Экс-менеджер КФН: «Ложь, что в Нацбанке все сделано для женщин»

Гульнар Байдилданова, бывший работник одного из ведомств Нацбанка - Комитета по контролю и надзору финансового рынка, рассказала Forbes.kz, почему она считает свое увольнение незаконным

Редакция Forbes.kz уже писала о том, что два бывших менеджера центрального аппарата Национального банка - Александр Юрин и Бауржан Кушербаев - судятся с экс-работодателем из-за незаконного, по их мнению, увольнения. После публикаций этих материалов выяснилось: есть еще недовольные кадровой политикой структур НБРК.

Гульнар Байдилданова.

Сейчас в Алмалинском районном суде №2 города Алматы лежит иск бывшего ведущего специалиста департамента лицензирования Комитета по контролю и надзору финансового рынка и финансовых организаций НБРК Гульнар Байдилдановой о восстановлении на работе. Она считает, что незаконно была сокращена из КФН.

Байдилданова рассказала Forbes.kz, что в структуре КФН она работала с 15 августа 2008 года, а 1 апреля этого года получила уведомление о том, что ее должность сокращают.

- В КФН была оптимизация штатной численности и изменение организационной структуры. Мне предложили должность декретницы (сотрудницы, которая ушла в декретный отпуск. - F), я с этой должностью была категорически не согласна. Я прошла все инстанции (внутренние), начиная от директора департамента и заканчивая заместителем председателя Национального банка Данияром Акишевым. Но, несмотря на мои уговоры, 26 апреля меня уволили, - пересказала хронологию событий Гульнар.

Специалист уверена, что ее не имели права выставлять за дверь, потому что она защищена трудовым законодательством.

- Есть статья 185 («Ограничение прекращения трудового договора») Трудового кодекса. Там говорится, что увольнять не могут беременных женщин, женщин, имеющих детей до трех лет, и одиноких матерей, имеющих детей до 14 лет (есть случаи, когда трудовой договор может быть расторгнут и с этой категорией работников; исключения перечислены в ст. 54 ТК. Однако такие случаи, как сокращение численности или штата, в это число не входят. - F). Я мать-одиночка, моему сыну вот только недавно исполнилось11 лет, - объяснила Гульнар Байдилданова.

Она рассказала, что на ней «висит» ипотечный кредит, который она взяла в ноябре 2011 года на покупку однокомнатной квартиры и который ей надо выплачивать в течение 25 лет. Из своей зарплаты в 150 тыс. тенге она отдавала 101 тыс. тенге за ипотеку.

- Я ходила в государственную инспекцию охраны труда, там меня устно проконсультировали, сказали, что мне неправомерно была предложена должность. Поскольку я защищена законом, мне должны были дать равнозначную должность, - заверили инспекторы женщину.

Однако Гульнар даже не надеялась, что ее работодателя будут проверять: в ее представлении Нацбанка - это неприступная крепость, на территорию которой проверяющие могут пройти только с разрешения президента. Впрочем, проверить соблюдение трудового законодательства в НБРК инспекторы охраны труда были вправе. Но проверки не последовало. Поэтому Байдилданова подала 23 июля иск на КФН.

- Получается, что руководство избавляется от людей, которые социально не защищены. Ложь, что в Нацбанке все хорошо, все сделано для женщин… Да еще и в связи с повышением пенсионного возраста…Меня, молодого специалиста, имеющего ребенка, единственного кормильца в семье, уволили, - пожаловалась женщина.

Григорий Марченко.

Ставя под сомнение тот факт, что «в Нацбанке всё сделано для женщин», Гульнар Байдилданова, вероятно, имеет в виду известные слова председателя Нацбанка Григория Марченко. Их глава финансового регулятора произнес в начале июня этого года, когда отстаивал необходимость повышения пенсионного порога для женщин (цитируем по сайту zakon.kz):

«Я считаю, что нужно восстанавливать справедливость и правильно относиться к женщинам, когда им еще 20-30 и 40 лет, а не компенсировать это, когда им уже за 55. У нас в Национальном банке 53% руководящих должностей занимают женщины. И 67% трудового коллектива составляют женщины. И за равную работу женщинам платят равную зарплату. И туалетов в Национальном банке для женщин в 2 раза больше, чем для мужчин. Нужно просто вовремя все делать правильно. И у нас количество женщин беременных и в декретном отпуске в 16 раз больше, чем в среднем по стране, именно потому, что к ним нормально относятся и  их работодатели никак не угнетают и не пытаются уволить с работы. У нас в Нацбанке принципы гендерного равенства соблюдаются и уважаются. Поэтому женщины в Нацбанке почему-то поддерживают необходимость выравнивания пенсионного возраста».

У Forbes.kz нет оснований сомневаться, что Григорий Марченко создал в Нацбанке и его структурах максимально благоприятный климат для работы сотрудников, особенно женщин. Редакция допускает, что случай Гульнар Байдилдановой – досадное исключение. С целью убедиться в этом Forbes.kz направил официальный запрос в Комитет по контролю и надзору финансового рынка НБРК с просьбой изложить официальную позицию ведомства по проблеме Гульнар Байдилдановой.

В конце минувшей недели редакция получила из КФН следующий ответ:

«В целях исключения какого-либо вмешательства в деятельность суда по отправлению правосудия, в том числе посредством размещения публичных заявлений в средствах массовой информации по рассматриваемому судебному делу, и возможно их неверной интерпретации, Национальный Банк Республики Казахстан воздерживается от каких-либо комментариев до разрешения дела по существу и вынесения окончательного решения суда».

Кстати, точно такой же ответ Forbes.kz получил и из Нацбанка РК на запрос по поводу увольнения Александра Юрина, бывшего менеджера центрального аппарата НБРК. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
26917 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить