«Маленькая женщина с большим IQ»: как Джанет Йеллен разрушает стереотипы

Министром финансов в администрации Джо Байдена стала Джанет Йеллен — человек, хорошо известный в мире финансов, но при этом первая женщина на таком посту. Почему ее назначение — разрушение многих стереотипов, как гендерных, так и экономических?

Джанет Йеллен
ФОТО: wikipedia.org
Джанет Йеллен

Джанет Луиз Йеллен — необычный человек по любым меркам. Всем известно, что в 2014-2018 она была 15-м председателем Федеральной резервной системы США (этот пост обычно называют «самый могущественный в мире центральный банкир»), притом первой женщиной в этом качестве. Но это несколько заслонило ее предыдущие достижения: с 1994 по 1997 она была членом совета управляющих ФРС, затем, в 1997-1999, возглавляла совет экономических консультантов (Council of Economic Advisers) при президенте Клинтоне, а позже, в 2004-2010, была управляющим Федерального резервного банка Сан-Франциско. Выдающаяся карьера для любого экономиста, тем более для женщины, поскольку гендерное неравенство все еще существует. И вот теперь — новая высокая должность секретаря казначейства, то есть министра финансов США. Йеллен — вообще первый человек в американской истории, которому удалось последовательно занять все три высших экономических поста в государстве.

Как это удалось девочке из скромной и небогатой семьи еврейских эмигрантов из Польши?

Учебник Йеллен

Джанет Йеллен родилась в 1946 в рабочем районе Бруклина и выросла там же. Отец, Джулиус Йеллен, был семейным врачом, его кабинет находился на первом этаже дома, где они жили. Он принимал местных жителей за $2 — если у тех была работа, а если нет — то бесплатно, до лучших времен. Мать Анна Рут (урожденная Блюменталь) была учительницей в начальной школе, но вскоре после рождения детей — Джанет и ее старшего брата Джона — оставила работу и стала домохозяйкой. Йеллен окончила школу в 1962 и была лучшим учеником в своем выпуске.

Затем она поступила в Пемброк Колледж при университете Браун в Провиденсе, Род-Айленд, одно из старейших в США высших учебных заведений для женщин (инкорпорирован в университет Браун в 1971). Вначале собиралась изучать философию, но вскоре переключилась на экономику. Окончив университет с отличием (summa cum laude) в 1967, она отправилась продолжать образование в Йель (Yale University), где ее профессорами были будущие нобелевские лауреаты по экономике Джеймс Тобин и Джозеф Стиглиц (оба кейнсианцы, считающие, что рынки требуют регулирования). Стиглиц впоследствии говорил, что Йеллен была одним из умнейших его студентов и самым запомнившимся. А Джеймс Тобин сказал о ней: «Она была просто гением, когда нужно было изложить сложные вещи просто и ясно». Ее конспекты лекций еще много лет передавались студентами из рук в руки и были неофициальным учебником — их называли Yellen Notes. В 1971 году 24 экономиста получили в Йеле докторскую степень. Йеллен была среди них единственной женщиной.

После защиты докторской диссертации Йеллен заняла должность преподавателя экономики в Гарвардском университете, где работала до 1976. Она была лишь второй в гарвардской истории женщиной — профессором экономики: экономическая наука считалась в США в то время мужским занятием, а единственной женщиной среди членов факультета в этот момент была Рейчел Маккаллэк — приглашенный профессор из университета Чикаго. Они подружились и написали вместе несколько научных работ. Кстати, одним из студентов Йеллен был Ларри Саммерс, ставший впоследствии министром финансов США, а в 2013 — ее главным конкурентом при назначении на пост управляющего ФРС.

Идеальный союз

В 1977 ей предложили работу в аппарате совета управляющих ФРС. Это сделал Эдвард Трумэн — в Йеле он был младшим профессором и принимал у Йеллен устный экзамен. Трумэн только что был назначен главой департамента международных финансов в Федрезерве и набирал себе талантливых сотрудников. Йеллен должна была заниматься вопросами реформы международной валютной системы.

Смена работы неожиданно оказалась для нее очень удачным шагом — в кафетерии Федрезерва она повстречалась с недавно разведенным Джорджем Акерлофом, с которым они поженились через год, в 1978. Как написали об этом (значительно позже) два журналиста Reuters, «связав свою судьбу с Джорджем Акерлофом… Йеллен не только нашла душевного друга, но и равного ей интеллектуального партнера с аналогичными взглядами на последствия экономической политики для общества». Единственное расхождение нашлось по отношению к свободной торговле: Йеллен оказалась чуть большим ее приверженцем, чем ее муж. Но вполне возможно, что это — просто семейная шутка. Конечно, в тот момент никто не мог предполагать, что через 23 года Акерлоф станет нобелевским лауреатом по экономике. Но именно готовясь к нобелевской лекции, он написал в своей биографической справке: «Мы не только идеально подошли друг другу в личном плане, но и наши взгляды по макроэкономическим вопросам практически всегда совпадали». Вскоре Акерлоф принял предложение стать преподавателем Лондонской школы экономики, и Йеллен уволилась с работы, чтобы сопровождать мужа. Супруги на два года уехали в Лондон, где Йеллен получила место лектора по экономике в той же LSE.

После возвращения в США в 1980 она стала профессором в Калифорнийском университете в Беркли, где занималась исследованиями и преподавала экономику студентам и аспирантам. Там же в 1981 родился их сын Роберт. Она до сих пор является почетным профессором школы бизнеса Хааса в Беркли.

Мастер консенсуса

В августе 1994 ей пришлось взять в университете пятилетний отпуск: президент Клинтон назначил ее членом совета управляющих ФРС. Сенат утвердил ее в должности при соотношении голосов за и против 94:6. Через два года после назначения она сумела переспорить очень авторитетного на тот момент главу ФРС Алана Гринспена по вопросу об инфляции. Гринспен на заседании совета управляющих заявил, что настал момент, когда можно довести инфляцию до нуля и достигнуть полной стабильности цен. Йеллен возразила и привела в качестве аргумента данные нескольких академических исследований, доказывающих, что небольшая инфляция полезна — она уменьшает глубину и частоту экономических рецессий. С тех пор целевой показатель инфляции 2% стал одной из базовых установок Федрезерва.

Позднее сам Гринспен, с большим уважением отзывавшийся о Йеллен, рассказал об этом эпизоде в интервью: «Я внимательно ее слушал, потому что она так излагает свою позицию, что вы можете аналитически проследить за ее аргументацией. Интуиция тут бесполезна. Ее доводы и аргументация были основаны на фактах, а это всегда привлекает мое внимание». А ее тогдашний коллега Алан Блайндер так описал ее манеру спорить: «Она очень хорошо умеет так изложить свои аргументы, что противоположная сторона готова прислушаться, а не лезть на стенку, чтобы доказать свою правоту». Умение найти консенсус — отличительная черта Йеллен, где бы она ни работала.

В феврале 1997 Йеллен ушла со своей должности в Федрезерве, так как президент Клинтон назначил ее главой Совета экономических консультантов — постоянно действующего аналитического и консультативного центра при президенте США. Ее предшественником на этом посту был ее бывший профессор в Йеле Джозеф Стиглиц. Как и в Гарварде, Йеллен была лишь второй в истории женщиной, занявшей эту должность (первая — Лора Тайсон). Самым известным за два года работы Йеллен в этой должности стал доклад совета о причинах разрыва в оплате труда между мужчинами и женщинами. Несмотря на закон о равной оплате, принятый еще в 1963, разница в оплате все еще достигала 25% (хотя и это было существенным прогрессом по сравнению с 40% двумя десятилетиями раньше). Анализ показал, что ни отраслевая структура занятости, ни другие факторы не могут объяснить отсутствия корреляции между производительностью труда мужчин и женщин и их оплатой, а единственное объяснение — это укоренившаяся дискриминация.

В июне 1999 Йеллен объявила, что уходит с поста главы совета по личным причинам и возвращается в Беркли. Но в университете она задержалась лишь на пять лет: в июне 2004 ее избрали президентом Федерального резервного банка Сан-Франциско. Как говорилось в официальном сообщении, «доктор Йеллен оказалась первой в списке кандидатов из-за исключительного сочетания знаний в области монетарной политики, опыта в качестве члена Совета управляющих ФРС, опыта в области налоговой политики в Белом доме и ее внушительных академических знаний и опыта в области международной торговли, финансов и экономики».

Будучи членом высшего органа Федрезерва, она не раз высказывала опасения по поводу ипотечного кредитования: она говорила об этом еще в октябре 2005, а в декабре 2007, когда ипотечный кризис уже начался, заявила своим коллегам: «Вероятность развития кредитного кризиса и того, что экономика свалится в рецессию, выглядит очень реальной». Правда, впоследствии ее упрекали в том, что она ничего не сделала для сдерживания нездорового роста кредитования неплатежеспособных заемщиков, которым, в частности, занимался Countrywide Financial — крупнейший в США кредитор такого рода, находившийся в ее юрисдикции.

Обама — за, Трамп — против

В 2010 президент Обама назначил Йеллен заместителем главы ФРС Бена Бернанке (вместо ушедшего в отставку Дональда Кона). И здесь она оказалась второй за всю историю женщиной (первой была Элис Ривлин в 1996-1999). При ее утверждении один из немногих республиканских сенаторов, голосовавших против, заявил, что видит у Йеллен «инфляционный уклон». Интересно, что в это же время среди американских экономистов серьезно обсуждался риск сползания американской экономики в дефляционную спираль японского образца.

После Бернанке: чего ждать от первой женщины во главе ФРС США

А в октябре 2013 Обама номинировал Йелен на пост председателя ФРС. После утверждения в сенате со счетом 56:26 (наименьшая разница голосов за всю историю таких утверждений) в феврале 2014 она стала первой женщиной, возглавившей Центральный банк США. Именно при ней в декабре 2015 года ФРС начала повышать свою ключевую ставку — впервые после 2006 года. Четырехлетний период ее руководства ФРС оценивался как наиболее благоприятный для рынка труда США: безработица сократилась за это время с 6,7% до 4,1%, самого низкого уровня за 17 лет. Прирост рабочих мест в экономике происходил каждый месяц — впервые за историю наблюдений в течение такого периода времени. Йеллен показала на практике, что ее неоднократные заявления — центральные банки должны думать не только о макроэкономических показателях и финансовых рынках, но и о простых людях — были не просто благими пожеланиями. Однако ряд экономистов все же упрекал ее в том, что она не сделала для реальной экономики больше: ведь инфляция все это время оставалась ниже целевого уровня 2%.

Когда срок Йеллен на посту председателя ФРС подошел к концу, президент Трамп не стал переназначать ее на должность, выбрав Джерома Пауэлла — по общему мнению, просто потому, что ее назначил демократ Барак Обама. В истории ФРС это был первый случай за 40 лет, когда действующий председатель не был переназначен после первого срока.

В 2018 она стала сотрудником Института Брукингса в Вашингтоне. Несмотря на свою обычную сдержанность, она несколько раз довольно резко критиковала экономическую политику администрации Трампа и его лично. На вопрос, считает ли она, что Трамп что-то понимает в макроэкономической политике, она ответила: «Нет, я так не думаю. Я даже не уверена, сможет ли он сказать, что две цели деятельности Федрезерва — это максимальная занятость и стабильность цен, хотя именно эти цели поставил перед ним конгресс США».

«И рынки, и профсоюзы любят Джанет»

Когда речь заходит об экономической философии Йеллен, то чаще всего ее называют «монетарным голубем» (то есть человеком, обращающим больше внимание на занятость, чем на инфляцию), менее склонного к повышению ключевой ставки для борьбы с инфляцией, чем «монетарные ястребы». Это однако не помешало ей начать повышение ставок в 2015, когда она посчитала, что ситуация в экономике созрела для такого шага. Хотя рынок акций формально не входит в зону ответственности Федрезерва, за время ее председательства индекс S&P500 вырос на 58%, то есть рост превышал 10% в год, так что считается, что «инвесторы любят Йеллен». При этом она не раз доказывала — она сторонник жесткого регулирования фондового рынка, чтобы не допустить появления на нем пузырей. Она не верит в автоматическое восстановление рыночного равновесия без государственного вмешательства. «И рынки, и профсоюзы любят Джанет, потому что она не идеологизирована, — сказал хорошо знающий ее профессор Майкл Гринбергер. - Она очень дотошно изучает всю информацию, и, когда после этого что-то говорит, с ней почти невозможно спорить, потому что все основано на фактах».

Как и ее муж Акерлоф, Йеллен — «кейнсианский экономист до кончиков ногтей». Одна из их совместных работ, получивших широкую известность (и явно основанная на личном опыте, когда им приходилось искать няню для сына), рассматривает поведение «рациональных родителей» в противоположность классическому «рациональному потребителю»: «Когда вы нанимаете няню для своего ребенка, вы задаете себе вопрос, кто будет наилучшим выбором для вашего ребенка. Вы не спрашиваете себя — как бы мне получше сэкономить на моем ребенке?» Они аналитически доказали, что зарплата может постоянно находиться существенно выше точки рыночного равновесия, если принимать в расчет человеческие эмоции. По мере того как цифровые технологии будут все больше вытеснять «работников знаний» (knowledge workers) и создавать дополнительный спрос на «работников рук и сердца», сама парадигма равновесия на рынке труда будет меняться. Поэтому вопросы занятости, считает Йеллен, должны быть в фокусе внимания ФРС в не меньшей степени, чем вопросы регулирования финансовых рынков. Не только потому, что таков мандат ФРС, но и потому, что экономическая наука должна думать об обычных людях. А центральные банкиры играют важную роль и в экономической, и в государственной политике, и это налагает на них важные моральные обязательства: «Недостаточно только бороться с инфляцией или регулировать финансовые рынки. Нужно пытаться заботиться об обычных домохозяйствах, о семьях, чтобы они могли крепко стоять на ногах, а для этого нужен здоровый рынок труда, где люди могут чувствовать себя в безопасности, работать и получать доход».

Такие идеи выглядят особенно притягательно в эпоху пандемии, когда множество людей потеряли работу и не имеют стабильного дохода. «Экономическая политика должна быть больше ориентирована на Мэйн-стрит (т. е. на обычных людей), чем на Уолл-стрит», — утверждает Йеллен. Американский колумнист и редактор Financial Times Рана Форухар, большая поклонница Йеллен, так описала ее подход к экономическому анализу: «Конечно, для нее очень важны цифры и данные. Но при этом она видит за ними людей — не как переменные в математических моделях (достаточно у нас было министров финансов, мысливших только такими категориями), а реальных людей на земле, и понимает, какими последствиями для них оборачиваются такие экономические явления, как безработица, неравенство и пузыри на финансовых рынках». Поэтому, по мнению многих наблюдателей, Йеллен — практически идеальный кандидат для реализации провозглашенного президентом Байденом «фискального стимула» — пакета экономических мер на $1,9 трлн.

Эта «маленькая женщина с большим IQ» должна оживить экономику, страдающую от глубокого и очень нестандартного кризиса, связанного с глобальной пандемией и сокращением предложения и спроса. И в то же время она должна не дать государственным расходам выйти из-под контроля и еще больше раздуть и так немаленький государственный долг. При этом ряд исследований уже подтвердил, что домохозяйства с разным уровнем дохода по-разному реагируют на фискальные стимулы и дополнительные пособия по безработице. И это требует пересмотра многих рабочих экономических моделей.

Провести экономический корабль между Сциллой и Харибдой — очень непростое занятие. Однако, судя по всему, сделать это предстоит именно Джанет Йеллен: в понедельник, 25 января 2021, сенат США утвердил ее на должность министра финансов со счетом голосов 84:15 (при одном воздержавшемся).

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8524 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 сентября родились
Серик Тульбасов
владелец компании TS Development
Тимур Жаксылыков
первый вице-министр национальной экономики РК
Яхия Чудров
председатель совета директоров АО «Жайыктеплоэнерго»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить