Страсть к кино

Как Асель Садвакасова стала продюсером и почему планирует сократить бюджет своих фильмов

Фото: Марина Карпыкова

Асель Садвакасова – настоящий долгожитель казахстанского шоу-бизнеса. Начав карьеру более 15 лет назад в составе группы «Дауыс International», она переквалифицировалась в актрису, снявшись в сериале «Саранча», а потом и в продюсера, открыв в 2013 году компанию Sunny Production, на счету которой уже более семи полнометражных фильмов. Скоро на экраны выходит вторая часть полюбившейся зрителям комедии «Келинка тоже человек», а Асель тем временем планирует еще несколько новых проектов.

– Асель, над чем вы сейчас работаете?

– Совсем недавно с командой закончили съемки продолжения фильма «Келинка тоже человек», который выйдет в прокат в начале января. Зимой начнем работу параллельно еще над тремя фильмами. У них пока нет даже рабочего названия, но все точно будут комедийными. Сейчас цель – увеличить количество фильмов, при этом сократив затраты. Ежегодно на нашем рынке выходит порядка 150 казахстанских фильмов, поэтому вкладывать огромные деньги в проекты при растущей конкуренции – это огромный риск. Я стараюсь, чтобы вместе с рекламной кампанией, постпродакшеном и самим производством бюджет фильма не превышал 50 млн тенге, в том числе с налогами. Надеюсь, что получится. Три экспериментальных проекта я доверила молодым начинающим режиссерам. Таким образом, возможно, открою новые лица в киноиндустрии. Конечно, их гонорары ниже, поскольку на этом этапе важнее творческие амбиции, так что получается взаимовыгодное сотрудничество.

– Во сколько обходились ваши фильмы до этого и сколько собирали в прокате?

– Всегда по-разному. «Келинка тоже человек – 2» без рекламной кампании и дополнительных нескольких дней съемки в подходящую погоду уже обходится в 60 млн тенге без учета налогов. Думаю, что сумма дойдет до 90 млн. В прошлом декабре мы выпустили фильм «5 причин не влюбиться в казаха», который собрал около 300 млн. В него мы вложили чуть больше 30 млн, и чистая прибыль превысила 100 млн. Следом вышел фильм «Класстастар», который при довольно высоком бюджете в 75 млн в прокате только отбил свои расходы и не вышел в плюс. После этого я и пришла к тому, что надо сокращать бюджет.

– Чем вызваны низкие кассовые сборы «Класстастара»?

– Время для проката было благоприятное – март, но параллельно вышло семь казахстанских фильмов. Например, чуть раньше в прокате появился «Бизнес по-казахски в Америке» Нурлана Коянбаева, ставший рекордсменом по сборам среди отечественного кино. Кроме того, мы всегда конкурируем и с голливудскими фильмами. Это была моя ошибка как продюсера, и я ее признаю. Зато теперь знаю, как делать не надо.

– Кажется, что продюсером вы стали неожиданно для всех. Как вы пришли к этому? Сейчас видите себя уже больше продюсером или все же актрисой?

– Мне нравится совмещать эти занятия. Когда появился Sunny Production, я работала над телевизионными проектами, а уже потом взялась за кино. Снимала фильмы я поначалу только из своих актерских амбиций. Я ходила на кастинги, но меня не брали. В итоге решила, что найду инвесторов и создам свое кино. Даже не ожидала, что мне так понравится продюсерская деятельность.

– Почему так получалось с ролями?

– Чаще всего в нашем кино основные персонажи – это главный герой, его друг, его отец. Видя, что в кадре одни мужчины, создатели добавляют женский персонаж – девушку или жену главного героя. Но роль эта, как правило, плохо прописана. Я ни в коем случае не оскорбляю своих коллег, но так было долгое время. Я же снимаю в большей степени женское кино. Пусть в комедийном варианте, но в моих историях женская фигура всегда ключевая. Даже если это второстепенная роль, с ней связано развитие главных событий. Я не считаю себя феминисткой, но в данном случае равноправие важно. Сейчас я могу смело сказать, что заняла свою нишу женских фильмов, которые, как оказалось, нравятся и мужчинам.

– Как удалось найти инвесторов для первого проекта? Вряд ли все сразу поверили в идею…

– Конечно, было сложно. Но я горела идеей кино и нашла выход. Для первого фильма «Адель» предложила спонсору – Kazakhstan Cola построить фильм вокруг продукта. Product placement – мировая практика, в которой нет ничего зазорного. Помимо хорошей рекламы, мне удалось полностью вернуть вложенные деньги. Сейчас с финансированием проще – я использую свои деньги или инвесторы сами находят меня.

Фото: архив пресс-службы

– Вы сказали, что неожиданно для себя полюбили быть продюсером. Какие аспекты этой работы нравятся больше всего?

– Наверное, когда понимаешь, что ты – главный человек на площадке, но не потому, что являешься генеральным продюсером, а потому, что берешь на себя все риски и всю ответственность. Это своего рода адреналин. Знаете, я не катаюсь на лыжах, боюсь скорости, очень аккуратна за рулем. Но я люблю рисковать в жизни. Недавно я попробовала себя также как прокатчик, причем не только собственных фильмов. Весной этого года я была дистрибьютором восьми казахстанских фильмов, то есть почти всех, что выходили в марте и апреле. Но после решила все же сконцентрироваться на своих проектах. Прокатная кампания приносит хорошие деньги, но в ней мало творчества, а это самое главное для меня. С этого года я начала заниматься анимацией – с партнерами готовлю первый казахстанский 3D-мультфильм.

– Как вы становитесь частью таких разных проектов? Люди приходят с идеями к вам?

– Чаще всего – да. У меня есть свои идеи и даже какие-то планы, но я пока не для всего созрела. На протяжении последних нескольких лет я хотела снять авторское кино, даже всерьез обсуждала это в прошлом году, но в итоге отказалась. Подходящий момент появился только сейчас – в следующем году мы планируем авторское кино с Аскаром Узабаевым, моим любимым режиссером. Мы оба к этому готовы. Возможно, в зависимости от сценария и идеи получится поработать и с другими режиссерами.

– А наши зрители готовы к авторскому кино?

– Вряд ли. Этот фильм мы планируем показать на фестивалях. Я могу понять наших зрителей – когда живешь в суете, хочется прийти в кино и просто расслабиться, отдохнуть. Поэтому всегда хорошо воспринимаются комедии. Жанр драмы у нас однозначно не пойдет. Посмотрите, во всем мире кассовые сборы драм всегда значительно ниже. Исключением могут быть только какие-нибудь космические фильмы вроде «Интерстеллара». Популярны еще боевики, но они дорогие в производстве.

– Но фестивальное кино – это почти всегда драма, разве нет?

– Не всегда, фестивальное кино тоже может быть комедийным и при этом нести глубокий смысл. Но наш будущий проект мы все же делаем не для того, чтобы показывать в кинотеатрах. Я понимаю эти риски, но готова на них пойти.

– Для вас важно делать и коммерчески успешные фильмы, и те, что удовлетворяют творческие амбиции. Как получается соблюдать баланс?

– Я всегда думаю о людях, которые будут смотреть фильм. Даже иногда спорю из-за этого с режиссерами. Например, они говорят, что в определенном моменте не будет музыки, а мне тогда не хватает драйва. Я рада, что еще умею смотреть кино как зритель – многие коллеги концентрируются только на технической стороне. Ну и мне важно, чтобы в фильме сочетались юмор и мораль.

– Судя по кассовым сборам, в последнее время популярность набирают фильмы на казахском языке. Вы не планируете снять кино полностью на казахском?

– У меня это вряд ли «выстрелит». Хорошо зашли фильмы на казахском у Кайрата Нуртаса, Торегали Тореали, потому что публика в первую очередь идет посмотреть на своего кумира, услышать свою любимую песню. Моя же аудитория смешанная. В своих фильмах мы миксуем казахский и русский языки, иногда в соотношении 50 на 50, но обычно преобладает русский.

– Как тогда «сформировался» ваш зритель?

– Есть те, кто со мной еще со времен певческой карьеры, в основном мои ровесники. Более молодое поколение, наверное, уже и не помнит этот период. В начале карьеры я просто очень хотела быть популярной: ходила на разные кастинги, пробовалась в модели. Потом попала в группу, но в том же году снялась в своем первом сериале. Тогда я поняла, что кино – это мое. Поэтому все этапы моей жизни – пение, телевидение – приближали меня к моей мечте. Фильм «Келинка тоже человек» стал в моей карьере знаковым в плане расширения аудитории. После него меня стали узнавать дети, которым фильм нравится из-за наличия в нем волшебства. В итоге получилось семейное кино для всех возрастов.

– Интересно, что вы признаете, что хотели быть популярной…

– Я не верю, когда говорят «мне слава не нужна». Она нужна всем, кто приходит в эту профессию, потому что тебе хочется признания своего народа. Если этого нет, то начинается кризис нереализованности.

– Как думаете, связан ли ваш продолжающийся успех в шоу-­бизнесе со сменой амплуа?

– Думаю, да. Что касается пения, то только великие исполнители, такие как Роза Рымбаева или Алла Пугачева, могут всю жизнь выступать на сцене. Кажется, Кайрат Нуртас будет петь всегда. Но бывает, когда новый артист появляется как вспышка, а потом угасает, потому что это не его призвание. Так вот мое настоящее призвание – это кино.

– А режиссером себя попробовать не хотите?

– Пока нет. Сложно быть на площадке и актером, и продюсером, не то что режиссером. Раньше я старалась контролировать все, даже подходила и что-то подкручивала у оператора. Мне казалось, что без меня никто не справится, но надо уметь доверять людям. Сейчас у меня сильная команда, поэтому продюсерством я занимаюсь до и после съемок, а на площадке стараюсь быть только актрисой.

– Расскажите о ваших долгосрочных карьерных планах.

– Я не очень люблю делиться планами, но могу рассказать о своих мечтах. Хочу сделать проекты в сопродюсерстве с другими странами, попробовать прокатывать свои фильмы за границей, хотя бы на территории СНГ, и отучиться на актерском в Лос-Анджелесе.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
391 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить