Желудок Мехико: что происходит на самом большом рынке мира

Чем живет мексиканский рынок Сентраль-де-Абасто, который обслуживает 300 тыс. покупателей в день, выяснил Forbes.kz

Фото: fourlights.it

В столице Мексики почти шесть десятков рынков. На рынке Сонора продаются наборы для шаманских ритуалов. На рынке Медельин можно купить фрукты из любой точки Латинской Америки. На базар Ямайка идут за цветами. На Абелардо Родригес покупают аэрозоли для привлечения денег и клиентов. На рынке Сан-Хуан продают деликатесы: крокодилью вырезку, сыры с плесенью и морских гадов. И только на одном можно купить абсолютно всё.

Сентраль-де-Абасто - самый большой рынок в мире. Это желудок латиноамериканского мегаполиса, жители которого любят много покупать, вкусно есть и праздновать все подряд. Каждый день тут продают до 30 тыс. тонн продуктов - это 75% всей потребляемой в Мехико еды. Хозяева лотков на маленьких рынках и владельцы сетевых супермаркетов, повара забегаловок и ресторанов с белыми скатертями покупают на Абасто, потому что в ценовой войне у него нет конкурентов.

Продукты сюда свозят со всей Мексики, с ее огромных питомников и маленьких ферм. По субботам около полудня тут можно встретить модную молодежь с экологичными сумками. Они подолгу разговаривают с продавцами, выясняют происхождение каждой картофелины, обнюхивают вырезку и осматривают яйца на наличие следов от помета. Мода на все органическое наплодила в Мехико ресторанов и магазинов с космическими ценами. До Абасто тенденция не дошла, потому тут все стоит раз в пять дешевле.

Домохозяйки приезжают на метро и автобусе с сумками-тележками. Прогулка по томатному коридору, через апельсиновое и арбузное крыло в картофельную секцию, потом до мясного и рыбного отдела, сквозь молочный район и улицу лотков с едой тянет километров на восемь. Усталость и потерянный выходной гарантированы - зато какая экономия!

На Абасто 2,5 тыс. торговых точек. У каждого продавца свои секреты как построить отношения с клиентом. Одни дают что-нибудь в подарок “на пробу”, другие снижают цену, третьи запоминают имена покупателей и улыбаются. Есть и такие, что в оригинальности и чувстве юмора могут соперничать с торговцами одесского “Привоза”. На их ценниках: “Грибочки - те, что ест Шакира” или “Арбузики - вкуснее, чем у соседа”. Бывает, через ценники продавцы подшучивают друг над другом - сообщение: “Огурцы. Килограмм - 15 песо (Педро на новые зубы)” поймет только адресат. И без того приятная цифра на картонке или бумаге кислотного цвета иногда может снизиться, если клиент покупает много или просто талантливо торгуется.

Да, на барселонской Бокерии можно получить эстетическое удовольствие и хорошие снимки, но уйти с пустыми руками или с одним кульком, облегчив кошелек евро так на 40. На Абасто за 40 евро можно набить багажник внедорожника и неделю кормить семью. Правда, чувствительность к красоте придется снизить и довериться вкусовым рецепторам.

В мире нет ни одного рынка, похожего на этот. Ни один не может приблизиться к Абасто по дикости, ритму и количеству реализуемого каждый день товара. Архитетор Абрам Заблудовский наперекор местной склонности к хаосу сделал рынок понятным, как шахматная доска. Потому вертолетная съемка показывает не привычный для Мехико клубок улиц и нагромождение построек, а настоящий город регулярной планировки с районами, пронумерованными складами и торговыми точками. На рынке-городе, где ежедневно совершают сделки 400 тыс. человек, нашлось место банкам, прачечным, салонам красоты, детским садам и ресторанам, от простых закусочных до заведений, куда не стыдно привести важных партнеров. Ну и конечно имеется футбольное поле, где работники разных секций разыгрывают между собой кубок Сентраля.

Рынок-город разделен на 8 районов. В секции пустой тары круглые сутки стучат молотками. Из разбитых деревянных ящиков, купленных за символические 2-3 песо, там делают новые, чтобы продать поставщикам за 10-15. Бизнес прибыльный, семейный и тщательно охраняемый от конкурентов. Ежедневно в район с многометровыми деревянными башнями привозят 12 тыс. поломанных ящиков и увозят столько же новых. Обитатели крепости из пустой тары не ждут солнце, чтобы начать работать. У них есть мощные лампочки и теплые свитера для спасения от ночного холода.

Секция аукционов удивляет тишиной, в которой происходят торги. Никто не выкрикивает цифры, не дерется и не брызжет слюной. Мужчины неслышно переговариваются, шепчут друг другу на ухо коммерческие комбинации. Эти тихие мужчины определяют цены на продукты для всей страны, а те, в свою очередь, публикуются в ежедневном бюллетене.

В цветочной секции всегда можно увидеть домработниц. Хозяйки присылают их на Абасто за срезанными накануне цветами. Потому что пока растения проделают путь до уличных киосков и супермаркетов, теряют половину жизненной силы и украшают дом не более четырех-пяти дней. Те, что с Абасто стоят в вазах в два раза дольше.

Во фруктово-овощном районе по размеру секций можно определить насколько мексиканцы любят тот или иной продукт. Отдельные коридоры выделены картофелю, луку, бананам и цитрусовым. Последние потребляются в огромном количестве благодаря привычке мексиканцев начинать день со свежевыжатого сока. Считается, он спасает от похмелья.

Пока нет покупателей, обитатели Абасто говорят глаголами. Вычистить, отполировать, отремонтировать, попробовать, уложить, выбросить, разделить, продать, уценить. Про прилагательные вспоминают с появлением первых клиентов: свежий, лучший на рынке, медовый...

В десять вечера, когда розничных покупателей спугнет темнота, которая в Мексике не сулит ничего хорошего, на рынке начинается другая жизнь. Приходят поставщики, складовщики, грузчики и оптовые покупатели, чей бизнес должен открыться утром уже со свежими продуктами.

У жителей Венеры из рассказа Рэя Брэдбери “Все лето в один день”, которые по 7 лет не видели солнца, должно быть, такие же глаза, как у ночных работников рынка. Когда обычные люди готовят ужин, они завтракают. С наступлением ночи приходят на Абасто и делают так, чтобы утром горожанам двадцатимиллионного монстра было что поставить на стол.

В это время на рынок съезжаются тысячи грузовиков - одни привозят, другие увозят продукты. На торгах в зоне аукционов владелец склада цитрусовых покупает два контейнера апельсинов и пропускает их через сортировочную машину, которая делит фрукты на несколько категорий. Упаковщики складывают апельсины в сетки, и к рассвету товар уже ждёт своего покупателя.

Продукты перебирают, чистят, раскладывают - и так бесконечно. Рабочий день десятков служащих Абасто состоит из осмотра коробок с яйцами: битые откладывают для пекарей, испачканные - для столовых, остальные - на продажу. Другие разворачивают кукурузные початки и счищают с них зернышки в тазы. Кто-то срезает шипы с листьев кактуса нопаль, кто-то следит за созреванием бананов до желтого цвета - идеального для продажи.

Товар от грузовика до торговой точки должен прокатиться на дьяволенке. Дьяволёнок - это грузовая тачка, а дьяблеро - ее водитель. Их на Абасто 10 тыс. У старожилов - свои тележки. Молодые берут дьяволят напрокат и платят хозяину за каждый день работы. Дьяблерос должен уметь свистеть, чтобы расчистить себе дорогу. И свистеть пронзительно - для самых непонятливых. Это называется “последнее предупреждение”. За каждую прогулку с клиентом зарабатывают от $2,5 до $8. Максимальный тариф берут, когда несколько километров приходится тащить за собой полтонны продуктов. Многие из них работают сутками, чтобы их дети не видели Абасто. Другие же, наоборот, приводят сюда отпрысков. Для них этот рынок - капитолийская волчица, которая вскармливает сильных духом.

Товар доставлен. Через пару часов фрукты позируют на прилавках, как если бы кто-то писал с них натюрморт. Говяжья вырезка манит сочным цветом, а головки сыра уложены аккуратными пирамидами. Мексиканец покупает глазами. Потому помощники продавцов день напролет раскладывают, протирают, обнажают мякоть, делают нарезку на пробу. Красивый товар лучше продается - закон такой же старый, как рынок. Даже если реализуют оптом, тратят по два-три часа каждый день, чтобы сложить овощи и фрукты в идеальные горки и вырезать из крупных плодов фигуры - все ради внимания покупателя.

Сделать хорошую выкладку - значит создать у клиента иллюзию, что весь товар одинаковый. Тогда тот не будет копаться в ящиках, а возьмет то, что уложит для него продавец, включая мелкие и неправильной формы плоды.

Когда рынок наполняется людьми, приходят музыканты, танцоры и клоуны, чтобы тоже немного подзаработать. Охранники важно гуляют между рядами. Они быстро замечают, кто на рынке в первый раз, и кивком головы показывают их дьяблеро, чтобы тот о них “позаботился”.

Когда над городом поднимается солнце, в коридорах Абасто появляются вызывающе одетые девушки. Они везут перед собой тележки с кофе. Но кофе ли покупают у них грузчики, кладовщики и дьяблеро? Этим вопросом задаются обычные покупатели и компетентные органы. Но Абасто с его понятной планировкой временами превращается в лабиринт Дедала, где невозможно разобраться, что к чему.

Про рынок-город мексиканцы сняли мыльную оперу “Сентраль-де-Абасто”. Там - любовь между продавцами, интриги с поставщиками и кровавая месть, без которой не обходится ни один латиноамериканский сериал. Сюжеты про Абасто придумывать не надо, достаточно встретить там несколько рассветов и почитать криминальные хроники в газетах. В этом мексиканским сценаристам повезло.

Цифры

Рынок Сентраль-де-Абасто:

- Занимает площадь 327 гектаров,

- ежедневно в обороте 30 тыс. тонн продуктов,

- склады вмещают до 122 тыс. тонн,

- 52 тыс. машин ежедневно разгружаются и загружаются на рынке,

- на Абасто каждый день приходят более 300 тыс. покупателей, которых обслуживают 70 тыс. работников рынка.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

Мария Фариса
журналист

 

Статистика

9155
просмотров
Загрузка...