и среда, и поэтому платформенные решения так актуальны.

Istok Home объединяет клиентов, дизайнеров интерьера и поставщиков. Аят Ережепов, архитектор по профессии, хотел, чтобы платформа давала возможность архитекторам, дизайнерам интерьера, декораторам и мастерам ремонта демонстрировать свои работы, получать новые заказы и делиться опытом, запуская обучающие курсы.

ФОТО: © Depositphotos_272122480_HayDmitriy

«Клиентам мы помогаем с поиском идей, специалистов и товаров для создания их дома мечты, – рассказывает Аят. – Производителям и поставщикам предоставляем площадку, чтобы следить за трендами и общаться с клиентами. Важно, чтобы наши архитекторы и дизайнеры развивались и были востребованы как в Казахстане, так и за рубежом».

Платформа имеет смешанную бизнес-модель с бесплатным функционалом, платным продвижением внутри платформы для специалистов и комиссией с продажи товаров.

Сейчас на платформе зарегистрированы 100 специалистов, размещены более 300 проектов и отработано более 90 заказов. Средний чек сделок составляет 400 тыс. тенге. Розничная онлайн-торговля строительными материалами в 2021 году превысила объем 30 млрд тенге.

«В Казахстане большой потенциал развития креативной индустрии. Впервые казахстанская компания TargetAI стала обладателем престижной мировой премии в сфере дизайна – Red Dot Award. И мы хотим стать поводом для того, чтобы впервые казахстанец стал обладателем Притцкеровской премии», – смотрит в будущее креативных индустрий Аят.

Red_mad_robot Central Asia развивает сообщество творческих и цифровых креаторов через NFT-маркетплейс, который позволяет им самостоятельно создавать арт-объекты и размещать их без привлечения программистов.

Агиис Конкабаева, директор r_m_r CA, говорит, что маркетплейс разработан «для покупок товаров и услуг у лидеров мнений в прямом эфире с целью усилить развитие digital-рынка Центральной Азии с потенциалом выхода на мировой уровень через партнерства и обучение digital-специалистов всех уровней и компетенций».

Дефицит диджитал-кадров к 2025 году составит 17 млн человек в мире и 100 тыс. человек в Казахстане. Агиис рассказывает, что компания запустила «просветительские инициативы в ИТ, новый формат митапов «ИТ-кухня», на котором раскрываются тонкости digital-специальностей, например UX/UI-дизайн».

Креативные индустрии на стыке с новейшими технологиями создают много возможностей на фоне смены поколений, ценностей, потребностей и формирования нового пользовательского опыта под влиянием метавселенных.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
936 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить