Продать за 8 секунд: как в Казахстане освоили современный метод подачи рекламы

Как Яна Шойбекова развивает городскую инфраструктуру и почему решила объединить предпринимателей в кризис

Яна Шойбекова
ФОТО: Турар Давильбеков
Яна Шойбекова

Если в последние несколько месяцев вы следили за тем, что происходило в соцсетях среди казахстанских пользователей, то имя Яны Шойбековой вам наверняка знакомо. Ведь именно она стала инициатором масштабной кампании «Сохраним работу», направленной на диалог с государством о поддержке бизнеса в период кризиса. Заручившись подписями 30 тыс. предпринимателей, Яна с командой из 15 единомышленников (среди них – юристы, блогеры, политологи) адресовала открытое письмо президенту, в котором были подробно расписаны необходимые в условиях коронавирусной пандемии меры помощи малым и средним предприятиям. В результате кампании президент в прямом эфире обратился к представителям бизнеса, а многие из их требований были удовлетворены.

Другой пример упорной работы Яны и ее команды каждый день можно увидеть на дорогах Алматы и Нур-Султана. Возглавляемая ею компания Citix оснастила два крупнейших города страны информационными медиабордами, которые подсказывают горожанам уровень загруженности дорог, курс валют, а сегодня – еще и последнюю информацию по борьбе с COVID-19.

Сама Яна – предприниматель с многолетним стажем, за плечами которой опыт работы в самых разных сферах, от нефтегаза до организации фешен-мероприятий. О том, как складывалась ее карьера, почему проект Citix важен для городской среды и как помочь экономике в кризис, Яна рассказала Forbes Woman Kazakhstan.

F: Расскажите, какой была ваша первая работа.

– Предпринимательские задатки у меня проявлялись еще в раннем детстве. Я была третьим ребенком в простой рабочей семье. Меня и старших сестер мама растила сама. В начале 90-х у нее был небольшой ларек на Зеленом базаре, а склад товара находился в помещении с уборной. Я водила туда женщин, торговавших по соседству, а они платили мне за это продукцией Henkel. «Бизнес», правда, быстро накрылся, потому что вместе с гостями стал пропадать и товар мамы. Лет в семь я собирала во дворе бригаду из ребят, и мы мыли подъезды. Причем всегда просили заплатить только после того, как тщательно все отмоем, – так вероятность отказа сводилась к нулю. А в 10 лет я продавала книги из домашней библиотеки. Потом восполняла ее из «Букиниста», чтобы мама не заметила, а разницу оставляла себе. В 10-м классе директор школы, увидев мой потенциал, устроила меня на агитационные работы в районный акимат. Начав с раздачи листовок, я быстро продвинулась и даже начала зарабатывать. И хотя до этого училась я недостаточно хорошо, успехи в работе придали мне стимул подтянуть свою успеваемость. В итоге я неплохо сдала ЕНТ и поступила на заочное отделение факультета экономики и бизнеса в КазНУ.

F: Учитывая, что вы поступили на заочное обучение, можно предположить, что вы параллельно работали?

– Да, я устроилась в нефтяную компанию офис-менеджером. На этой должности проработала буквально два месяца и начала постепенно продвигаться по карьерной лестнице: стала ассистентом бухгалтера, далее ассистентом юриста, делала сводки по добыче. За полтора года я доросла до начальника HR-отдела. Ребята с моего потока только на четвертый год увидели, как на практике работает бизнес, а я обладала всеми нужными навыками уже на втором курсе.

F: Как дальше развивалась ваша карьера?

– Мне было 19 лет, и, конечно же, хотелось разбавить бюрократию чем-то более творческим. Я устроилась к Валентине Дурумбетовой в рекламное агентство Respect, где проработала пару лет и многому научилась как в профессиональном, так и в личностном плане. После я вышла замуж и три с половиной года пробыла в декрете. Дальше было открытие своего первого самостоятельного бизнеса – ивент-агентства ECS Group, которое за два года из стартапа выросло в одно из пяти самых успешных агентств в Алматы. Мы работали над множеством крупных мероприятий, от открытия ТРЦ MEGA до организации Универсиады. Надо отметить, что мне везет в жизни на хороших людей. Мне посчастливилось встретить на своем пути наставника, который заметил меня и дал возможность поучаствовать в ряде важных проектов финансового холдинга, занимающегося кризис-менеджментом. Было все – и медиакомпании, и заводы, и аграрные предприятия. Мы брали на себя ответственность, быстро принимали правильные решения, и результаты не заставили себя ждать. Сегодня я соучредитель компаний APPM в сфере девелоп­мента и Citiх в сфере IT и медиа, где также являюсь генеральным директором.

Яна Шойбекова
ФОТО: Турар Давильбеков
Яна Шойбекова

F: Что собой представляет бизнес Citix?

– Citix – это бывшая компания Billboard Video, в которую мы с командой вошли как инвесторы в 2016. Но именно в управление мы приняли ее в 2019. Хотя на тот момент она находилась в плачевном состоянии, с долгом 700 млн тенге, но мы увидели перспективу проекта и стали развивать его. Уникальность в том, что комплексного решения в одном смартборде – управление транспортными потоками, полезный контент для комфортного пребывания человека в городской среде и коммерческий блок – в мире нет. Каждый человек ежесекундно находится в информационном поле, и наша задача – поставлять актуальную информацию в нужное время и в нужном месте. Мы управляем всеми процессами, анализируем данные через собственное запатентованное программное обеспечение. У нас собралась «команда мечты», и ее успех хорошо отображает финансовый результат первого года в 1,5 млрд тенге, из которых 357 млн тенге чистой прибыли.

F: Как вы сотрудничаете с акиматом города?

– Мы не имеем отношения к городским властям – единственными участниками Citix являются сам топ-менеджмент компании и Tan Media Group. Общий размер инвестиций на сегодня составляет 5 млрд тенге. Тем не менее мы плотно сотрудничаем со всеми государственными структурами. Наш продукт является неотъемлемой частью городской инфраструктуры, необходимой любому современному и динамично развивающемуся мегаполису, и во главу угла мы ставим пользу транслируемой информации для горожан. В коммерческом блоке 20% времени бесплатно всегда закреплено за госструктурами. Это может быть поддержка социально важных культурных и спортивных мероприятий или меры по борьбе с COVID-19.

F: Если говорить о коммерческих клиентах, то почему им выгодно с вами работать?

– Вся наша технология подачи информации построена на аналитике и исследованиях. Чтобы человек максимально эффективно и безопасно воспринимал контент, мы пришли к анимационной подаче продолжительностью не более восьми секунд. Мы проводили экспериментальное исследование с международной компанией TNS Gallup Media, в рамках которого замеряли движение глаз человека при помощи специального оборудования. Результат показал, что там, где есть наша конструкция, человек всегда замечает ее и полностью считывает информацию сверху вниз. Если же сравнивать динамичную рекламу со статичной, то, когда человек проезжает мимо баннера определенное количество раз, он просто перестает его замечать. Существует даже такое понятие – «баннерная слепота».

F: Может ли ваш продукт конкурировать с другими видами рекламы?

– Безусловно. Одна из наших целей – составить конкуренцию традиционным площадкам, например рекламе в интернете. Мы понимаем, что пока нас не воспринимают как полноценный DOOH (диджитал-медиа, ориентированное на пользователей вне дома. – F), ведь мы первопроходцы. Нужно дать рынку время увидеть все возможности наших технологий. Например, за одни и те же деньги клиент может рекламировать три разных продукта благодаря моментальной смене контента, отслеживать онлайн-статус по своей рекламной кампании и многое другое. Сейчас мы тестируем два обновления: новый интерфейс и систему смарт-контрактов на блокчейне, которая позволит нам быть абсолютно прозрачными для всех игроков рынка, в первую очередь для клиентов. На сегодня мы работаем с более чем 200 коммерческих клиентов, среди которых почти все представители топ-50 мировых брендов.

F: Есть ли у вас в планах выйти в другие города?

– Это нерентабельно. Одна конструкция стоит около $100 тыс. И так как большая часть рекламного рынка страны сконцентрирована в Алматы и Нур-Султане, за свой счет мы готовы инвестировать пока только в эти города. В Алматы сейчас 58 наших конструкций, в Нур-Султане – пять. До конца года в Алматы планируем расшириться до 100 конструкций, а в столице до 50.

ФОТО: Турар Давильбеков

F: Рассматриваете ли вы выход на зарубежные рынки?

– Наша команда работает в направлении Сингапура, Ванкувера и Стамбула. В конце следующего года планируем выход на IPO. При этом на международный рынок пойдем не только с инженерным решением, но и с предложением по софту. То есть партнеры смогут закупать себе оборудование самостоятельно, а мы будем просто подключаться и предоставлять все возможности для управления. Другими словами, мы провели некую «уберизацию» нашего бизнеса.

F: Как на компании сказался карантин?

– Мы, как и все предприниматели в стране, испытываем сложности. Это касается не только выручки, но и реализации всех запланированных на этот год задач. Из-за дистанционной работы всех сторон процессы сильно замедлились, и это вносит свои сложности. Что касается адаптации к сложившейся ситуации, то мы сразу поняли, что надо будет двигаться в двух направлениях. Первое и самое важное – это сохранение здоровья граждан и помощь в этом властям. Мы получили от государственных структур информацию о введенных мерах по безопасности и распространили ее на наших смартбордах. Самостоятельно дополнили информацию о работе аптек, центров тестирования и блокпостов.

Второе направление – коммерческое. Достаточно большое количество клиентов хотело отказаться от рекламы, но мы предложили тем категориям бизнеса, которым, наоборот, стоит усилить в такое время коммуникацию, интересные возможности по коллаборации. Например, предложили промокоммуникацию таким компаниям, как KFC и Wolt. Конечно, это отразилось на доходности нашего бизнеса, но я считаю, что с самого начала мы выработали правильную тактику в сложившихся обстоятельствах. Так, по итогу первого полугодия 2020 мы заработали 570 млн тенге, что примерно на 10–15% ниже в сравнении с аналогичным периодом 2019. Однако мы планируем увеличить свои показатели во втором полугодии.

F: Что подвигло вас запустить кампанию в социальных сетях «Сохраним работу»?

– То, как развивалась ситуация с минимизацией последствий пандемии у нас по сравнению с другими странами. Экономика страны – это постоянный процесс циркуляции денежных средств и создания новой добавленной стоимости, новой полезности. Люди как субъекты экономики зарабатывают деньги и, тратя их в магазинах, кафе и ресторанах, покупая различные товары и услуги, запускают процесс циркуляции. Далее эти деньги идут на оплату аренды, налогов, зарплат, коммунальных услуг, распределяются от производств до сырьевых компаний, и так по цепочке. Эту циркуляцию, которая не должна быть нарушена, запускают работающие люди. Отсюда и название нашей инициативы. Им важно вовремя получать зарплату, кормить свои семьи. На мой взгляд, из разных способов поддержки экономики в период таких шоков самым эффективным является стимулирование спроса, то есть прямая поддержка людей, как физических лиц, так и малого и среднего бизнеса. Как показывает опыт разных стран, именно в этом случае экономика не стагнирует.

Как поступили у нас? Справедливо утверждать, что спрос простимулирован не был. По данным из открытых источников, порядка 1,2 млн казахстанцев получили пособие (те самые 42 500 тенге), но эффект совокупного спроса составил всего 51 млрд тенге. Это ничтожно мало для страны. Остальные очень большие деньги были выделены в фонды, а через фонды в банки. Но банки – это такие же частные структуры, в рамках закона отвечающие за возврат денег, и они не станут давать кредиты в нужном объеме без достаточных гарантий возвратности средств. Нужный уровень гарантий со стороны государства предоставлен не был, а бизнес не обладает таким количеством высоколиквидных необремененных активов, чтобы покрыть риски самостоятельно. В итоге люди не получили практически ничего.

F: Что вы предложили?

– Взяв за основу опыт других стран с совершенно разной структурой экономик, мы максимально адаптировали меры под возможности нашего государства: послабления по налогам, увеличение соцвып­лат, гранты по поддержке МСБ, признание всех видов деятельности приоритетными, снижение процентной ставки по кредитованию, покрытие государственными гарантиями кредитов для пополнения оборотных средств и так далее. Просили много, заведомо зная, что дадут меньше. В итоге президент ответил нам в прямом эфире и некоторые предложения были приняты. Но проблема в том, что достаточно часто даже самые продуманные и грамотные инициативы и даже из уст самого главы государства умирают или теряют первоначальный рациональный смысл, попадая в бюрократическую машину. Так что по исполнению мы имеем то, что имеем, так сказать, «полумеры».

ФОТО: Турар Давильбеков

F: В таком случае чего следует ожидать в дальнейшем?

– То, что на нас в принципе отреагировали, – это колоссальная победа. Мы не собираемся на этом останавливаться. Но в то же время понимаем, что сейчас бесполезно что-либо предпринимать. Мы предполагаем, что к концу осени ажиотаж вокруг этой ситуации нарастет, люди начнут понимать, что отпуск без содержания перешел в увольнение. МСБ потратят все когда-то накопленные средства, долги начнут давить, нарастет социальное напряжение. И мы снова выйдем со своими предложениями. Мы искренне верим, что, объединившись в конструктивном диалоге и качественной совместной работе, разделив ответственность и риски, можно достигнуть результатов по стабилизации ситуации в стране. Правда, упущенного времени жалко…

F: Как вы все успеваете? Вы же даже обращение к президенту записывали на последнем месяце беременности четвертым ребенком…

– Я всегда шучу, что секрет мой прост – я не успеваю! А если серьезно, то работа – это мое хобби. Я очень люблю наше дело, своих коллег и партнеров. Считаю, что нужно относиться к жизни легко и не усложнять там, где трудностей нет. Мы сами себя загоняем в рамки своими «не могу», «не хочу» и «невозможно». На самом деле у человека огромный потенциал, и все зависит от того, как мы его раскрываем. Ну и работать всегда надо от души и с любовью, тогда все легче дается.

F: Как вам удается уделять внимание семье?

– Счастье в мелочах. Дети не помнят своих родителей 365 дней в году. Если у ребенка все в порядке с кровом, он растет в любви, то гораздо важнее проводить больше совместных радостных моментов. Именно они и останутся в памяти. Я уважаю женщин, которые принимают решение полностью посвятить себя семье, это ведь самое сложное. Но я убеждена, что каждая женщина должна сама решать, работать ей, сидеть дома или совмещать и то и другое. Главное – быть счастливой, а это в большинстве случаев происходит, когда гармонично развиваешься во всех сферах своей жизни. Ну и, конечно, очень важна поддержка семьи. В первом браке я как раз с этим и столкнулась. Для меня было важно реализовать свои амбиции и потенциал, а все хотели от меня только внимания к быту. Это и послужило поводом для нашего разрыва. Многие спрашивают, не страшно ли было уходить с двумя детьми, но я об этом не думала. Любящие люди в паре должны уважать и принимать интересы друг друга, помогать развиваться, и если этого нет, то вряд ли это любовь. Сейчас я ни о чем не жалею. Я встретила своего любимого человека, надежного друга и партнера. И во многом благодаря этой встрече произошел такой быстрый рост во всех сферах жизни.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6295 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить