Казахстанская мода дебютирует в Лондоне

В воскресенье, 21 июля, в Лондоне, в галереях современного искусства Saatchi и современной фотографии Phillips, начинается 6-й сезон выставки концептуальных дизайнеров Scoop International. Впервые в ней принимает участие казахстанский модный бренд премиум-класса AIKA ALEMI. Накануне отъезда в столицу Великобритании основатель и креативный директор бренда Аяжан Жаксыбай дала интервью Forbes.kz

Аяжан Жаксыбай.

Scoop International считается одной из самых престижных в мире выставок модной одежды, обуви, аксессуаров премиум-сегмента и работ художников, скульпторов, мастеров инсталляции. Смотр молодых и прославленных концептуальных дизайнеров продлится три дня и соберет более 400 креативных брендов со всего мира. В этом году в списке оказалась наша соотечественница - основатель и креативный директор AIKA ALEMI Аяжан Жаксыбай. Она стала первой из дизайнеров стран СНГ, кто будет участвовать в Scoop. На суд модных критиков и байеров Жаксыбай представит свою весенне-летнюю коллекцию 2014 года White Plenty.

Накануне отъезда Аяжан в Лондон корреспондент Forbes.kz Татьяна Трубачёва встретилась с дизайнером и попросила рассказать о коллекции, о ценах на одежду AIKA ALEMI, о том, как в модном мире смотрят на Гогу Ашкенази, и кого из известных политиков и бизнесменов хотела бы одевать модельер.

«Я бы хотела, чтобы меня купил Dover Street Market»

F: Аяжан, почему до вас никто из стран СНГ не выставлялся на Scoop? Выставка неинтересна выходцам из Советского Союза или туда тяжело попасть?

- Скорее - второе. Есть много выставок для коммерческих брендов - это понятные всем Gucci, Versace, Valentino. А Scoop - выставка для авангардных, концептуальных. Среди величин directional design - Junya Watanabe, Dries van Noten. В моде - как в кино: есть авторское, а есть коммерческое. 

F: Сколько стоит участие в выставке и представленные в коллекции вещи от AIKA ALEMI? 

- Шесть квадратных метров выставочной площади стоят £ 3500 ($5250). Еще я купила страницу в каталоге - это £700 ($1050). На Scoop будут выставлены 15 моих луков (образов). У меня много моделей, которые я могу предложить, но я не стала выставлять больше: ведь когда коллекцию закажут, ее нужно будет исполнить.

В одном луке у меня может быть одна вещь, в другом - две, в следующем - три. В общей сложности - 30-35 предметов. У каждого предмета есть вариации. Допустим, платье камажай (интерпретация казахского национального платья): есть короткое с длинными рукавами и горлом, есть без рукавов и с горлом, есть без горла.

В line sheet, в котором прописан каждый образ, мы пишем рекомендуемую розничную цену. В выставочной коллекции меньше всего стоит топик (£ 300, или $450), дороже всего - платье в пол на красную дорожку (£4000, или $6000).

F: Кто может стать покупателем?

- Заказчиками выступают бутики, онлайн-бутики, мультибрендовые магазины, универмаги. Заказчик смотрит мой line sheet, бренд-презентацию, сами вещи, после этого говорит: «Я хочу это платье в таком-то количестве в таком-то цвете». Оговариваем цену, пункт доставки, заказчик делает предоплату - и я выполняю заказ.

Я бы хотела, чтобы меня купил Dover Street Market. Это мой самый любимый магазин: там продаются концептуальные дизайнеры. Хотела бы, чтобы меня купили бутики directional design во Франции, Эмиратах, Корее, Японии.

На Scoop я также еду для того, чтобы познакомиться с агентом, которая работает с голливудскими звёздами. Ей понравились мои вещи. Мои амбиции как дизайнера - видеть казахскую одежду на звёздах Голливуда, на известных моделях, которым близки наши ценности. А наши ценности - это любовь к своей природе, к людям.

«White Plenty – это Ақ мол (Белая роскошь)»

F: Эту коллекцию вы создавали специально для Scoop?

- Нет, это сезонная коллекция. Заявку с White Plenty я подала также на Fashion Scout в рамках Mercedes Benz Fashion Week в Париже и надеюсь, что осенью этого года представлю её в столице Франции. 

F: То есть вам было всё равно, на какую выставку попадёте?

- Нет, это не так. Я хотела попасть на Scoop, но думала, что мне несколько сезонов придётся «поколотиться». Вообще у меня так в жизни всегда: вот решила - буду учиться только в МГУ! С первого раза не поступила, со второго не поступила, но с третьего прошла. Сказала: «Хочу в элитную киношколу в Америке!». Сняла короткометражку - и меня взяли в Maine Media College.

F: Почему назвали свое «собрание сочинений» White Plenty? 

- Это прямой перевод с казахского «Ақ мол» (Белая роскошь). Белый цвет в казахской культуре имеет великое множество значений. Молочные продукты называются «ақ» (белое), им приписывают магические целительные свойства. Белое воплощает чистоту и верность идеалам. Следуя традициям, казахи встречают гостей блюдами и напитками белого цвета, которые символизируют искренние, честные, благородные и добрые отношения. То есть я хотела передать дух нашего народа, хотела, чтобы казахская тема прозвучала в Европе и мировые дома моды создали казахские коллекции, как лондонский дизайнер Мариус Шваб «озвучил» украинскую тему в своих моделях.

«Люблю, когда у одной вещи множество вариантов»

F: Как думаете, чем вы подкупили арт-комитет лондонской выставки?

- Моя марка началась с того, что я стала делать вещи для себя, так как не могла найти ничего подходящего у других дизайнеров. То, что делаю я, не делает никто.

Первое - никто не использует технику лоскутного шитья. Я нарезаю все ткани на кусочки, потом сшиваю. Делаю лоскутные вещи на подкладе или без него.

Второе - я делаю вещи-трансформеры. У меня есть специальные выкройки, которые позволяют один пиджак надевать на обе стороны или изменять его длину: делать то коротким, то длинным. Сама люблю, когда у одной вещи есть множество вариантов.

Третье - наношу узоры войлоком на дорогих тканях: жоржете, шифоне, шёлке. И еще одна моя фишка - это цвета. Мне повезло: от природы могу чувствовать цвет, этому нельзя научиться. Я знаю кучу народа в моде, которые делают потрясающие выкройки, могут отлично посадить вещь на человека, но какой цвет подобрать - вообще не понимают. Это как с гурманами: кто-то может отличить оливковое масло из Ломбардии от масла из Барии или вино Chablis от Sauvignon Blanc. А есть те, кто не отличит, - хоть тресни.

Главный вопрос - что Гога Ашкенази сделает в доме Vionnet?

F: Из казахстанцев на мировой модной арене засветилась Гога Ашкенази, купив французский дом Vionnet. Как этого креативного директора оценивают в кругу модельеров?

- Гога Ашкенази - не тот человек, о котором нужно спрашивать у меня: мы с ней не подруги, лично не знакомы. Но мне она нравится: она что-то делает, у нее есть амбиции.

Дом Vionnet - это большое имя. Я им восхищаюсь. У этого модного дома настолько серьёзная история, что нужно обладать незаурядным талантом, чтобы сохранить марку. Поэтому главный вопрос - что они там сделают. Но это покажет время, ведь возрождённый Vionnet выпустил пока только две или три коллекции. Я надеюсь, что они (там же Гога Ашкенази не одна работает, а целая команда дизайнеров) придумают нечто достойное.

F: То есть дом моды Vionnet не ассоциируется в Европе с выходцами из Казахстана?

- Не знаю... Это французский модный дом. Вот владели казахи отелем Ritz Carlton в Москве. Ну, и как казахи там были представлены? Да никак. Потому что Ritz Carlton - он и в Африке Ritz Carlton. То есть то, что владеет домом именно Гога, - это не так важно. Но сам факт, что владеет, - это круто. Браво, что она продвигает Мадлен Вионне.

F: Как на мировом рынке представлены казахстанские дизайнеры?

- С одной стороны, мне конкурировать на мировом рынке легче, потому что у меня одежда класса luxury. Есть такое понятие, как «эластичность по цене». В премиум-сегменте она очень низкая: клиенту всё равно - $1000 или $1200 стоит вещь. Но, с другой стороны, на этом рынке конкуренция невообразимая - приходится соревноваться с большими домами мод. 

Нашим дизайнерам, которые работают в другом ценовом сегменте, невероятно трудно конкурировать из-за дороговизны расходных материалов. Высокие цены у нас, во-первых, из-за того, что всё завозное. Фурнитура, ткани у нас стоят в десятки раз дороже, чем в той же Индонезии. Во-вторых, у Казахстан нет выхода к морю, поэтому перевозки очень дорогие: попробуй повози коллекцию по миру. В-третьих, нефтяная экономика страны накладывает отпечаток на все сферы. Вот привыкли зарабатывать люди в нефти бешеные деньги - и это отражается на всей стране. Приходит ко мне швея, которая никакого отношения к нефтянке не имеет, и требует: «Хочу получать $1000 в месяц». И я вынуждена платить, потому что с меньшей зарплатой у нас не проживешь.

Что делать? Нам нужно брать только интеллектом и оригинальностью, предлагать то, чего не может предложить ни одна другая страна. 

«Работаю с богатыми и модными людьми, которые не боятся экспериментировать»

F: Кто из известных казахстанцев одевается у вас?

- Пока я шью одежду только для женщин. Среди тех, кто носит мои вещи, бывшая солистка группы «Рахат-Лукум» Ленара Абибулаева, директор танцевального клуба GallaDance Dostyk Гульшат Нурпеисова, оперная певица Нуржамал Усембаева, бизнес-леди и писательница Аян Кудайкулова, байер Лилия Рах, а также жены, дочери, сестры больших политиков.

F: Почему как дизайнер вы мужчин игнорируете? Думаете, не будут носить концептуальные вещи?

- Я делала сигнальные экземпляры, чтобы посмотреть, как будут продаваться. Сразу раскупили. Наши мужчины готовы одеваться необычно, ведь даже серьезные политики и бизнесмены хотят во время отдыха нарядиться во что-то прикольное. Так что у меня в планах есть коллекция для мужчин. Я даже подумываю о деловых костюмах, ведь их тоже можно делать интересно.

У меня также есть клиенты из высшего эшелона власти и из национальных компаний, которых я консультирую как стилист - помогаю создавать гардероб. Их имён я назвать не могу. Но могу сказать, что час моей консультации стоит £200 ($300). То есть я работаю с богатыми и модными людьми, которые не боятся экспериментировать.

F: Кого из казахстанских деловых людей и политиков, кого мы чаще других видим в телевизоре, вы бы назвали самым стильным?

- В Казахстане меня мало кто может удивить, тем более те, кто мелькает в телевизоре: у них же еще советская закалка. У нас люди страдают шаблонным мышлением, стереотипным подходом к выбору одежды. Вот купят сумку от Шанель и выставляют её напоказ, а ведь ты не сумку должен выставлять, а себя. Когда ты уже начнешь проецироваться в этом мире, где ты сам, когда до твоей души можно будет достучаться?!

F: Кого бы вы хотели одевать из знаковых фигур Казахстана, а он или она всё не идет?

- Всех, кого хочу, уже одеваю. И все мои клиенты - это люди, которые делают историю Казахстана.

На фотографиях, предоставленных Forbes.kz брендом AIKA ALEMI, - модели из коллекции Аяжан Жаксыбай White Plenty. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
17127 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
21 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить