Мелинда Гейтс: женщина, которая тратит миллиарды долларов

Она определяет направление работы крупнейшего благотворительного фонда в истории человечества и постепенно становится самым влиятельным защитником интересов женщин во всем мире

Как  управлять миром: Мелинда Гейтс в отеле Four Seasons в Нью-Йорке, сентябрь 2015 года
Фото: Архив Forbes
Как управлять миром: Мелинда Гейтс в отеле Four Seasons в Нью-Йорке, сентябрь 2015 года

В сентябре канцлер Германии Ангела Меркель в рамках встречи стран «Большой семерки» приглашает в свою резиденцию из стекла и бетона самых влиятельных женщин мира. В числе гостей – директор Всемирной организации здравоохранения Маргарет Чан и генеральный директор General Motors Мэри Барра, премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг и бывший премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмитт, обладательница Нобелевской премии мира, президент Либерии Элен Джонсон-Серлиф и королева Иордании Рания.

За круглым столом на две дюжины персон, прямо напротив Меркель, сидит Мелинда Гейтс, в прошлом менеджер Microsoft, а теперь филантроп. После традиционных «данке шон» гостям и заслушивания докладов об участии женщин в политике, здравоохранении и экономике Меркель дает слово участницам встречи. Гейтс, в приталенном темно-синем костюме и очках, выступает первой. Четыре минуты она страстно и красноречиво говорит о роли женщин. «Когда женщинам дают возможность занимать руководящие должности, мы можем добиться реальных изменений, – отмечает Гейтс. – Но для этого нужно, чтобы женщин было слышно. Необходимы инвестиции, огромные инвестиции в женщин и девочек».

Среди всех влиятельных гостей этого званого ужина именно у Мелинды Гейтс есть возможность делать такие инвестиции. Причем совершенно самостоятельно. У премьер-министров есть парламенты, у директоров – советы. А у Гейтс есть фонд величиной $41,3 млрд, которым она может распоряжаться так, как угодно ей и ее мужу Биллу, самому богатому человеку в мире.

Чтобы прийти к необходимости инвестировать в женщин, потребовалась настоящая трансформация личности. В первые 10 (из 20) лет своего существования Фонд Билла и Мелинды Гейтс инвестировал в масштабные проекты против полиомиелита и малярии, а также в экспериментальные образовательные программы. Но в последние несколько лет Мелинда Гейтс полностью вжилась в роль человека, чье имя фигурирует на фирменных бланках крупнейшего благотворительного фонда в истории. Она стала самой влиятельной персоной в мире, чье внимание полностью сфокусировано на проектах в интересах женщин.

«Я долго искала такого активиста, который был бы всецело предан правам женщин», – говорит Мелинда за обедом в легендарном отеле Adlon Kempinski, куда ненадолго вырвалась с организованного Меркель форума. Ей 51 год, она прагматична и непретенциозна. Манерой поведения Гейтс похожа на тех руководителей-технократов, которые вместо многочисленных помощников полагаются на собственные знания и решительность. «Я была уверена, что фонд должна возглавить женщина. Мы с командой это постоянно обсуждали: «Может, вот эта согласится или эта». Я рассматривала разные кандидатуры, но не могла найти ту, которая бы, по моему мнению, могла говорить от лица женщин разных стран мира. И тогда подумала: «Если я женщина-руководитель, то мне следует заняться этим самой. Просто сделать это. Нужно набраться мужества и перестать беспокоиться».

Шестеро из 10 бедных и двое из трех неграмотных в мире – женщины. Чрезмерная смертность среди женщин, по данным Международного валютного фонда, приводит к тому, что развивающиеся страны «недосчитываются» их 3,9 млн ежегодно: порядка двух пятых от этого числа не рождаются, больше трети умирают молодыми.

«Какая самая большая проблема нашего времени? – задается вопросом Гейтс и отвечает: – Это искоренение бедности. Чтобы этого добиться, нужно сделать так, чтобы женщины и девочки оказались в центре наших программ». Нищета дискриминирует по половому признаку, и Гейтс готова поставить миллиарды долларов на то, что бедность можно побороть, если вкладывать средства в тот пол, который исторически оказывался на вторых ролях.

Мелинда Френч Гейтс родилась и выросла в Далласе в семье аэрокосмического инженера и домохозяйки, которая помогала управлять сдачей в аренду принадлежавшей семье собственности. «Мы все знали, что доходы от аренды пойдут на то, чтобы заплатить за колледж», – говорит Мелинда, у которой есть сестра и двое младших братьев. По выходным дети убирали сдававшиеся в аренду дома и сводили баланс на принадлежавшем семье Apple III. Гейтс была лучшей ученицей в своей католической школе для девочек и капитаном команды поддержки. За пять лет она получила степень бакалавра компьютерных наук и экономики, степень MBA в Университете Дьюка. Мелинда специально закончила учебу на год раньше, чтобы быстрее начать работать.

«Она всегда знала, чего хочет, – говорит ее сестра Сьюзан Френч. – У нее была решимость. Как только она понимает, чем хочет заниматься и на какой проект направить свои силы, то выкладывается по полной».

Проектом, в который Мелинда решила вложиться, окончив в 1987 колледж, стала компания Microsoft. Она работала менеджером по продукту, когда основатель компании, как всем известно, подошел к ней на офисной парковке и пригласил на свидание. «В колледже девушек на моем факультете было немного, поэтому я общалась в основном с ребятами, которые были очень умны, – рассказывает собеседница о начале их романа. – Если так посмотреть, то Билл был похож на моих друзей из колледжа, которых я очень уважала, как и они меня. В нем меня сразу привлек блестящий ум, но еще больше – любознательность. И у него потрясающее чувство юмора. Мне очень нравится его ироничность».

Они встречались семь лет, прежде чем пожениться в 1994 на Гавайях. В 1996 Мелинда, тогда занимавшая должность генерального менеджера, забеременела. Пока она ждала дочь Дженнифер, не работала. «Это было ее решение, – говорит Билл. – Я был несколько удивлен, но ей действительно так хотелось. А потом был ребенок номер два и номер три».

Сейчас Дженнифер уже 19, она учится на втором курсе Стэнфорда. Рори – 16, а Фиби – 13, и они уже почти совсем самостоятельные. Как и многие матери, перед которыми маячит перспектива опустевшего семейного гнезда, Гейтс прошла через период интенсивных поисков ответа на вопрос: что дальше?

Она стала все глубже погружаться в работу Фонда Гейтсов, который в основном занимается вопросами улучшения качества жизни и уровня здоровья людей всего мира. Благодаря фонду был достигнут серьезный прогресс в борьбе с полиомиелитом, малярией и ВИЧ, а также улучшено положение с вакцинацией и гигиеной. «Нужно сказать, что фонд далеко не сразу стал заниматься вопросами здоровья женщин», – замечает Линси МакГоэй, автор книги «Бесплатных даров не бывает: Фонд Гейтсов и цена филантропии».

Мелинда Гейтс стала все меньше внимания уделять вертикальным программам фонда и начала искать способы расширить горизонтальную благотворительность. Особенно ее интересовали инициативы, где принимаются во внимание интересы наиболее уязвимых групп женщин. Ее интерес был вызван как эмпатией, так и желанием получить эффективный результат от вложенных средств. Мухаммад Юнус получил Нобелевскую премию мира за разработку подхода к микрокредитованию женщин в развивающихся странах, доказав, что именно они более эффективно распоряжаются средствами, чтобы улучшить положение всей семьи. Билл Гейтс спас десятки тысяч жизней благодаря программам вакцинации, а Мелинда Гейтс начала поощрять те проекты, которые учитывали, что женщины чаще, чем мужчины, принимают решения о вакцинации детей.

«Когда я только начинала работать в фонде, мне казалось, что проекты в интересах женщин менее масштабны, и не хотелось, чтобы меня воспринимали несерьезно, – признается Гейтс. – А на самом деле наоборот: все, что касается женщин, это как раз очень масштабные проблемы. Например, борьба с насилием или детскими браками. Это требует работы на всех уровнях. Уоррен Баффет всегда говорит мне, что если уж замахнулся, то нужно бить по мячу изо всех сил».

Мелинда Гейтс впервые выступила в своем новом амплуа именно в Берлине, где сейчас участвует во встрече женщин-лидеров. Многие годы, даже работая в фонде, она старалась держаться в тени. «Билл был всегда на виду, так что я хорошо знала, каково это», – говорит она. Но со временем Мелинда решила, что, для того чтобы продвигать свои идеи, ей придется выступать самой. «Я всегда советую своим дочерям говорить так, чтобы их было слышно, – делится она. – И мне нужно показывать им пример». И вот три года тому назад она приехала в Германию на конференцию

Ted X с выступлением, посвященным планированию семьи и обеспечению доступа к противозачаточным средствам. Первоначально Гейтс намеревалась направить на эту программу $70 млн в год, но уже через три месяца увеличила размер финансирования в 2 раза. Недавно она объявила о дополнительном финансировании в размере $120 млн.

Благодаря тому, первому выступлению Мелинда оказалась в заголовках всех новостей. Официальная газета Ватикана, издаваемая при папе Бенедикте XVI, опубликовала на первой полосе статью «Противозачаточные средства и дезинформация: риски благотворительных фондов», где Гейтс обвиняли в распространении недостоверных сведений. Довольно суровая отповедь для католички, которая, по ее словам, ежедневно уделяет время молитве.

«Это очень неловко – разговаривать о сексе, деторождении и противозачаточных средствах. Но все это мы обсуждаем внутри фонда», – объясняет она. Из реакции на свое выступление Гейтс извлекла два важных урока. Первый: когда она говорит, то благодаря ее убежденности и ресурсам мир слушает. «Когда мы инициировали глобальное обсуждение вопросов планирования семьи и я увидела, что мы можем рассчитывать на финансирование в мировых масштабах, то подумала, что нужно заняться и другими проблемами, которые касаются женщин», – уверена она.

А второй урок состоял в том, что Мелинда могла выдержать критику. «Многие писали о том, как миссис Гейтс ошибается, и что, наверное, ее ввели в заблуждение разные компании, которые хотят продавать побольше противозачаточных средств, – вспоминает Билл, купивший тот номер ватиканской газеты и подаривший его жене, которая повесила ее в рамке на стену своего офиса в штаб-квартире фонда в Сиэтле. – Я подарил ей ту газету, потому что она решила говорить во весь голос, невзирая на критику. Это очень деликатная сфера, но Мелинда решила взяться за решение очень сложных вопросов».

Те, кто знаком с работой фонда изнутри, считают, что Мелинду ни в коем случае нельзя считать второй скрипкой. «Любой, кто следит за сектором благотворительности, знает, что она играет ведущую роль», – утверждает Аарон Дорфман из Национального комитета ответственной филантропии, организации, которая занимается мониторингом благотворительной деятельности.

«Когда мы только начинали работать вместе, то, конечно, у нас был неодинаковый статус, – признает Мелинда. – Билл был генеральным директором Microsoft, а я работала на несколько уровней ниже. Нам обоим пришлось измениться, чтобы действительно действовать на равных. Это случилось не за один день, но мы оба очень старались. Нам нужно было научиться договариваться, когда что-то не срабатывало». Но сейчас, по ее мнению, у них получается.

«Мы буквально передаем друг другу задачи и подменяем друг друга на встречах, – говорит Мелинда. – Нам одинаково комфортно принимать решения как вместе, так и по отдельности, не дожидаясь одобрения. Когда мы принимаем их вместе, то дело не в бюджетах, а скорее в том, будет ли второму это решение так же важно, как и мне».


«Все, что я делал, у меня получалось совместно с партнером, – говорит Билл Гейтс. – Во время становления Microsoft это был Пол Аллен, который помогал находить идеи и разрабатывать первые проекты. Потом был Стив Балмер, с которым я знаком с колледжа. Он пришел в нашу команду, помогал управлять компанией и выходить на новый уровень. А теперь это Мелинда в фонде». У нее такая же должность, как и у ее мужа: сооснователь и сопредседатель. (В числе сопредседателей также отец Билла, а среди доверительных собственников Уоррен Бафетт, который вкладывает в фонд собственные средства.)

«Окончательное решение всегда остается за Мелиндой и Биллом, – говорит Сьюзан Десмонд-Хеллман, исполнительный директор фонда, которая занимает эту должность с прошлого года. – Процесс утверждения важных решений, начиная с годового бюджета и заканчивая стратегическими программами, всегда включает их обоих как равноценных партнеров».

За инициативами Мелинды Гейтс в сфере планирования семьи последовали программы в поддержку здоровья будущих матерей. Естественным продолжением этих программ стали проекты в сфере детского здоровья. Затем появились инициативы в области образования женщин. А чем будут они заниматься после учебы? Мелинда понимает, что в развивающихся странах у них будет немного шансов найти оплачиваемую работу. Поэтому поддерживает многочисленные программы, которые поощряют развитие микропредпринимательства, например ведение сельского хозяйства на небольших участках земли или мобильный банкинг.

Результатом этого процесса стала серия инициатив в поддержку женщин «от колыбели до материнства». Фонд не говорит о том, сколько всего денег уходит на финансирование инициатив в отношении женщин, в основном потому, что их трудно вычленить из годового бюджета, который составляет $3,9 млрд. При этом фонд измеряет то, как каждая из реализуемых им программ помогает женщинам. Возьмем проект M-KOPA – кенийской организации, которая производит лампы на солнечных батарейках. На первый взгляд кажется, что не должно быть гендерного компонента в программе, помогающей не имеющим доступа к электричеству семьям избежать затрат и рисков, связанных с использованием керосиновых ламп. Но на деле проект приносит больше всего пользы девочкам школьного возраста, которым зачастую приходится делать домашнее задание по вечерам, после того как они закончат всю работу по дому. Еще один партнер фонда – GSMA – обеспечивает ведение мобильных банковских счетов для тех, у кого нет доступа к традиционным банковским услугам. И опять большей частью от этого выигрывают женщины, потому что в развивающихся странах только у 37% из них есть банковские счета, а во многих случаях их намеренно ограничивают в пользовании стандартными финансовыми продуктами.

Фото: Riki Blanko

«Когда вы приезжаете в такие страны, как Индия и Бангладеш, вам как-то даже хочется поменьше слышать обо всех тех проблемах, с которыми сталкиваются там женщины, – говорит Мелинда. – Но если их выслушать и действительно над этим поразмыслить, то понимаешь: «Боже мой, они же правы». Эти женщины помогли мне понять, что нужно заниматься решением проблем развивающихся стран в совокупности. Все эти проблемы – часть одного и того же процесса».

Фонд Гейтсов активно создает новые пилотные программы в этой сфере: успешные из них получают дальнейшее финансирование, а неудачные рассматриваются как возможность извлечь уроки. Типичным примером таких проектов является основанная Меган Уайт Мукуриа в Кении программа Zana Africa Group, распространяющая в школах бесплатные гигиенические прокладки. Эта инициатива призвана помочь девочкам в бедных странах, где многие школьницы пропускают учебу в дни менструаций или даже совсем бросают учиться после полового созревания. Например, в Африке перестает посещать школу одна из 10 девочек.

Если проследить историю финансирования Zana Africa, то видно, что она практически полностью совпадает с тем, как менялся подход фонда к развитию гендерных программ. Организация получила свой первый пилотный грант в размере $100 тыс. на производство гигиенических прокладок из местных материалов, таких как волокно бамбука или джута. Мукуриа отказали в финансировании второй фазы проекта, предполагавшей тестирование дистрибуции и образовательные программы для школ. Но уже через два месяца первоначальное «нет» превратилось в «может быть», а еще через три – в грант в размере $1 млн. Недавно фонд Гейтсов направил Zana Africa финансирование в объеме $2,6 млн.

«Изначально фонд не был готов принять решение о масштабировании нашего проекта, потому что гигиенические прокладки не укладываются в рамки их программы по улучшению санитарных условий, которая сфокусирована на развитии канализации, – поясняет Мукуриа. – Но они буквально обменялись понимающими взглядами и сказали: «Мы должны поддержать эту инициативу». А если бы не согласились, то никто не стал бы нас финансировать».

В 2016 можно ожидать еще больше подобных проектов, которые фонд будет поддерживать в рамках своей многословно названной программы «Женщины и девочки в центре решения проблем развития». Ее бенефициарами станут порядка 20 организаций, а общий объем финансирования направленных на гендерные вопросы проектов составит более $20 млн. Для Гейтсов это немного, но это сигнал, что фонд открыт для инициатив, где улучшение положения женщин является основной целью, а не побочным эффектом. Это также первый шаг к созданию программы, которая, как надеется Мелинда, станет платформой для обмена информацией для всех, кто занимается проектами в этой сфере.

«Многие организации занимаются гаданием на кофейной гуще, пытаясь понять, что будет в моде, а что нет, – говорит Дорфман, занимающийся мониторингом благотворительности. – Иногда НПО меняют планы в зависимости от того, какой фокус демонстрируют доноры». Это созвучно критике, которая часто звучит в адрес Фонда Гейтсов: говорят, что у него слишком много власти, а решения слишком часто принимаются авторитарно.

«Я на своем опыте убедилась, что Мелинде важны разные точки зрения», – утверждает Десмонд-Хелл­ман. В фонде есть много специалистов, которые на протяжении всей карьеры работали в одной сфере и обладают технической экспертизой. Например, есть те, кто всю жизнь посвятил борьбе с туберкулезом. На вопрос о том, отвечают ли иногда Мелинде Гейтс отказом, директор фонда смеется: «Бывает, говорят: «Это невозможно». Скорее так, чем просто «нет».

15 лет назад Билл и Мелинда Гейтс создали свой благотворительный фонд с целью уменьшения социального неравенства и несправедливости. Они вложили более $30 млрд в достижение этой цели. В начале 2015 года пара поставила перед фондом высокую цель – наращивать качество жизни людей в бедных странах в ближайшие 15 лет быстрее, чем в любое другое время в истории. А фонд Гейтсов объявил о выделении $776 млн инвестиций в течение ближайших шести лет на улучшение питания и снижение детской смертности, вызванной недоеданием. На прошедшем в Нью-Йорке ежегодном саммите Forbes 400 для филантропов Билл Гейтс отметил, что стоит сосредоточиться на медицине и образовании.
Фото: Michael Prince
15 лет назад Билл и Мелинда Гейтс создали свой благотворительный фонд с целью уменьшения социального неравенства и несправедливости. Они вложили более $30 млрд в достижение этой цели. В начале 2015 года пара поставила перед фондом высокую цель – наращивать качество жизни людей в бедных странах в ближайшие 15 лет быстрее, чем в любое другое время в истории. А фонд Гейтсов объявил о выделении $776 млн инвестиций в течение ближайших шести лет на улучшение питания и снижение детской смертности, вызванной недоеданием. На прошедшем в Нью-Йорке ежегодном саммите Forbes 400 для филантропов Билл Гейтс отметил, что стоит сосредоточиться на медицине и образовании.

«Если честно, то я считаю, что основная наша ответственность – перед людьми, – добавляет Гейтс. – Надеюсь, что через много лет кто-нибудь посмотрит на нашу жизнь и спросит: «Мелинда и Билл хотели изменить мир в интересах бедных. Получилось ли у них? Больше ли детей выжило благодаря работе фонда? Меньше людей заболевают малярией? Больше женщин имеют доступ к противозачаточным средствам?» Вот перед этими людьми мы несем ответственность».

В Берлине после ужина в резиденции канцлера Германии Гейтс возвращается на борт частного самолета. На другом конце города и на расстоянии световых лет от коридоров власти, из которых Мелинда только что вышла, находится здание, где тысячи сирийских и других беженцев ожидают регистрации. Трудно не обратить внимания на всех этих женщин, которые склоняются над колясками с маленькими детьми и пластиковыми мешками, в которые сложены все их пожитки. Для них поставили отдельную палатку, где они могут укрыться от посторонних взглядов, например, чтобы покормить детей грудью.

Мужчины стоят в очередях и ждут, пока их не вызовут, чтобы подписать формы, необходимые для получения документов, денег и услуг. Беженцы проделали долгий путь, чтобы попасть в Берлин, и теперь им не остается ничего другого, как ждать.

В прошлом месяце фонд Гейтсов направил на инициативу Zana Africa финансирование в объёме $2.6 млн

«Когда видишь фотографию ребенка, выброшенного на берег морем, или его матери… На этих снимках так много женских лиц, – говорит Мелинда. – Даже если беженцам удается пересечь границу, то их отправляют в лагеря, где женщинам приходится особенно трудно. Они там никак не защищены от насилия. Им там намного тяжелее. Просто сердце разрывается. Не болит, а именно разрывается».

Фонд Гейтсов создан так, чтобы работать быстро: все средства сразу идут в дело, организация должна будет завершить все свои программы в течение 20 лет после смерти последнего из ее сооснователей. Поэтому Мелинда уже сейчас направила порядка $17,5 млн на помощь беженцам с Ближнего Востока. Мир воспринял эти средства как вклад в облегчение страданий людей, но для нее это еще один шаг на пути к улучшению положения женщин из бедных стран.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22789 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 сентября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить