«Работать, чтобы жить» и «жить, чтобы работать». Как найти баланс?

Ответ мы искали с Ирис Марийч - партнёром KPMG в Казахстане и Центральной Азии

Ирис Марийч
ФОТО: Турар Давильбеков
Ирис Марийч

«Я не делю работу на мужскую и женскую, скорее уровень профессионализма – на высокий или низкий. Работа в KPMG дает ответы на все «гендерные» вопросы – возможно, потому, что это международная компания, где руководство выступает за отсутствие подобных предрассудков. Никогда не чувствовала на работе каких-то границ для себя как женщины, хотя перед переездом в Казахстан у меня, конечно, были опасения», – рассказывает Ирис Марийч.

В загребском отделе финансового консультирования KPMG в Хорватии девушка начала свою карьеру в 2004, сразу после того, как получила степень бакалавра делового администрирования и финансов. В современном мире ситуация, когда вчерашняя студентка получает работу в компании «большой четверки» и остается в ней на протяжении всей карьеры, встречается нечасто. Ну а история, в которой хорватский аналитик, сопровождающий крупные сделки M&A, перебирается в азиатский филиал компании и живет в Алматы на протяжении 13 лет, – уникальна. В октябре 2020 Ирис получила статус партнера, став одним из руководителей департамента инвестиций и рынков капитала KPMG в Казахстане и Центральной Азии. Теперь она одна из 12 партнеров в азиатском сегменте и на данный момент одна из трех партнеров-женщин.

«Работа, которой я занимаюсь, – предынвестиционные исследования компании и оценка реальной стоимости предстоящей сделки. Каждый день я проверяю одну компанию по заказу другой – на соответствие истине, требованиям рынка и собственным ожиданиям. Я все время что-то ставлю под сомнение – моя профессиональная задача заключается в скептицизме. И не могу не отметить, что это сильно влияет на мою личность. Иногда я думаю, что слишком придирчива и осторожна», – делится член британской Ассоциации дипломированных бухгалтеров. При этом год, когда экономика страны переживает последствия самоизоляции, а МВФ прогнозирует снижение ВВП на 2,7%, Ирис назвала лучшим моментом для производства лимонада из подвернувшихся под руку лимонов.

«Пандемию, карантин и самоизоляцию моя команда встретила в очень хорошем положении по показателям KPI – повезло, что на момент глобального закрытия экономики половина финансового года уже прошла. Когда нагрузки стало меньше из-за снижения числа корпоративных сделок, мои умные люди не стали от этого менее умными. Кто-то пошел в заслуженный отпуск, кто-то занялся учебой, а с остальными мы решили, что это время нужно использовать для извлечения хотя бы имиджевой пользы из массива собранной нами информации. Исследование, для которого проинтервьюировали 55 бизнесменов c-level, было опубликовано в мае 2020 и стало первым подобным материалом в Казахстане», – говорит Ирис.

Это изящное решение и ряд последующих публикаций, вызвавших большой интерес у казахстанцев, не стало главным аргументом в повышении до партнера – важнее оказались совокупные результаты предыдущих лет. Ну и, возможно, перевыполнение годового плана более чем на 20%.

ФОТО: Турар Давильбеков

«Каждый проект – это кайф и адреналин. В процессе предынвестиционных исследований мы с командой работаем несколько недель над отчетом, полностью погружаясь в жизнь новой компании, узнавая о ней нюансы и подробности. Например, в 2019-м началась и пока в процессе работа над покупкой алматинского аэропорта – это большой и сложный проект, где одна фаза наших исследований занимала около месяца. Но зато, возвращаясь домой в такси, я слышала, как в новостях по радио говорят о сделке, которую мы помогали провести. Так для меня ощущается успех и удовлетворение от проделанного. Возможно, именно поэтому я работаю в KPMG так долго – у нас не бывает рутины. За последнее время у меня были сделки в области телекоммуникаций, производства напитков, ТЭЦ, банковского дела, тяжелой промышленности – каждый раз новая индустрия и, по сути, новая работа в форме максимально сжатой реальности. Знакомство с новыми людьми, сближение с ними и попытки понять главное в их профессии – так проходят мои будни. Ты в одном бизнесе, но одновременно во многих, и никакого застоя не ощущается», – отмечает героиня интервью.

Иногда проекты оканчиваются для Ирис неожиданно – так случилось с одной сделкой, основной менеджмент которой осуществляла команда из Казахстана, а клиентом выступала частная компания из России, которая хотела приобрести золотые и медные рудники в Грузии.

«Предварительно договорившись о цене сделки в $120 млн, компания-покупатель обратилась к нам за предынвестиционным исследованием. Любой риск, который бы мы нашли, понизил бы эту сумму, и, конечно, покупатель хотел платить поменьше, а продавец хотел получить побольше. Начался процесс изучения компаний, и наряду с предсказуемыми препятствиями – незнанием грузинского языка, незнакомым рынком, нюансами в законодательстве и правилами игры в принципе – мы столкнулись кое с чем неожиданным. Помехой, как бы забавно это ни звучало, могло стать знаменитое грузинское гостеприимство и не менее знаменитое грузинское застолье. Объект нашего бесстрастного изучения, точнее, сотрудники этой компании настолько сердечно нас встретили, что оставаться беспристрастными стало тяжелее. Сроки поджимали: в последней фазе исследования мы делали расчеты, а клиент их проверял, принимая решения и не дожидаясь финального формирования отчета. От нас ждали выводов в режиме live – для консультанта это очень большой стресс. В итоге мы насчитали множество поправок к цене сделки, снизив ее на $30 млн. В этот момент клиент попросил нас остановиться, опасаясь, что если мы продолжим снижать цену, компанию им могут просто не продать – как выяснилось, мы дошли до психологического предела. В итоге сделка состоялась по цене где-то посередине, а к нам зашли представители компании – объекта нашего исследования, против кого мы, получается, и работали, высоко оценили нашу работу и предложили сотрудничать по следующим сделкам. Это был лучший комплимент за всю мою карьеру», – делится Ирис.

ФОТО: Турар Давильбеков

Мы возвращаемся к обсуждению стереотипа «женщина-партнер». Борьба между «личным чувством» и долгом – обычная коллизия как античной драмы, так и современной жизни. Сегодня этот сюжет обычно сопровождается набором штампов о родительской поддержке и грамотном тайм-менеджменте. Ирис же уверена, что баланс между семьей и карьерой достигается силой мысли – нужно, как это ни банально, искренне желать не упасть.

«Кто-то хочет карьеру, кто-то – заниматься семьей и детьми, среднестатистическому человеку же нужен баланс. В KPMG это считается важным, поэтому не исключаю, что я профессионально росла в какой-то клетке. Хотя «четверка» в том числе печально знаменита тем, что работу здесь сложно сбалансировать. При этом я сама провела сотни собеседований, на которых ни разу не спросила у женщины, планирует ли она декрет», – отмечает собеседница Forbes Woman Kazakhstan.

По словам Ирис, в начале карьеры ситуации, когда абсолютно необходимо задержаться в офисе до шести утра, а потом прихватить и выходные, случаются слишком часто, чтобы не сформировать привычку. Выбрать между «работать, чтобы жить» и «жить, чтобы работать» удается не всем, да многие и не умеют жить вне ритма привычных бизнес-процессов.

«Работа сделала меня той, кто я сейчас есть, но в какой-то момент я решила что-то поменять. Я осознанно выбрала делать завтра то, что можно сделать завтра. Бывает момент, когда надо отпустить себя, но это особенно сложно, если тебя воспитывали трудолюбивым и правильным. Образ бизнесмена, бегущего со стаканом кофе в офис, сильно переоценен», – заключает Ирис Марийч.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8084 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 сентября родились
Айдын Рахимбаев
основатель и председатель совета директоров BI Group, №13 рейтинга 50 богатейших бизнесменов Казахстана - 2021
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить