Как студентка «Болашака» придумала бизнес, тоскуя по родине

Асель Адил, отучившись на финансиста, создала бренд аксессуаров, напоминающих о Казахстане

Асель Адил
Фото: Андрей Лунин
Асель Адил.

В 2010 году, в разгар предыдущего кризиса, Асель Адил вернулась из Великобритании, где отучилась по программе «Болашак» в магистратуре по специальности «финансы», и начала искать работу. Поиски затянулись на долгие 10 месяцев, но именно они стали поворотными в жизни девушки.

Ни хао, Китай!

- Когда я училась за границей, то хотела носить с собой кусочек Казахстана – какой-нибудь аксессуар, напоминающий о родине. К сожалению, тогда продавали только изделия hand made, качество которых меня не устраивало. Поэтому я подумала, почему бы не делать аксессуары с казахскими стилизованными узорами, производить их на фабрике, а не вручную, – вспоминает о первом порыве Асель.

Идею создавать платки и кожаные изделия с национальным орнаментом поддержала ее старшая сестра Индира. Она вложила собственные $15 тыс., и с этого началось производство аксессуаров под брендом Adili.

- У нас были небольшие продажи, и в этом была проблема. Ведь для изготовления изделий на фабриках производители требуют, чтобы заказывались большие партии. К счастью, в Китае у меня были знакомые, с которыми я училась в Великобритании, и они помогли мне найти ателье, где стали принимать наши заказы. Сейчас мы также сотрудничаем с фабриками в Турции, в поиске производителей там мне также содействовали однокурсники.

Сестры Адил искали и местных производителей, но девушек не устроило качество готовой продукции из кожи, а компаний, которые могут наносить принты на шелковые и хлопковые ткани, в Казахстане вообще не оказалось.

Сейчас у основателей Adili несколько фабрик-партнеров, в основном в Китае. Там лучший в мире шелк, поэтому они не видят смысла работать, к примеру, с Италией.

- Мы пробовали сотрудничать с Италией, но их качество ничем не отличается от китайского, только изделия выходят дороже и больше проблем с доставкой. К тому же они не такие мобильные, как наши китайские друзья, – перечисляет Асель. – Да, вы не ослышались, я их называю друзьями: за пять лет совместной работы мы сдружились, знаем, как живут наши семьи, доверяем друг другу. Если раньше они работали с нами только по предоплате, то сейчас дают отсрочку платежей.

Цветовая волна

В течение четырех с половиной лет с момента появления бренда дизайном изделий занималась сама Асель.

- Никакого образования в этой сфере у меня нет, но с самого детства было внутреннее желание заниматься творчеством, – говорит креативный директор и сооснователь бренда Adili.

Первым аксессуаром, который отрисовала Асель, был кожаный клатч с казахским орнаментом.

- Сначала мы думали, что упор будем делать на кожаные изделия. Но время показало, что кожа «не идет», видимо, и без этого много предложений на рынке. Поэтому мы решили запустить платки из натуральных тканей – шелка, хлопка, кашемира, и сейчас текстиль составляет 80% нашего ассортимента, – рассказывает Асель.

В прошлом году креативному директору стали помогать два профессиональных дизайнера.

- Коллекцию текстиля мы обновляем каждые полтора месяца, есть модели, которые повторяем постоянно с момента основания бизнеса, это наше наследие, что в англоязычных странах называют heritage. Когда нам нужно создавать новую коллекцию, мы садимся с дизайнерами и устраиваем «мозговой штурм», рассматриваем наработки каждого из нас. Я постоянно прошу дизайнеров: даже если идея приходит во сне, просыпайтесь и делайте набросок орнамента. Прошу делать фото зданий, картин – всего, что может помочь в создании нового образа. У нас есть папки «Идеи для платков», «Идеи для сумок» и так далее. Таким образом, мы постоянно черпаем идеи отовсюду, нет какого-то одного источника для вдохновения, – раскрывает секреты создания орнаментов собеседница Forbes Woman.

Фото: Андрей Лунин

Однако колорингом (подбором цветов) Асель занимается по большей части сама, говорит, что у нее есть свое видение этого вопроса и не всегда дизайнеры оказываются с ней на одной цветовой волне. Тем не менее, по словам девушки, даже с ее опытом порой сложно предугадать, платки какой цветовой палитры будут покупаться, а какие нет:

- Мне кажется, что точно будет продаваться вот эта модель. Ан нет! Хотя сейчас я уже более-менее стала понимать, какую цветовую подборку надо делать для наших женщин. Брюнетки предпочитают холодные цвета – синий, зеленый, фиолетовый. Блондинки больше любят розовый, оранжевый, теплый зеленый.

У Adili есть и мужская линейка аксессуаров, достаточно скромная – галстуки, платки, кошельки, сумки. Линейка появилась два года назад, после того как от «маскулинной» части покупателей стали поступать соответствующие запросы.

- Мы стали изучать, чего хотят наши мужчины. Оказалось, что они очень консервативны. Те галстуки, которые я бы хотела производить, они не стали бы носить. Поэтому мы стараемся подбирать сдержанные орнаменты и цвета, кожаные аксессуары делаем черными или коричневыми, – рассказывает сооснователь бренда.

Реальный и виртуальный

По словам креативного директора компании, первые четыре года их с сестрой бизнес развивался в «вялотекущем режиме, был скорее хобби», потому что после 10 месяцев поиска девушка все-таки смогла устроиться по профессии в фонд частных инвестиций. Но даже тот факт, что до 2014 Асель пришлось совмещать бизнес и работу по найму, не помешал появлению трех ретейл-точек Adili.

- Нашими первыми покупателями были друзья и родственники, которые поддержали нас в начале пути. Затем мы открыли первую торговую точку в Астане. Экономили тогда на всем, даже ремонт сами делали и пакеты, в которые упаковывается продукция, забирали в развернутом виде из типографии, а дома уже всей семьей их склеивали, – вспоминает Асель.

Благо Астана хорошо приняла новый бренд.

- Хоть на рынке и много платков, но наши бросаются в глаза, запоминаются, их не стыдно подарить, поэтому очень многие берут их в подарок, когда выезжают за границу. К тому же цены у нас конкурентные – от 7 тыс. до 23 тыс. тенге за платок в зависимости от размера и ткани, – объясняет расположение покупателей бизнесвумен.

Сейчас продукция Adili продается в шести бутиках: четырьмя (два в Алматы, по одному в Астане и Костанае) управляют сестры, два принадлежат партнерским компаниям.

- Партнерские магазины в Атырау и Актау оформлены в том же стиле, что и наши бутики, там присутствует весь ассортимент Adili. Но это нельзя назвать работой по франшизе, потому что они не выплачивают нам роялти, – говорит Адил.

У бренда также есть собственный интернет-магазин, который начал работу два года назад. Покупатели в основной своей массе пользуются интернет-ресурсом как витриной: рассматривают товар, изучают цены, но за покупками приходят в офлайн-точку.

Обороты Adili в 2014 году составили 41 млн тенге (прибыль 25 % от оборота), в 2015-м – 56 млн тенге (прибыль 20 % от оборота), в планах на 2016 год – дорасти до 90 млн тенге

Однако это не повод закрывать виртуальную площадку, считает Асель. Во-первых, сейчас сайт выступает в роли визитной карточки, которая привлекает внимание к бренду. Во-вторых, рано или поздно казахстанцы станут более активно покупать через интернет, тогда продажи через shopadili.com пойдут вверх. О том, что покупательские привычки изменятся, говорит опыт работы Adili с интернет-супермаркетом Lamoda. Сестры стали сотрудничать с этой площадкой и увидели, что там продажи платков designed in Kazakhstan идут неплохо.

Крoме частных клиентов, которые составляют львиную долю покупателей, у Adili есть корпоративные клиенты.

- Они приобретают продукцию для своих сотрудников или для бизнес-парт­неров. Либо они покупают наши изделия, либо мы создаем дизайн продукции с использованием их корпоративных цветов, – говорит Асель Адил.

Чтобы сделать упаковку более элегантной и расширить базу корпоративных клиентов (сейчас это 10% от общего числа покупателей), в Adili решили провести ребрендинг: уйти от красного цвета, который используется в логотипе и при оформлении магазинов и упаковки, к более сдержанному – сине-зеленому.

- Красный – яркий, привлекающий внимание цвет. Но не все корпоративные клиенты готовы дарить нашу продукцию в упаковках и пакетах красного цвета, – приводит аргумент креативный директор.

Печатная фабрика

- Полтора года назад после долгих и тяжелых раздумий я решила завязать со своей финансовой карьерой. Уволилась из компании, хотя заработок у меня там был неплохой. Я понимала, что не буду получать таких денег. Но как можно отказаться от собственного бизнеса? Это как отказаться от своего ребенка. Тяжело было совмещать работу, бизнес и уход за новорожденным малышом, поэтому я сделала выбор в пользу собственной компании и семьи (у Асель сейчас двое маленьких сыновей. – F), – рассказывает бизнесвумен.

Однако этот шаг позволил Adili развиваться в новом направлении – организовать производство. Компания уже начала ремонт помещений под фабрику, где будут наноситься принты на натуральные ткани.

- Мы долго считали, и, по нашим расчетам, это будет выгодно. Нам придется закупать сырье за границей. Но у нас расширится ассортимент – появится домашний текстиль от Adili. Кроме того, мы будем выполнять сторонние заказы. Спрос на продукцию с уникальными принтами есть у местных дизайнеров одежды и интерьеров. За рубежом фабрики не берутся делать их маленькие заказы, а мы готовы изготавливать продукцию в небольшом количестве, – утверждает собеседница.

На собственные средства сестры обустраивают помещение в Алматинской области под специальные промышленные принты. Уже сделана предоплата на покупку шести машин китайского и европейского производства. Максимальная мощность оборудования – 100 квадратных метров в час.

Однако для запуска производства нам нужны дополнительные инвестиции в размере 145 млн тенге, поэтому мы отрабатываем вариант финансирования через банки по линии фонда развития предпринимательства «Даму». При этом не исключаем возможность привлечения инвесторов, – подытоживает беседу Асель Адил.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


журналист

 

Статистика

15780
просмотров