Защита от огня: как казахстанка занялась производством спецодежды и не прогадала

За 2020 год прибыль производителя выросла на 50%

Арай Билялова
ФОТО: © Данил Потапов-Поличинский
Арай Билялова

«Казпротект» – одна из немногих компаний, которая смогла не только совладать с пандемией, но и вырасти в финансовых показателях. За 2020 год прибыль казахстанского производителя спецодежды выросла на 50%. Но радужные перспективы у компании появились совсем недавно. Первые три с половиной года соучредитель фабрики Арай Билялова провела без зарплаты, заказов и понимания, куда движется бизнес. Следующие несколько лет – в борьбе за выживание. О фабричных перипетиях предпринимательница рассказала в материале Forbes Woman Kazakhstan.

Неверный расчет

Шить будущий соучредитель текстильной фабрики мечтала с детства. Правда, о выборе профессии по зову сердца речи не шло – будущая бизнесвумен росла в многодетной павлодарской семье. Вектор карьеры девушки определили на семейном совете: раз Павлодар – город заводов, то ему нужны инженеры.

Расчеты оказались не совсем верными: год поиска работы не увенчался успехом. Отчаявшись, экс-студентка перебралась в большой город. В Алматы девушка работала и официанткой, и репетитором по английскому, и помощницей по работе с детьми. Будни с 1000 тенге в день на жизнь, продукты и помощь родным – школа, которая подготовила казахстанку к встрече с карьерными вызовами.

От найма к своему делу и обратно

Поворотным пунктом на пути Арай стала позиция менеджера по продажам в одном из пенсионных фондов республики. Девушка научилась продавать, просто и доходчиво объясняя клиенту преимущества финансового продукта. Доход рос, карьера Арай тоже пошла в гору.

Стабильное финансовое положение позволило ей задуматься о продолжении обучения, но уже в нужном ключе. Арай поступает в магистратуру КИМЭП. В то же время уроженка Павлодара пробует себя в собственном деле – открывает магазин детской одежды. Дело не идет, и казахстанка снова отправляется на поиски стабильной работы. Впереди – шесть месяцев минимальной зарплаты и осознание того, что навыки продаж и инженерная подготовка стоят дороже. «Я посчитала, сколько мне нужно, чтобы снимать нормальную квартиру и оплачивать обучение, и решила действовать», – вспоминает она. Казахстанка находит предприимчивых молодых ребят из Украины, которые занимаются продажей французских труб. Они замечают инициативную девушку и предлагают работу. Компания из трех партнеров (в том числе Арай) просуществовала полтора года, но закрылась из-за бюрократических сложностей.

Из регионального менеджера в директора фабрики

В дальнейшем пути жителей СНГ расходятся: один продолжает реализовывать трубную продукцию, другой переквалифицировался в бизнес-тренера, а Арай занимается продажами медицинского оборудования. Через полгода ситуация изменилась.

Один из учеников бизнес-тренера владел швейным производством на Украине и решил выходить на казахстанский рынок. Коуч предложил кандидатуру Арай в качестве управляющего фабрикой, и девушка согласилась без раздумий.

Долгое начало

Почти три года партнеры запускались: за первый, 2014 год удалось провести маркетинговые исследования, зарегистрировать компанию и оформить документы. Нестабильная ситуация на Украине отразилась на финансировании фабрики, которое лежало на партнере. «Вывод средств со счетов был невозможен из-за военных действий. Но после их окончания партнер все-таки смог инвестировать в проект собственные средства», – подытоживает девушка.

Процессы настраивали дистанционно. За три года совместной работы избежать ошибок не удалось. Правда, Арай уверена, что без такого опыта развивать бизнес сегодня было бы невозможно. Например, фабрике понадобились столы для закройного цеха. Их заказали за несколько тысяч долларов в Китае. Со временем выяснилось, что столы можно было сделать рядом – в мебельном цехе. Оборудование можно было не везти напрямую, а закупить в магазине. «Но это все опыт!» – подытоживает Арай.

За три года казахстанка успела выйти замуж и родить ребенка, поэтому на момент запуска фабрики ее семья переехала ближе к производству. Первые месяцы Арай с партнером искали здание, делали ремонт и завозили оборудование. Следующие полгода команда ждала технолога.

По словам девушки, поиск кадров – одна из болевых точек отрасли. «Молодые девчонки знают, что швеям мало платят, поэтому средний возраст работников – от 40 лет и старше, – говорит Арай и добавляет: – Найти конструктора-технолога еще сложнее. Образованную швею, которая разбирается в технической документации, днем с огнем не сыщешь. Предприятие без технолога и конструктора – это ничто. Даже восемь швей ничего не смогут сделать без технолога. Это как корабль, полный моряков, – без капитана он просто не поплывет». Параллельно с поиском технолога Арай занималась поиском заказов.

ФОТО: © Данил Потапов-Поличинский

Чужие заказы

Первые два года «Казпротект» производил чужие заказы: фабрике завозили готовое сырье, потом забирали изделия и переводили оплату. Правда, доходов такие проекты не приносили, партнер только и делал, что покрывал расходы компании. В то же время Арай понимала: для участия в тендерах и конкурсах важен опыт, весь цикл производства одежды должен быть отработан от а до я. «Для партнера это было элементарно – он уже 20 лет этим занимается, а у меня не было такого опыта», – сетует она. Со временем у компании начали появляться и свои проекты, но небольшие и неприбыльные.

Кризис

«Если рассматривать компанию как организм, то это был истощенный организм. За 2019 год объем продаж компании не превысил 20 млн тенге. Из них собственных заказов, сшитых от и до, – около 3 млн. Мы не производили даже 20%, а были запасным цехом для кого-то», – вспоминает бизнесвумен. Инвестор нервничал: расходы росли, а доходы – нет, поэтому девушке пришлось занимать средства у родственников и подруг.

Ситуацию усугубляло то, что каждый проект давался компании с трудом – персонал уходил из-за низких зарплат, а команда не могла повысить зарплату из-за небольшого объема заказов.
Так в середине 2019 года Арай настиг кризис. «Мне было непросто: работаю семь с половиной лет и из них ровно половину – без зарплаты, за идею, не имея никакой финансовой и тем более эмоциональной выгоды».

Работа над собой

Через два-три месяца девушка решила действовать. «Я поняла, что мое производство – это живой организм и на работу, безусловно, влияет мое психологическое состояние. Поэтому решила начать активно прокачивать свои навыки и работать над собой. Со временем дела в компании начали меняться», – рассказывает она. Ее ждала череда тренингов, мастер-классов, вебинаров, учебники по философии и психологии.

В 2020 год компания вступила с большими долгами по аренде и налогам и проектами, которые не покрывали расходов. В производство вложили порядка полумиллиарда тенге, пятую часть из которых привлекла сама девушка.

В итоге команда приняла решение избавиться от арендного помещения. Арай отправилась в один из поселков и сумела доказать администрации необходимость проведения тендера на одно из муниципальных зданий. Через шесть месяцев команда получила аварийное здание в доверительное управление. На сегодняшний день производство полностью восстановило все помещения.

Со временем фабрике удалось завоевать доверие заказчиков – у Арай появились сертификаты на продукцию, опыт, а значит, и возможность принимать участие в тендерах, 30% из которых были доступны.

Постковидные реалии

Как ни странно, закрепиться на рынке фабрике помогла именно пандемия. Ограничения вынудили заказчиков сократить сотрудничество с «серыми» производствами из Узбекистана и Туркменистана и вернуться на локальный рынок. Активные меры по борьбе с контрафактом начало принимать и государство.

По словам Арай, на самом бизнесе пандемия фактически не отразилась. Единственный горящий вопрос касался переноса производства.

«Я жила в Нур-Султане, а фабрика была в Караганде. Когда начался ковид, ездить стало просто невозможно: стоит блокпост, и я не могу поехать в другую область», – делится производитель. Производство перевезли в Каргандинскую область, за фабрикой переехала и семья Арай: девушка была беременна вторым ребенком, и частые переезды затрудняли возможность совмещать работу и материнство.

Производство сегодня

Сегодня команда «Казпротекта» расширилась до 47 сотрудников. Сложности в финансах позади – спустя семь с половиной лет прибыль фабрики выросла на 400%. В 2021 году производство вышло на оборот 80 млн тенге. Ежегодно производитель отшивает около 20 000 изделий – спецодежда для защиты от огня, искр и брызг, а также боевая одежда пожарного. «Ткани и фурнитура из нашей линейки действительно соответствуют не только казахстанским таможенному и техническому регламентам, но и всем европейским стандартам и требованиям. Все технологии мы привезли из Европы», – поясняет Арай.

В продуктовом портфолио компании есть позиции, обладающие по-настоящему уникальными защитными свойствами и высоким качеством, которое объективно не поддерживается ни одним из казахстанских производителей. В планах фабрики – развивать направления пошива огнестойкой одежды, костюмов для защиты от электрической дуги и боевой одежды пожарного.

Сегодня клиенты выходят на производителя сами. «У нас есть репутация, которая выстраивалась годами», – констатирует Арай. Фабрика заработала репутацию и среди других производств, и сейчас среди ее заказчиков – международный аэропорт Нур-Султана, предприятия группы компаний «Евраз», домостроительный комбинат «ДЖиЛБи», логистическая компания AsiaTrade и другие.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
71317 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Naimi.kz: Казахстанцы не хотят работать Смотреть на Youtube