Как в конкуренции выживают производители косметики Казахстана

За что в Казахстане покупают косметику отечественного производства

Крем Bioton.
Фото: Андрей Лунин
Крем Bioton.

Пока косметика, сделанная в Казахстане, занимает на полках магазинов и аптек весьма скромное место. Местные производители оценивают свою долю на рынке страны всего в 0,5–1%. Forbes Kazakhstan решил узнать у руководителей этих компаний, как им удается выживать в агрессивной конкурентной среде и что они могут предложить потребителю.

Элитарность с родным запахом

«У нас не было цели выпускать сразу большие объемы», – рассказывает Александр Рябцовский, директор алматинского ТОО «Bioton». Для компании, образованной в 1998, главным было создать элитную косметику по приемлемым ценам, ориентированную на местного потребителя, который проживает в агрессивных климатических условиях.

«Один из показателей элитарности косметики – содержание в ней гиалуроновой кислоты, которая запускает процессы омоложения кожи, – объясняет Рябцовский, химик по образованию. – Гиалуроновая кислота стоит дорого – цена доходит до $1000 за грамм, если покупать у зарубежных производителей. Мы смогли получить ее самостоятельно – из петушиных гребешков, которые закупаем на проверенной птицефабрике. Поэтому для нас она обходится значительно дешевле, благодаря чему продукция Bioton стоит намного меньше завозимой из-за рубежа элитной косметики».

Первые образцы кремов Bioton походили на аптечные мази, стоили в два раза дороже ходовых марок и имели небольшой срок годности, так как содержавшиеся в них натуральные масла быстро портились. На «доводку» образцов у производителей ушло шесть лет, и в 2004 они получили продукцию с прекрасными органолептическими свойствами (хорошо пахнет, легко впитывается), с максимальным содержанием природных компонентов. При этом косметика не является агрессивной и не вызывает привыкания.

«Мы решили вопрос со стабилизацией масел, за счет чего срок годности продукции увеличился до двух лет. Кроме того, познакомились с профессором КазНУ, доктором биологических наук Виктором Инюшиным, который рассказал о своем открытии – гидроплазме. Это четвертое состояние воды, когда между молекулами создается хаос. Гидроплазма, которую мы используем, насыщает кожу кислородом, служит великолепным антиоксидантом. В сочетании с гиалуроновой кислотой, растительными маслами, витаминами, антиоксидантными и биоэнергетическими комплексами мы получили косметику, которая по праву относится к космоцевтике – направлению, сформированному на стыке косметологии и фармакологии», – подчеркивает директор ТОО.

Местные производители косметики оценивают свою долю на рынке страны всего в 0,5–1 %

Основную часть сырья Bioton закупает у казахстанских производителей, делая на основе «местного содержания» настои, отвары, экстракты. Часть упаковочного материала завозится из Беларуси, часть из Германии. Начинка и упаковка составляют примерно 50% себестоимости продукции, остальные 50% – это налоги, зарплата, инвестиции в развитие.

Благодаря тому что компания не очень зависит от импорта, цены на продукцию Bioton после девальвации тенге выросли лишь на 15%. Кремы, к примеру, стоят 1200–1500 тенге, сыворотки – 2500–3000 тенге, пилинги – от 3000 тенге. Фактор цены, видимо, подхлестнул продажи: они выросли за последний год в 1,5 раза – до 1 млн единиц товара, тогда как раньше объемы ежегодно росли на 10–15%.

Сейчас Bioton выпускает 48 наименований продукции для ухода в домашних условиях, на подходе – линейка профессиональной косметики. «Также мы вышли на рынок с антикризисным предложением – продаем наборы из кремов, масок, лосьонов и так далее, – отмечает Рябцовский. – Набор рассчитан на использование в течение месяца. Если делать все по расписанному алгоритму, кожа гарантированно омолодится. Стоимость комплекта – в пределах 12–13 тыс. тенге. В салоне такой курс обошелся бы как минимум в 50–70 тыс. тенге».

По словам собеседника, Bioton работает и как инновационный центр по созданию рецептур для сторонних организаций: «Мы уже год трудимся над 13 позициями, которые нам заказали австралийцы – производители масла из макадамии, особого ореха. Они намерены продавать эту косметику на территории Казахстана, России и Монголии. Также мы разработали и производим профессиональную косметику под брендом одной российской компании».

Именно в контрактном производстве и разработке рецептур по заказам видит будущее своей компании предприниматель. Если же станет ясно, что рынок готов потреблять больше продукции собственно Bioton, то нарастить производственные мощности можно будет легко. Самое сложное в этой сфере – создание новых формул.

Ева едет на Запад

Алматинская компания Evita похожа на Bioton тем, что рецептуру здесь тоже разрабатывают самостоятельно и в состав продукции входят лишь органические вещества. «Во время декретного отпуска моя жена, фармацевт по образованию, увлеклась созданием косметических средств для семьи: нам очень не хотелось, чтобы дети пользовались синтетическими изделиями. Она экспериментировала со всем, вплоть до стиральных порошков, таблеток для посудомоечных машин, даже зубную пасту сделала. Я увидел, что у нее хорошо получается, потому продал одну из своих компаний и купил за $200 тыс. технику, чтобы можно было производить косметическую продукцию», – рассказывает директор ИП Evita Александр Корнев.

На доводку опытных образцов Evita Complex (Корневы назвали косметику в честь своей дочери Евы) ушло несколько лет. Сначала косметическая продукция «жила» три-четыре дня. Добавлять неорганические консерванты было нельзя, так как это «убивало» органику, которая сворачивалась. По словам Александра, вопрос с консервацией им помог решить все тот же профессор Инюшин. Сейчас Evita «живет» до двух месяцев.

«На продажу мы стали производить косметику с 2014. Ассортиментная линейка составляет 59 позиций. Выпускаем мало – до 1 тыс. штук в месяц, зато продаемся везде, включая США и Великобританию. Почти весь товар – 99% – уходит через сайт за рубеж, здесь наши инструменты продаж не работают. Мы пытались работать со сторонними магазинами, но они накручивали на продукцию 200% или брали под реализацию и не возвращали деньги. Хотели взять в аренду торговую площадь, однако стоит она слишком дорого: если в Англии за бутик просят (в пересчете на доллары) $15 тыс. в год, то в наших ТЦ такую же сумму придется платить ежемесячно», – утверждает Корнев.

Крем Evita.
Фото: Ширин Файзиева
Крем Evita.

По его мнению, казахстанцы зомбированы иностранными брендами, ориентируются на дизайн упаковки, а не на состав продукции. «На Западе потребители прежде всего смотрят, из чего сделана косметика. Если их устраивает состав, они покупают. Почему Evita Complex популярен у иностранцев? Потому что для них дешево то, что мы производим, при этом качество не уступает зарубежным аналогам», – говорит Александр.
Он уверен, что нынешний кризис перевернет сознание казахстанцев и они начнут приобретать местную косметику. Тем более что цены на продукцию Evita приемлемы для отечественного потребителя – от $10 и выше.

Ай да Сауле!

Сауле Мусаева, которая производит косметику в Шымкенте, тоже делает ставку на органику. Основу ее косметики «Айсауле» составляют целебные травы, фрукты, цветы, эфирные и натуральные масла. «Я мечтала сочетать старинные рецепты моей бабушки с биотехнологиями, чтобы сохранять молодость себе и своим близким», – признается доцент кафедры «Технология и безопасность продовольственных продуктов» Южно-Казахстанского государственного университета.

Чтобы воплотить мечту в жизнь, она окончила курсы косметологии, начала совмещать преподавание в вузе с работой в косметологическом кабинете. «Я не просто проводила процедуры, а наблюдала, изучала воздействие того или компонента на кожу. Работала так много, что сейчас даже вспоминать страшно. Но мне было очень интересно, и вечером вновь бежала с основной работы в свой косметологический кабинет. В результате испытаний и проб получилась формула маски для лица, которая очень понравилась моим клиенткам», – рассказывает Сауле.

Маской дело не ограничилось – она разработала еще несколько формул. Новая косметика так понравилась местным дамам, что стало сложно выполнять все заказы самостоятельно. Сауле пригласила в компаньоны родную сестру Зауре, открыла ИП, и с 2013 они стали производить косметику под брендом «Айсауле».
В его «портфеле» – 16 косметических продуктов для женщин и мужчин всех возрастов, а также подростков. Цены на косметику более чем доступные – от 500 тенге. В среднем в месяц ИП выпускает 1300 единиц продукции. Исключением являются летние месяцы: объемы удваиваются, потому что активно делают заказы санатории ЮКО.

«Изготовление кремов и масок «Айсауле» происходит в лабораторных условиях без применения термической обработки, благодаря чему сохраняются витамины, ферменты и микроэлементы, необходимые коже. Наша продукция не содержит консервантов, поэтому ее нужно хранить в холодильнике», – отмечает собеседница.
Сегодня косметику «Айсауле» можно купить только в Шымкенте. Но в будущем предпринимательница планирует открыть точки продаж во всех крупных городах Казахстана.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10236 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
23 января родились
Именинников сегодня нет
10 богатейших людей мира

10 участников рейтинга Forbes 400 за 2018 год.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить