Сберечь и приумножить. Ляззат Ибрагимова – о лидерстве, финансах и гендерном вопросе

Председатель правления Жилстройсбербанка дала очень личное интервью Forbes Woman

Фото: Иван Беседин

F: Ляззат Еркеновна, вы один из эффективных топ-менеджеров как в квазигосударственном, так и в финансовом секторе. Как вам удалось простроить свою карьеру в среде, где преобладают мужчины?

– В корпоративном секторе требования к женщине, к её профессионализму выше, чем к мужчине. Я всегда говорю: чтобы женщине добиться успеха, необходимо быть в три раза более подготовленной к любому совещанию и работать в два раза больше, чем мужчине.

В целом успех я определяю понятием «все успевать» – не зря у этих слов один корень. Успешным чувствует себя человек, успевающий осуществить все свои планы и желания. Мы привыкли мерить успех через формальные критерии: высокая должность, размер активов, которыми владеет человек, место в рейтингах Forbes. Но для меня успешность человека – это частота чувства радости, которое он испытывает. В детстве и юности много счастливых моментов, а во взрослой жизни люди так нагружаются разными проблемами, вернее, своим отношением к происходящему, что радостных людей я вижу все реже.

Я бы дала совет женщине, стремящейся к построению блестящей карьеры среди мужчин: понимать, что у мужчин будет предвзятое отношение к вам, и поэтому надо, как мускулы, наращивать свои профессиональные компетенции. При этом быть готовой чем-то пожертвовать, поскольку для того, чтобы добиться успеха, нужно потратить уйму времени и сил. У меня уходит меньше усилий, потому что мой супруг – главный тайный советник во всех ситуациях, а мама создает идеальные условия для воспитания детей.

F: Приходилось ли вам по работе сталкиваться с гендерной дискриминацией?

– Гендерное неравенство было, есть и будет. Существуют биологические законы, и женщины наделены дополнительной ролью – ролью матери, а совмещать её с карьерой непросто. Я училась в аграрном университете в Целинограде, где из 14 факультетов только на одном, экономическом, учились исключительно девушки. Прямо напротив общежития был роддом, и у нас была поговорка: умная девушка из сельхозки держит в руках красный диплом, а её муж – синий свёрток из роддома.

После окончания университета девушки создают семью, а у нас гендерные роли распределены достаточно чётко. Мужчина зарабатывает, и карьера мужа является обязательной составной частью семейного успеха. Женская карьера отодвигается на второй план, так как нужно рожать и воспитывать детей. Соответственно, женщине приходится выбирать. Семейная жизнь, быт забирают много сил у молодых девушек. Есть даже такая шутка: схожу на работу – отдохну. На работе вы исполняете только те функции, которые прописаны в вашей должностной инструкции, а дома живёте в режиме многозадачности. В этот момент женщинам важно не потерять веру в себя и научиться доверять другим, а значит, верить, что они готовы помочь вам.

Мне повезло – со свекровью у нас были доверительные отношения. Она была директором школы, и когда узнала, что её сноха может окончить институт с отличием, то каждое утро ездила, чтобы купать только родившегося старшего сына, пока я сдавала госэкзамены.

Потом, в 2000 году, когда я начала писать диссертацию, она год сидела с моей маленькой дочерью Сабиной, чтобы я могла сконцентрироваться на работе. Я родила троих детей, при этом защитила кандидатскую диссертацию. Не уверена, что смогла бы добиться всего этого, работая в большой корпорации. Обычно к 35 годам складывается ситуация, когда мужчин на управленческих должностях больше. Сейчас я вижу, что девушки в этой карьерной гонке часто жертвуют материнством. А надо не бояться и создавать семью.

F: С какими сложностями вы сталкиваетесь как руководитель и как их преодолеваете?

– Я считаю, что руководитель должен иметь огромную жизненную энергию. Если человек излучает доброжелательность, уверенность в себе, то под его руководством коллегам легче достигать результатов. У меня есть такая установка, когда я захожу на любое совещание, всегда мысленно проговариваю: улыбаемся, улыбаемся! На самом деле в жизни столько трудностей, и поэтому в команде очень важен дружественный микроклимат, зависящий в первую очередь от поведения топ-менеджера.

В коллективах, которыми я руководила, всегда стремилась создать спокойную обстановку – меня лично раздражают вспыльчивые руководители. Считаю, что их гнев – воплощение страха, значит, руководитель сам на подсознательном уровне чего-то боится, поэтому кричит на подчиненных и создает территорию тревожности.

В команде, где царят страх и недоверие, принимаются управленческие решения, вызванные первым порывом руководителя, там нет критического анализа будущих ошибок. Самая главная задача топ-менеджера – создать атмосферу доверия.

Фото: Иван Беседин

F: Как вы считаете, какие у вас есть преимущества и недостатки как у руководителя?

– Начнём с того, что идеальных руководителей не бывает. У меня был опыт сотрудничества с Институтом Ицхака Адизеса, который, оценивая жизненный этап организации, проводит диагностику стилей топ-менеджера. Тогда мне сказали, что моя самая сильная позиция – результативность. Участвуя на этапе разработки любого банковского продукта, я могу определить, даст ли он быстрый результат либо большой социальный или экономический эффект. И второй мой ключевой показатель – я сильный интегратор. Не боюсь брать в команду людей, которые сильнее меня, и очень часто люблю подчёркивать, что есть коллеги, имеющие узкие профессиональные компетенции, развитые больше, чем у меня. И моя сильная сторона заключается как раз в том, чтобы собрать этих людей в единую команду для воплощения общей глобальный миссии.

В то же время понимаю, что как администратор я не пример для подражания. Часто пренебрегаю анализом административных процессов. Чёткое следование бюрократическим процедурам – это не самая моя сильная сторона.

F: Каковы ваши основные принципы управления?

– Для меня важно, чтобы коллеги понимали высокий смысл происходящего.

Все три компании, в руководстве которых я работала, – фонд «Даму», холдинг «Байтерек», и Жилстройсбербанк (ЖССБ) – играют большую социальную роль в обществе, и здесь нужно подбирать людей, готовых к изменениям. Энтузиасты – это люди, свято верящие в то, что текущие процессы можно намного улучшить. Это более подходящие люди для таких новаторских задач, которые решают «Даму» и ЖССБ.

F: Когда вы приходите на новое место работы, у вас есть видение и цели. Сложно ли для их достижения сделать из своих подчиненных единомышленников?

– На самом деле все подчиненные – это фактически стейкхолдеры руководителя. Глядя на топ-менеджера, они четко воспринимают его посылы. Когда у руководителя слова не расходятся с делом, он объявляет социальные задачи и бросает все ресурсы, чтобы их выполнить, то количество единомышленников растёт.

Фото: Иван Беседин

F: Как вы считаете, что кроме денег является стимулом для наёмного работника сегодня?

– Я вспоминаю, как мы трудоустраивались в начале 90-х годов. Тогда были пустые магазины, и вопрос денег был очень важным. Я пошла преподавать в университет, потому что там была хоть и небольшая зарплата, но зато платили её регулярно. Была уверена, что в течение ближайших 10 лет меня никто не сократит, если я буду хорошо выполнять свои обязанности. У меня была цель защитить кандидатскую диссертацию, стать старшим преподавателем, потом доцентом. Стабильность и наличие денег были очень важными аспектами. Прошло 25 лет, рынок сильно изменился. Сейчас для поколения миллениалов деньги не являются решающим фактором в выборе компании. Им очень важно быть частью какого-то крупного проекта. Они обращают внимание на репутацию компании, чтобы структура, в которой они работают, или бизнес, который они ведут, были экологичными и перспективными. Молодые специалисты обращают внимание на HR-бренд компании, чтобы в кругу друзей и знакомых можно было с гордостью сказать, что вы работаете в той или иной корпорации.

F: По финансовым показателям мы видим, как вырос ЖССБ после вашего прихода. Что сегодня является драйвером роста банка?

– Драйвером роста банка являются его вкладчики. Главный показатель – рост депозитного портфеля, а именно доверие клиента к системе жилищных строительных сбережений. Здесь есть несколько факторов, которые нам помогают. Во-первых, это то, что начиная с 2015 в тенговом эквиваленте наблюдается отсутствие роста цен на недвижимость, и люди поверили в то, что в течение трёх-пяти лет можно реально накопить 50% от стоимости квартиры.

Второй фактор – это то, что ЖССБ был единственным банком, компенсировавшим курсовую разницу, и все вкладчики, независимо от размера вклада, получили компенсацию в размере 35,5%. Конечно, банку помогло государство, но при этом мы потратили на это чистую прибыль, заработанную за прошлые периоды. Это было очень мощным аргументом для вкладчиков по защите их сбережений от девальвационных рисков.

В-третьих, активное развитие различных государственных программ. Сейчас для правительства обеспечение граждан жильём становится одной из главных задач. В прошлом году мы выдали около 9 тыс. займов под 5% годовых по госпрограмме «Нурлы жер». Фактически, если умножить на четыре (средний коэффициент семейственности), порядка 36 тыс. человек заселились в новые квартиры. И у этих 36 тыс. как минимум есть пять-шесть близких людей, которые узнали, что эту квартиру они получили через Жилстройсбербанк. Значит, как минимум еще 200 тыс. человек начнут активно копить деньги.

Доверие к любому институту строится больше на межличностных отношениях – если вы видите, что кто-то получил квартиру по госпрограмме через ЖССБ, то первая возникшая мысль: «Если он смог, то и я тоже смогу». Соответственно, наша активность по выдаче займов является первопричиной роста депозитного портфеля и развития компании.

F: Как вы считаете, жилстрoйсбережения – эффективный механизм по сдерживанию эмиграции из страны?

– В борьбе с эмиграцией, на мой взгляд, важны три вещи. Первое – это родственные корни. Второе – наличие работы. И третье – это наличие собственной квартиры или дома.

Поэтому система жилищных строительных сбережений соединяет все три фактора. У нас все наши заёмщики, которых 180 тыс. человек, как правило, второй раз обязательно возвращаются в ЖССБ, открывают депозиты уже на своих детей, чтобы создать им в будущем возможность купить жилье, взяв кредит по ставке 3,5%. А для этого нужно копить больше восьми лет.

Система жилстройсбережений позволяет покупать квартиру даже людям с невысоким доходом. Например, по жилищным займам, когда человек выполнил все условия и копил более трех лет, ежемесячно пополняя депозит, мы не проводим оценку платёжеспособности. Потому что в течение трех-пяти лет отношений с нами он доказал свою платёжеспособность не на бумаге, а на деле, каждый месяц пополняя депозит. Сейчас мы хотим сделать накопления в Жилстройсбербанке популярными среди молодёжи.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3627 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить