Европейский подход

Элизенда Поус-Друэт когда-то изучала славянскую филологию, затем вышла замуж за казахстанца, родила троих сыновей и открыла первый в Казахстане центр, где малышей можно было оставлять по часам

Фото: Алексей Демидов

Сейчас детей у нее уже четверо, а центр превратился в два полноценных детских сада.

О начале

Я родила третьего сына и осталась без няни. Любая мама поймет, как это бывает сложно, когда маленького ребенка совершенно не с кем оставить. Я поехала к своим родным в Барселону. И, конечно, пользовалась услугами центров, в которых детей можно оставить по часам. Это было очень удобно. И я привезла эту идею сюда и открыла детский центр «Часики». Это был 2005 год.

Тогда в Казахстане ничего подобного не было. Но и обстоятельства, благодаря которым этот бизнес может быть успешным, в Казахстане были совсем другие. Я не рассчитала. В Испании услуги няни обходятся в 3,5 раза дороже, чем услуги таких центров. А спрос при этом большой, и такие центры очень популярны. Кроме того, время работы школ и детских садов в Европе фиксированное, родительский график может отличаться от этого расписания, и тогда оставлять ребенка где-то на пару часов – просто необходимость. В Казахстане услуги няни гораздо дешевле. И такому центру трудно конкурировать с предложением частных нянь на рынке. Но со временем нам удалось раскрутиться. Главным на тот момент было найти правильное расположение центра в городе. Конечно, у нас был бизнес-план. Но ожидания по бизнес-плану были одни, а реальность оказалась немножко другой. Все шло неплохо, но явно чего-то недоставало для привлечения клиентов. Когда мы увидели, что услуги почасового центра не пользуются большим спросом, мы стали расширять спектр предложений. И мы обратились к комплексным занятиям. Сначала мы проводили их один раз в неделю, затем – два раза в неделю, потом – три, уже с учетом разных возрастов. Можно было оставить ребенка у нас на полдня и, как и прежде, по часам.

О детском саде

Два года назад я открыла детский сад в «компоте», а центр, который располагался в «Самале», три месяца назад переехал вверх по проспекту Достык и тоже стал полноценным детским садом. Оба называются «Часик». Почему в конце концов я приняла решение о закрытии центра и открытии детского сада? Потому что, во-первых, такой вариант более стабильный. Во-вторых, более интересный и удобный для воспитателей – можно развивать свои способности, умения и знания. Это постоянная работа и постоянные дети, организованный график. Это легче и, конечно, выгоднее. Сейчас оплата в нашем садике составляет 85 000 тенге в месяц, и 80 000 тенге – вступительный взнос. Притом что первоначальное вложение – ремонт, мебель, необходимый инвентарь – составило больше
70 000 долларов. Конечно, если считать, сколько мне пришлось вкладывать в течение каждого месяца на протяжении этих двух лет, сумма окажется гораздо большей. Безусловно, это не самый прибыльный бизнес, но, с другой стороны, если бы он вовсе не приносил дохода, вряд ли бы им занимались. Чтобы этот бизнес был прибыльным, в него требуются постоянные вложения. Необходимо вкладывать в обучение, материалы, людей, в общем-то, как и в любом другом бизнесе.

О лояльности

Однажды к нам пришла мама с девочкой с синдромом Дауна. Наверное, поскольку я иностранка, мне проще воспринимать такие вещи. У нас в Испании, да и вообще на Западе, происходит активная интеграция таких детей в обычные сады и школы. Конечно, для них разработаны специальные методики и им предоставляется профессиональная помощь, но все это в условиях обычного детского сада и среди обычных детей. В естественной среде такие особенные малыши гораздо эффективнее развиваются и очень скоро догоняют своих сверстников без каких-либо отклонений в развитии. Я бы хотела заниматься такими проектами и делала бы это с удовольствием. Но, к сожалению, когда пришла та мама, меня не было на рабочем месте, и, боюсь, она слишком много раз слышала отказы, так что, когда наш воспитатель-логопед предложила ей прийти на следующий день, чтобы поговорить со мной лично, она просто ушла. И больше мы ее не видели. В Казахстане принято (как и в остальных постсоветских республиках) отдавать таких детей в специализированные заведения. Но это, на мой взгляд, оправданно только в самых тяжелых случаях. В остальном опыт Европы показывает, что в обычных условиях такие дети развиваются быстрее. Но, видимо, пока рано об этом говорить здесь.

О программах

Мы отличаемся тем, что у нас дети занимаются в трехъязычной среде. У нас нет как таковых занятий по казахскому или английскому языку. У нас есть педагоги, которые ведут одни предметы на русском, другие – на английском, третьи – на казахском. И получается, что дети оказываются в естественной среде разных языков. Кроме того, я приобрела американскую образовательную музыкальную программу, и сейчас я сама и мои педагоги проходим онлайн-тренинг, который длится 2 месяца. После того как мы пройдем его, мы получим лицензию на право работать здесь по этой уникальной и на самом деле очень интересной программе. Нам уже отправили музыкальные инструменты, кстати. И занятия по этой программе тоже будут проводиться в нашем саду на английском языке.

О трудностях

Самое трудное, наверное, подобрать персонал. Найти таких людей, которые знали бы методики и могли говорить на английском языке. Либо есть опыт работы в детском саду, но нет английского. Либо наоборот, есть язык, но никакого опыта, обычно это вчерашние выпускницы, только что получившие диплом. Трудно найти ответственных, лояльных, честных. Тех, кто знал бы свое дело и любил. Но я спокойно отношусь к тому, если у человека нет профильного образования. Сейчас отменили лицензии для детских садов, так что теоретически можно пригласить на работу воспитателя не по образованию, а по призванию. Для дошкольных учреждений остались только медицинские лицензии. На мой взгляд, это нелепо. Получать медицинскую лицензию и держать врача? Я обязала всех своих сотрудников, включая водителя, пройти курсы оказания экстренной помощи. Без прохождения этих курсов вы не имеете права работать с детьми ни в США, ни в Европе. И это логичнее, потому что один врач, даже высокопрофессиональный, не может уследить за всеми детьми в каждую минуту. А если что-то произошло на улице? А если в туалете? А если нет ни секунды, чтобы ждать, пока прибежит врач?

Нормативы, правила для таких учреждений, как детские сады, – это тоже безумно сложно. Почему? Потому что созданы они были 70 лет назад в совершенно других реалиях, когда не было ни частной собственности, ни аренды, все было государственное и доставалось бесплатно. Сегодня тебе приходится платить за каждый квадратный метр и думать о том, как сделать, чтобы каждый квадратный метр приносил доход. А нормативы практически не изменились.

О доверии

Я люблю все контролировать, во все вникать, но в то же время даю людям свободу действовать самостоятельно. И мне бывает удивительно видеть, как мои сотрудники теряются от этой свободы. Здесь, к сожалению, многие привыкли к жесткому типу руководства. А я не хочу, чтобы меня боялись. Я считаю, что результата надо добиваться, внушая людям не страх, а уважение.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5458 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
23 сентября родились
Асылбек Карибаев
Генеральный директор ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері»
Мурат Бекмагамбетов
директор департамента стратегии GR и корпоративного развития АO НК "Қазақстан темір жолы"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить