«Марченко сказал мне: “Я не знаю, что у вас там внутри КФН творится”»

Бывший ведущий специалист Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций (КФН) Нацбанка РК Гульназ Букенбаева считает, что из-за стресса, связанного с незаконным увольнением, она потеряла ребенка

Фото: Андрей Лунин
Гульназ Букенбаева.

Гульназ Букенбаева рассказала Forbes.kz, что в 2004 она пришла в только что созданное Агентство по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (АФН) на должность секретаря бухгалтерии. В 2005 прошла конкурс и перешла на должность специалиста в департамент по надзору за субъектами рынка ценных бумаг и накопительных пенсионных фондов, где проработала до 2010 - до ухода в декретный отпуск.

- Из декретного я вышла в октябре 2011, когда АФН уже не было, его функции передали другому ведомству - Комитету по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций (КФН) Нацбанка. Я была ведущим специалистом управления лицензирования и разрешений Департамента лицензирования КФН. В декабре 2012 я получила уведомление, что моя должность попала под сокращение в связи с оптимизацией структуры центрального аппарата Национального банка и его ведомств, - «пробежалась» по датам Гульназ. - В уведомлении было также написано, что если будет соответствующая вакантная должность, то меня переведут туда, если нет, то уволят.

Директоры дерутся - у специалистов чубы трещат

По ее словам, всех попавших под сокращение собрали 1 марта 2013  и предложили на выбор временно вакантные должности.

- Мне сказали, что раз у меня есть ребенок до трех лет (дочери тогда было 2 года 8 месяцев), то меня не увольняют, а переводят на должность инспектора управления мониторинга внутренних операций. Я спросила: «А если я не согласна с этой должностью?» Мне ответили, что в таком случае меня уволят. Пришлось работать там, хотя эта должность не была равнозначна моей прежней должности и в зарплате я потеряла в три раза: ведущим специалистом получала 150 тыс. тенге, инспектором стала получать 48 тыс. тенге, - рассказала о потерях Букенбаева.

Она уверена, что ей могли предложить равнозначную должность, но не сделали этого, более того - скрыли, что таковые имеются. Гульназ считает, что рядовые сотрудники пострадали из-за ссоры руководителей департаментов КФН.

- Директор департамента юридического сопровождения и директор нашего департамента почему-то конфликтовали. Она [директор департамента юридического сопровождения] добилась того, чтобы полностью расформировали департамент лицензирования. В то же управление мониторинга, где я работала инспектором, взяли двух новых сотрудников со стороны. Хотя я могла бы работать на их месте, - уверена собеседница Forbes.kz. - Кстати, функции лицензирования перешли юридическому департаменту.

«Я по-человечески просила, чтобы меня оставили до декрета»

В июне Гульназ уже точно знала, что ждет второго ребенка: она сделала УЗИ, и ей сказали, что у нее нормально развивающаяся маточная беременность.

- Должность, на которую меня перевели, была вакантна до 5 августа 2013: с этого дня на работу из декрета выходила другой инспектор. Я стала ходить к руководству, просила по-человечески, чтобы меня оставили хотя бы до декабря - до моего ухода в декретный отпуск. Обещала, что потом сама уволюсь. Но меня не оставили, - пожаловалась Букенбаева.

Гульназ утверждает, что она рассказала о своем положении председателю КФН Куату Кожахметову.

- Я была на приеме у Куата Бакировича, сказала, что могу представить справку о беременности. А он говорит: «Зачем? Мы же не маленькие. Я вам верю. Приходите завтра», - объяснила Гульназ, почему она не представила соответствующий документ в КФН. - Назавтра опять записываюсь на приём, он говорит: «Я еще думаю, ищу место для тебя». Так было три раза.

Со своей проблемой женина также ходила к председателю Национального банка РК Григорию Марченко.

Григорий Марченко.

- Он меня принял, я ему все объяснила, но он сказал: «У вас есть первый руководитель, есть замы. Что у вас там внутри творится, я, говорит, не знаю», - передала свой разговор с главой НБРК экс-специалист.

«Я была в шоке: представляете, потерять работу в наше время»

После хождений по начальству Гульназ написала заявление об увольнении. Ее последним рабочим днем в КФН стала пятница, 2 августа. В понедельник, 5 августа, она пошла вставать на учет в поликлинику.

- Меня обследовала врач, сказала, что у меня 13-я неделя беременности, но плод соответствует 11-я неделе, и отправила на УЗИ. Там сказали, что сердцебиения [у плода] нет, что у меня замершая беременность, - рассказала Гульназ.

Она считает, что такое случилось из-за переживаний, связанных с ее увольнением.

- Я была в шоке. Представляете, потерять работу в наше время. Тем более у меня в «Жилстройбанке» счет открыт, я уже в ноябре должна была получить кредит на квартиру. Но как я теперь свой доход подтверждать буду? - задается вопросом экс-менеджер.

Женщина говорит, что ее муж работает в госструктуре и получает мало. Поэтому супруги надеялись, что факт работы Гульназ в таком солидном учреждении, как ведомство Нацбанка, поможет им получить кредит и решить квартирный вопрос. Однако из-за увольнения жены этот вопрос повис в воздухе.

«Адвокат говорит, что можно доказать связь между моим увольнением и замершей беременностью»

В конце августа экс-менеджер КФН подала на своего бывшего работодателя иск в Алмалинский районный суд Алматы, первое заседание состоится в начале следующей недели. Гульназ Букенбаева просит суд, чтобы ее восстановили на работе и возместили моральный и материальный ущерб.

- Моральный ущерб я оценила в 1 млн тенге, материальный - в 52 тыс. тенге. Материальный ущерб - это деньги, которые я потратила после того, как с замершей беременностью на три дня легла в больницу в платное отделение. Мой адвокат говорит, что можно доказать связь между моим увольнением и таким диагнозом. Тем более что до этого замерших беременностей у меня не было, все анализы были в порядке, нет никаких инфекций. Сейчас врачи меня опять обследуют, чтобы установить причины случившегося, - говорит Гульназ.

Однако сама она призналась: врачи в беседах высказывают сомнения по поводу установления точных причин замершей беременности - их множество, поди угадай, какая была основной в конкретном случае.

2 сентября 2013 редакция Forbes.kz направила запрос в Национальный банк с просьбой прокомментировать ситуацию с Гульназ Букенбаевой. Через три дня директор Департамента организационной работы, внешних и общественных связей Александр Терентьев официально уведомил нас письмом, что ответы на вопросы будут представлены в сроки, установленные Законом о СМИ.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
33456 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить