Как «азиатский тигр» добился лидерства на глобальном рынке

Страна утренней свежести сочетает в себе древность и будущее, пляжи и горы, развлечения и медуслуги

Фото: © Depositphotos.com/sepavone

Каждая страна имеет свои особенности, но редко они проявляются сразу в аэропорту вылета. В памятке для туристов, летящих в Южную Корею, категорически запрещается брать с собой не только традиционные наркотики, оружие, порнографию, но и… ­«аудио-, видео- и печатные материалы коммунистического содержания».

Да, Южная Корея – «азиатский тигр», страна высоких технологий и гигантских корпораций, одна из которых делит лидерство на глобальном рынке смартфонов с Apple. Но мало кто у нас знает, что при этом она уже 67 лет находится в состоянии войны – мирный договор с социалистической КНДР так и остался неподписанным, хотя при Ким Чен Ире все к этому вроде шло. Но его сын Ким Чен Ын затормозил процесс.

Так что формально корейская война середины прошлого века не закончена. Напомним, что через пять лет после разделения Кореи в 1945 на северную (советскую) и южную (американскую) зоны дед нынешнего лидера КНДР Ким Ир Сен, правивший с 1948 по 1994, решил, что южане слабы и победа будет будет легкой. Северян активно вооружал и обучал СССР – холодная война разгоралась. План согласовали со Сталиным, и на рассвете 25 июня 1950 северокорейские войска перешли 38-ю параллель. Американский президент Трумэн, находившийся на уик-энде в родном Миссури, узнал о начале войны лишь через несколько часов. На стороне КНДР в войну вступили КНР и СССР (войска Китая назывались «китайскими народными добровольцами», а советские военспецы, демонстративно отозванные перед началом войны, вновь пересекли границу под видом корреспондентов ТАСС). СССР участвовал также в воздушной войне и взял на себя материально-финансовое снабжение. На стороне Южной Кореи воевали США, Великобритания и еще 14 стран в составе миротворческих сил ООН по мандату Совбеза (СССР тогда бойкотировал организацию и не смог наложить вето).

Транскорейский экспресс

К чему это привело Северную Корею, известно всем, а вот Южная, бывшая в начале 1960-х одной из беднейших стран Восточной Азии, совершила рывок, который до сих пор считается лучшим в Азии примером транзита из третьего мира в первый. В рейтинге глобальной конкурентоспособности ВЭФ на 2017–2018 Республика Корея занимает 26 место, на строчку выше Китая.

Это заметно уже в аэропорту Инчхон, расположенном в одноименном городе, в 70 км от Сеула. Аэропорт открыли в 2001 к чемпионату мира по футболу, строили на четырех островах, пространство между которыми превратили в сушу. Здесь терминал имеет 74 гейта, а инфраструктура включает в себя площадки для гольфа, массажные салоны, спальные комнаты, казино и зимний сад. Аэропорт регулярно занимает первые-вторые места в рейтингах Международного совета аэропортов и Международной ассоциации воздушного транспорта. А вот базирующаяся здесь Asiana Airlines, которую мне перед полетом характеризовали исключительно в превосходных тонах, не впечатлила – на международных рейсах «Эйр Астаны» сервис бывает и получше.

На материк из аэропорта можно добраться на такси, железнодорожном транспорте или автобусе. Самый интересный путь – по 22-километровому мосту Инчхон Бридж (седьмой по длине в мире), построенном в 2009 через залив Желтого моря. Из окна автобуса открываются впечатляющие виды на море с кораблями. Ночью картина вообще фантастическая – кажется, что едешь над бесконечной водой в никуда.

По пути в Сеул можно взглянуть на самый дорогой девелоперский проект в мире – «умный город» Сонгдо, в который инвестировано уже около $40 млрд (проект был начат Daewoo, но после банкротства корпорации основную долю выкупила американская Gale International). Небоскребы самого причудливого дизайна напичканы технологиями, позволяющими удаленно управлять микроклиматом в квартире или офисе; каждый житель имеет смарт-карту, являющуюся личным ключом ко всем услугам, от поездки в метро до оплаты парковочного места. В домах установлены пневматические мусоропроводы, которые «высасывают» бытовой мусор и сразу отправляют на переработку. За хай-тек надо платить – здесь самое дорогое жилье в стране, говорят, стоимость квартир начинается с $1 млн. Сонгдо часто служит площадкой для съемок корейских сериалов.

Фото: © Depositphotos.com/eddykim

Связь времен

Сеул (как и Астана, переводится со старокорейского «столица») поражает соседством прошлого и завтрашнего. Напичкан небоскребами, скоростными лифтами и скоростными поездами, но императорский дворец Кенбоккун 1394 года выходит прямо на стеклянные высотки главного проспекта. Три раза в день в дворцовом комплексе проходит инсценировка смены караула, привлекающая толпы туристов. Местная молодежь, обычно одетая и причёсанная самым футуристическим образом, приходит сюда в традиционной корейской одежде ханбок. Неподалеку есть пункты проката, где вам не только подберут костюм, но и сделают соответствующую прическу и макияж – в таком виде на территорию дворца можно пройти бесплатно или получить значительную скидку.

Большая часть комплекса реконструирована – часть зданий сожгли японцы во время Имдинской войны (1592). Дворец был реконструирован во второй половине ХIХ века, но в 1911 все-таки захватившие полуостров японцы снесли 10 зданий комплекса и построили на их месте дом генерал-губернатора, где размещалась колониальная администрация. После изгнания японцев и до 1982 в нем располагалось правительство Кореи. В 1996 по решению парламента здание снесли, а дворец восстановили.

Это первый дворец, построенный в Сеуле династией Чосон (два древнекитайских иероглифа, которыми писали это слово в древности, означали «утро» и «свежесть»), в 1392 году в результате мятежа сменившей династию Корё (от нее происходит слово «Корея»), которая правила с 935 года. Одноэтажные деревянные здания не производят впечатления величественных, однако в целом комплекс создает ощущение гармонии и умиротворения. А искусственный лотосовый пруд с павильоном в центре – просто образец изысканной простоты.

Отсюда можно выйти сразу на площадь Кванхвамун на центральной улице Сечжонно. Именно здесь в прошлом году митингующие добились импичмента предыдущего президента Пак Кын Хе после коррупционного скандала с ее подругой. На площади установлены статуи короля Седжона (в 1420 он учредил придворную академию Чипхёнджон, ученые которой создали корейский алфавит взамен использовавшегося до этого китайского письма) и адмирала Ли Сун Сина, разгромившего японский флот в Имдинской войне. В дни нашего приезда здесь тоже шли акции – за и против реакции президента Трампа на действия Северной Кореи, за дополнительное расследование действий должностных лиц во время трагедии с затонувшим паромом «Севол» и за реформирование службы внешней разведки (мне вручили плакат, призывающий к этому, но суть претензий к внешней разведке выяснить не удалось: гид отказалась от разъяснений, сказав, что не может комментировать политические процессы). К ночи количество участников митинга заметно увеличилось, и полиция перекрыла въезд автотранспорта, но в происходившее не вмешивалась. Буквально в десяти шагах от площади начинается забор Голубого дома – официальной резиденции президента Республики Корея.

Фото: © Depositphotos.com/pius99

Беташар по-корейски

Во всех туристических странах есть информационные центры, но в Корее создали идеальный. К-Style Hub – это четыре этажа с интерактивной галереей, где в специальных очках можно совершить виртуальную прогулку по главным достопримечательностям страны, примерить бесплатно национальные костюмы и сфотографироваться в них, пройти лайт-тесты состояния организма и провериться на уровень стресса, попробовать себя в традиционной живописи на рисовой бумаге, по­учиться приготовлению корейских блюд и просто поваляться на одном из многочисленных диванов, дав отдых гудящим ногам.

Среди популярных туристических маршрутов Сеула – посещение этнопарка Минсокчхон, построенного в виде традиционной корейской деревни с домами крестьян, усадьбой небогатого дворянина, домом лекаря, буддийским храмом и пр. Здесь выступают канатоходцы, проходят конные состязания, концерты народной музыки и инсценировки свадеб в старых традициях. Иногда бывают и настоящие, в духе времен Чосон, они всё более популярны. Нам повезло – мы попали именно на настоящую свадьбу (правда, всю церемонию пришлось отстоять за веревочной оградкой: в таких случаях туристов на скамьи для гостей не пускают). Невеста в соседнем здании переодевалась и делала традиционный макияж с ярко-красными пятнышками на скулах, к ней то и дело через зал проходили подруги, а сотрудники парка консультировали, что и в каком порядке она должна делать.

Как объяснила гид, это была свадьба с женской стороны, вроде нашего кыз-узату. С одним отличием – у корейцев нечто похожее на беташар делают жениху. Он заходит в церемониальный павильон, держа перед лицом какой-то шелковый экран, затем опускает его, сам опускается на колени и отбивает поклоны после каждой фразы священника, проводящего церемонию. По словам переводчика, он просит выдать за него невесту и кланяется ее родителям, бабушкам-дедушкам. Лишь после этого две немолодые дамы приводят невесту и усаживают на противоположной от жениха стороне. Церемониймейстер говорит минут пять что-то торжественное, молодые троекратно пригубляют рисовое вино (остаток каждый раз выливается на землю). Завершается все подбрасыванием в воздух петуха и курицы. После этого невесту уносят в паланкине вслед за женихом, восседающим на лошади, до машины. Та везет пару в дом жениха, где уже невеста приветствует новых родственников. А гости едут в ресторан. Жених и невеста лишь на несколько минут заглядывают в зал свадебного обеда – поблагодарить за подарки и в этот же день уезжают в свадебное путешествие.

Вообще, у казахов с корейцами неожиданно оказалось много общего – сонорные и гортанные звуки, обычай не входить в обуви в жилое помещение, пиетет перед старшими, общий смысл слова «хан», запрет даже на дальнородственные браки. Аббревиатура официальных названий наших стран тоже одинаковая – РК.

Диснейленды корпораций

Корейцы любят путешествовать и развлекаться. Парк Lotte World (та самая Lotte, которая купила алматинскую кондитерскую фабрику «Рахат») заполнен и в будние дни. В океанариуме можно покормить рыбок из бутылочки со специальной смесью и полюбоваться на огромных черепах, осьминогов, веселых дельфинов и морских львов.

В апреле 2017-го здесь была построена башня Lotte World Tower высотой 550 метров (говорят, пятая по высоте в мире) с панорамной обзорной площадкой наверху. Лифт поднимается на 120 этажей вверх за 30 секунд. Внутри лифта – мини-световое шоу, имитирующее полет в космос. Нечто похожее происходит во время подъема на обзорную площадку Сеульской телебашни, расположенной на горе Намсан (удивительно похожа на нашу Коктобе, с таким же фуникулером), но та значительно ниже.

Еще один популярный парк развлечений рядом с Сеулом – Everland, с американскими горками, сафари и аквапарком, построенный Samsung по типу Диснейленда. Аттракционы парка и зоопарк (кое-где можно покормить и погладить животных) не обойдешь за целый день. Курящим следует учитывать, что мест для курения здесь всего два и на указателях они не обозначены. Это еще милосердно: в подавляющем большинстве парков и иных общественных мест, включая пляжи и открытые ресторанчики, курение запрещено полностью. На улицах столицы кое-где стоят стеклянные будки вроде аэропортовских, но внутри довольно неприятно из-за тесноты и отсутствия вентиляции. Запрет введен Законом об укреплении здоровья нации, принятом в 2012 году, его нарушение карается штрафом от $100 до 200.

Фото: © Depositphotos.com/studiojh

Корейские Канны и Олимпиада

Недооцененными у казахстанцев остаются города побережья, омываемого Восточным морем (на наших картах оно называется Японским). Если остров Ченджу более или менее известен, то пляжи Сокчо и Каннына (последняя «н» произносится как казахская «ң») мало кому знакомы. Между тем чем дальше от Пуссана на север по восточному побережью, тем лазурнее вода и чище песок, интереснее рыбные рынки и своеобразнее местная жизнь. Пляжи, как правило, окружены хвойными лесами, и сочетание запахов моря и сосен дает необычное ощущение свежести. Единственная проблема – в Корее пляжный сезон короток, с июня по сентябрь.

В Сокчо можно также отправиться в национальный парк Сароксан, куда со всей страны люди приезжают полюбоваться осенью. Это третьи по высоте горы в Южной Корее. На вершины можно подняться на фуникулере или пешком по множеству хорошо оборудованных маршрутов. Парк знаменит своими буддистскими храмами, построенными после того, как в последние столетия династии Чосон эта религия впала в немилость. Кстати, здесь монахи носят не шафранные или красные, как в других странах Азии, а серые одежды. Смысл прост – белое олицетворяет свет, черное – тьму, монах все же человек, а не будда (просветленный).

В 50 км от Сокчо расположен Пхёнчхан, где в феврале 2018 пройдут зимние Олимпийские игры. Вся инфраструктура уже готова – город подавал заявку три раза. Часть соревнований пройдет в соседнем Канныне. Кроме прекрасных, оборудованных по новейшим технологиям трасс, стадионов и трамплинов этот регион отличается чистейшим воздухом и отличным сервисом. Бонус – изысканные пейзажи, словно сошедшие с миниатюр старых корейских живописцев. Символы Олимпиады – белый тигренок Сухоран и черный медвежонок Бандаби – уже вовсю шагают по стране, а все отели Сокчо, Пхёнчхана и Каннына на февраль забронированы.

Фото: © Depositphotos.com/Scharfsinn

Страна победившей медицины

Больше всего казахстанский туризм в Южную Корею связан, конечно, с медициной. По данным казахстанского представительства Национальной организации туризма Кореи (НОТК), Казахстан по числу граждан, приезжающих за медуслугами, занимает пятое место после Китая, США, Японии и России. Если в 2009 таковых было лишь 128 человек, то в 2016­ – более 15 тыс. Большинство едет за терапевтическим лечением и на чек-ап (примерно так же у американцев и россиян, у китайцев на первом месте пластическая хирургия, у японцев – дерматология). Лично для меня было открытием, что корейские клиники столь популярны у североамериканцев и японцев, имеющих собственную высокоразвитую медицину. Удивительно, что в топ-10 стран-пациентов входят также Таиланд и Филиппины, позиционирующие себя как новые направления ранней диагностики. По словам директора НОТК в Алматы Сон Пхил Санга, корейские клиники выигрывают за счет высокой точности диагностики и удобства: все этапы чек-ап проводятся в одном здании. Кстати, стремительно растет доля китайских медтуристов – с 7,8% в 2013 до 35,2% в 2016.

Медуслуги дали Корее в 2016 7,7% ВВП, который достиг уже $1,5 трлн. Профессия врача – одна из самых высокооплачиваемых в стране. Медицина в основном частная, доля государственных клиник лишь 5,5%. Однако почти все граждане пользуются либо государственным медицинским страхованием, либо частным, но контролируемым правительством. Тарифы в клиниках для местных и иностранцев одинаковы, но значительная часть расходов южнокорейцев покрывается страховкой – 20% стоимости стационарного лечения, 30–60% амбулаторного, 30% лекарств.

Южнокорейская Ruvens, более десяти лет специализирующаяся на туризме по направлениям Казахстан – Корея и Корея – Казахстан, недавно вместе с партнерами, среди которых представительство НОТК, вывела на наш рынок новый продукт – групповые туры Аll inclusive, комбинирующие медицинский и экскурсионный туризм. В стоимость путевки входят билеты, страховка и обследование в клинике, экскурсии по достопримечательностям разных регионов страны, сопровождение русскоязычного гида, обеды и ужины в аутентичных кафе с традиционными или авторскими блюдами. Директор Ruvens Джун Тэ Хюн говорит, что выбор клиники зависел еще и от того, есть ли там достаточное количество русскоязычных консультантов. Ну и от репутации, конечно: клиника Ханян при одноименном университете (в Корее лучшие клиники при университетах, потому что доктора одновременно являются учеными-исследователями и в курсе всех последних достижений современной медицины) входит в топ-12 ежегодно обновляемого рейтинга корейского Минздрава.

Представительство НОТК в Алматы, работающее на всю Центральную Азию, открылось недавно – летом 2017. По словам Сон Пхил Санга, поток казахстанцев, посещающих Южную Корею, растет после введения в ноябре 2014  безвизового режима между странами. Если в 2013 это было 13 тыс. человек, то в 2016 – уже 34 тыс., а в первом полугодии 2017 – 28,5 тыс., то есть рост примерно на 35% в год. Увеличивается, хотя и не так быстро, обратный поток – с 16,6 тыс. человек в 2013 до 22,3 тыс. в 2016. Сон Пхил Санг говорит, что корейцы любят активный отдых, им нравятся Медео, Шымбулак, Чарынский каньон. Остальные маршруты плохо известны корейским туристам, хотя отдых в Казахстане после девальвации значительно подешевел и это могло бы стимулировать турпоток. Тем более что корейцы обожают знакомиться с новыми местами: в 2016 доходы страны от въездного туризма составили чуть более $17 млрд, а расходы граждан на выездной – $23 млрд.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5136 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
25 февраля родились
Аскар Аукенов
Главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
Независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Болат Назаров
Замгендиректора по проекту разведки Имашевского месторождения ТОО "КазРосГаз"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку