Тест-драйв в лазурных тонах

Вы не увидите всей прелести Côte d’Azur из окна отеля или виллы. Единственный шанс – автомобиль

Фото: Юрий Дорохов

Лазурный берег в ноябре – идеальное место для тех, кто не любит толпы. Поток отдыхающих уже иссяк, хотя еще стоят прекрасные теплые деньки, похожие на алматинский солнечный сентябрь. Средиземное море, как и полагается, лазурного цвета – именно он дал название побережью. Если бы Алматы находился рядом с морем, а не в километре над его уровнем, наверное, у нас была бы такая же погода. Оба города расположены на одной 43-й широте. На этом сходство, пожалуй, и заканчивается.

Мы прилетели сюда, на Французскую Ривьеру, совместить приятное с интересным: осмотреть побережье и протестировать новую Toyota Camry седьмого поколения, в народе известную как Camry 50 (по номеру кузова). Наша отправная точка – набережная Ниццы. Здесь, в тени пальм, нас уже ждет просторный черный седан. Он не слишком похож на Camry, каким мы привыкли его видеть. Кажется, что автомобиль увеличился в размерах и прибавил в динамизме одновременно. Визуальный эффект достигается за счет приподнятой над крыльями крыши капота, агрессивного дизайна решетки радиатора, тонких вытянутых фар. Внешние размеры Camry изменились буквально на пару миллиметров: только внутри стало просторнее, больше воздуха. Экстерьер машины респектабелен. В таком авто не затеряешься даже в потоке более дорогих авто на улицах Ниццы.

Русские и англичане создали Ницце славу мирового курорта

Снимаемся со стояночного тормоза  (кстати, он тут ножной) и мягко трогаемся с места. Куда поехать в первую очередь? Конечно, к гавани! Широкая дорога в несколько полос огибает дугу залива. Увеличенный обзор лобового стекла и смещенные к водителю солнцезащитные козырьки позволяют любоваться окрестностями. Мимо проносятся гостиницы, изредка перемежаемые виллами столетней давности с изящ­ными балкончиками и колоннами. Некоторые заброшены. Вдали возвышаются крыши Старого города и маяк у гавани.

Приятный тихий гул мотора не мешает обсуждать увиденное: система звукоизоляции глушит шумы, по частоте совпадающие с человеческой речью. Можно спокойно говорить или слушать музыку – благо аудио­система JBL Matrix обеспечивает полноценное шестиканальное звучание. Удобная опция – чего-чего, а хороших радиостанций на Лазурном берегу хватает.

Гавань встречает лесом белых мачт. Две с половиной тысячи лет назад сюда впервые пришвартовались финикийские купцы, которые привезли сюда виноград и оливки. До сих пор они составляют основу экономики Прованса. Финикийцев сменили греки, римляне, германские племена… Лазурное побережье постоянно кто-то пытался завоевать. В историю города вошел подвиг прачки Катрин Сегюран. В XVI веке, во время осады города берберскими пиратами, она убила валиком для стирки белья вражеского солдата, схватила его знамя и продемонстрировала презрение к врагам, задрав юбку и показав им голый зад. Берберы позора не перенесли и отступили.

Припарковаться около гавани не так просто: обочины плотно заставлены дорогими машинами. Они так близко стоят друг к другу, что на многих бамперах видны царапины: автовладельцы не слишком церемонятся, заходя на парковку. Впрочем, Camry позволяет проявить учтивость: на широком дисплее в центральной стойке заранее отображается оптимальный вариант парковки и можно не торопясь вписаться в свободное пространство.

Фото: Юрий Дорохов
Новая Toyota Camry неплохо вписывается в провансальский ландшафт

Напротив гавани стоит указатель: «Boulevard de Stalingrad». Когда-то он назывался «бульвар императрицы России» в честь вдовы Александра II Марии Федоровны. Русские аристократы полюбили Ниццу в середине XIX века вслед за англичанами, обосновавшимися тут еще в первой трети XVIII столетия. Английская община оплатила обустройство набережной (она до сих пор называется Английской), а русские князья позаботились о благоустройстве дороги от Ниццы к бухте Вилльфранша (там обычно швартовался российский флот, в том числе военные корабли).

Совместными усилиями русские и англичане создали Ницце славу мирового курорта. Но к англоязычным туристам жители Лазурного побережья все равно относятся с едва заметной прохладой. Горожане приветливо улыбаются туристам, всегда рады помочь, что-то подсказать или посоветовать – но на французском или итальянском.

Сломать языковой барьер несложно: говорите bonjour, а не hello – и отношение к вам сразу потеплеет. Особенно в ресторанах. Тут есть еда на любой вкус, но начинать надо, конечно, с классической средиземноморской кухни. Сэндвичи с тунцом Bagnat, ризотто с гребешками, пирог с савойской капустой и салат Nicoise практически везде готовят одинаково вкусно. Единственное, что нужно знать, – не поддавайтесь соблазну пойти в ресторан, который посещают одни французы. Поверьте, туристы не просто так избегают некоторых заведений: нелюбовь к английскому языку не позволяет некоторым официантам обслуживать посетителей быстро и учтиво. К счастью, таких мест совсем немного и в путеводители они не попадают.

Зато в путеводителях есть Brasserie Rotonde, расположенный в отеле Negresco. За 25 евро вы тут получите прекрасный завтрак и заодно побываете в детстве: интерьер напоминает старинную карусель, играет шарманка.

Можно долго кататься по Ницце и гулять пешком. Чего стоят одни только развалины замка или улицы Старого города, где даже в солнечный полдень полумрак разгоняется фонарями: стены домов иногда так близки, что можно дотянуться до них, раскинув в стороны руки. Но нам не терпится испытать Camry на трассе, и мы отправляемся на запад.

Для настоящего автолюбителя платная трасса N7 вдоль Средиземного моря – это просто рай. Пять-шесть полос в каждом направлении, живописные пейзажи – чего еще желать? Разрешенная скорость – 120–130 км/час. Новая Camry может разгоняться до 210 км/час. Мы, как законопослушные туристы, честно стараемся не превышать, но штатный навигатор время от времени предостерегает: «Вы превысили скорость!» У местных водителей навигаторов, похоже, нет, и нас время от времени обгоняют и даже подрезают, намекая на неторопливость. Впрочем, все без грубости.

Camry прекрасно держит дорогу. В передний и задний спойлеры встроены специальные аэродинамические элементы, прижимающие машину к трассе. Около стекол заднего вида – стабилизаторы с болидов «Формулы 1». Они направляют вдоль кузова вихревые потоки, создающие с обеих сторон давление на корпус, и авто держится устойчивее, особенно на высоких скоростях. Они особенно приятны, когда стартуешь после остановки. Машина с 3,5-литровым двигателем разгоняется до 100 км/час за 7,1 секунды, с 2,5 литрами – за 9 секунд. Пассажиров мягко вдавливает в спинки сидений. Они немного увеличены, стало больше возможностей для их регулировки – в том числе у задних пассажиров. Для них есть даже специальная подсветка для чтения. Подсвечиваются внутренние ручки дверей: искать наощупь их не обязательно.

Уровень комфорта сопоставим с бизнес-классом самолета. Одно отличие: в самолетах воздух сухой. В «пятидесятке» установлен не только трехзонный климат-контроль, но и система nanoe. Она увлажняет и ионизирует воздух. Даже проведя несколько часов за рулем, из машины выходишь, чувствуя себя бодрым и свежим. 

За час с небольшим доезжаем до Сан-Тропе и останавливаемся на набережной прямо напротив Cafe de Paris. Самый центр променада, местная ярмарка тщеславия. В кафе или окрестных бутиках можно запросто встретить Элтона Джона, Жака Ширака или американских реперов (Тимати даже не в счет).

Фото: Юрий Дорохов
Въезжая в знакомые с детства по игре Need for speed тоннели, поневоле испытываешь детский восторг

Сверху на гламурную толпу глядит пухленький человек из бронзы с засиженной голубями головой. Это Пьер-Андрэ де Сюффрен де Сен-Тропе по прозвищу Адмирал Сатана, громивший британские суда во время Войны за независимость США.

 За столиками на террасе Cafe de Paris приятно ковырять ложечкой бисквит с клубникой, пить кофе и любоваться на яхты в гавани. Тут все проникнуто чувством собственного достоинства: даже спящего клошара на набережной охраняет почти чистокровная (если бы не подпалины) пиренейская овчарка.

Этот город – любимое место отдыха французов, считающих, что здесь уютнее, чем в Ницце. На местных пляжах можно не только взять лежак, но и кровать с балдахином и пологами. По ночам они превращаются в сплошное кафе или ночной клуб длиной в несколько километров.

 Лазурный берег – это не только побережье. Отсюда полчаса-час на машине до Приморских Альп.  Можно утром покататься на горных лыжах, днем отобедать у моря и заночевать на вилле среди зеленых (или лиловых от лаванды) холмов Прованса. Туда-то мы и направляемся.

Запах моря постепенно сменяется ароматами леса. Шоссе становится уже, петляя, забирается наверх. Машина легко берет подъемы. Улучшенная трансмиссия оперативно откликается на команды, переключается быстро, но плавно.

На узких поворотах особенно чувствуется удобство управления: рулевая колонка грамотно наклонена к водителю. В горной местности поневоле сбавляешь скорость – руль сразу же начинает чутче отзываться на движения рук.

Впереди последняя точка нашего пути – Княжество Монако. Мы поворачиваем машину на восток и возвращаемся к морю. По мере приближения к границам княжества возникает ощущение дежавю. Ну конечно! Это же места из Need for Speed!

Постепенно на дороге становится тесно, у границы возникает очередь. Толчея на дорогах – привычное для Монако дело. Княжество (несколько городков и деревень, слитых воедино) плотно застроено: над домами могут проходить мосты, улицы совсем неширокие. Глаза узнают знакомые по репортажам с «Формулы 1» повороты, но все равно не верится – как тут можно гонять на скорости!

Мы и не гоним. Спокойно едем мимо увешанных видеокамерами аккуратных домов (каждый из которых стоит, пожалуй, как полквартала в Алматы), знаменитого казино прямо к княжескому дворцу. В кафе напротив можно выпить чашечку кофе и полюбоваться на необычайную серьезность смены дворцового караула.

Ниццу прославили туристы, а Монако – свадьбы. Полузабытое княжество прогремело на весь мир, когда князь Ренье III в 1956 году женился на голливудской звезде Грейс Келли.

Сын Ренье, Альберт II, поддержал семейную традицию. Минувшим летом его свадьба с Шарлин Уиттсток обошлась в 20 млн евро. Отчет о расходах можно увидеть в Океанографическом музее – именно он, обладающий самым большим в мире аквариумом с морской водой, принял экспозицию, посвященную княжеской свадьбе.

От княжеского дворца Монако все дороги ведут не только в Рим – куда угодно. Часа четыре – и вы в Швейцарии. Полтора – и в Генуе. По нашим, казахстанским, меркам и до Милана с Барселоной, в общем, не так уж далеко. А можно проехать все 300 км Лазурного побережья насквозь. Превосходное путешествие гарантировано. Проверено на Toyota Camry.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5103 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 января родились
Абдикарим Зейнуллин
главный учёный секретарь РОО «Казахстанская национальная академия естественных наук»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить