Чем поразительны остров Сиберут и его жители

Поездка в место, подобное Ментавайским островам (Индонезия), может стать путешествием всей жизни, о котором потом будешь вспоминать десятилетиями

Фото: Muhamad Saleh Dollah/Barcroft Media

А также может пробудить интерес к активному туризму и изучению этнографии. К тому же цивилизация быстро наступает на традиционный уклад местных жителей, и очень скоро они могут разделить судьбу других малых народов, которые потеряли свою культуру, но так и не стали частью современного социума.

Добраться и не потеряться

Сиберут – крупнейший из группы Ментавайских островов – находится примерно в 150 км от Суматры. В целом он мало отличается от множества больших и малых собратьев – те же тропические леса в обрамлении океана, местами горы. Однако благодаря коренным жителям – ментаваям эта удалённая часть суши считается одним из обязательных мест посещения для интересующихся этнографией. Племена ментаваев – наравне с пигмеями Центральной и Восточной Африки, коренными жителями Папуа, тропических лесов Бразилии, долины Омо в Эфиопии – все ещё пытаются сохранить традиции и быт, неизменные тысячелетиями. При этом ментаваи – народ гостеприимный и дружелюбный, порой даже излишне, из-за чего теперь страдает сам.

Первая и основная трудность, связанная с поездкой на Сиберут, - даже не деньги (при удачном раскладе вся поездка обойдётся в $1300–1500), а расстояние до него. С внутренними перемещениями тоже не всё просто, так как из-за отсутствия дорог небольшой отрезок пути занимает уйму времени.

Идеальный авиамаршрут выглядит так: долететь до малайзийской столицы Куала-Лумпур и оттуда на бюджетном авиаперевозчике Air Asia до портового индонезийского города Паданг на западе Суматры. Вторая задача: на одном из трёх паромов в неделю доплыть до городка Муара-Сиберут. В среднем ночной паром идёт 10 часов в зависимости от ситуации в океане. Одно из суден считается скоростным, второе – более или менее, третье – корыто, которое, возможно, периодически тонет и его заменяют чем-то подобным. Условия везде, как в советских плацкартных вагонах летом, когда была традиция максимально уплотнять поезда безбилетниками. Есть ещё авиакомпания Susi Air, соединяющая Паданг с административным центром Ментавайских островов – Сипорой. Однако этот небольшой клочок земли облюбован австралийскими сёрфингистами и не может предложить таких приключений, как Сиберут.

Фото: Muhamad Saleh Dollah/Barcroft Media

Доплыв до Муара-Сиберута, нужно решить другую задачу – что дальше? К такого рода поездкам принято готовиться заранее, списываясь с гидами и разрабатывая маршруты. Есть два но. Несколько агентств в Паданге, организующих поездки на Сиберут, за свои услуги могут брать повышенный тариф. К тому же, как пишут на форумах, самим племенам с этих денег практически ничего не перепадает и есть шанс, что привезут в «потёмкинскую деревню» рядом с портом. Поэтому теоретически допустимо озаботиться поиском гида по прибытии, но лучше ориентироваться на тех нескольких, у кого есть хорошие отзывы в Сети.

В принципе, каждый житель отдалённой деревни в джунглях может выступить проводником, но проблема в том, что никто не говорит на английском. Может повезти, как нам, – на пароме плыл турист, которого встречали на месте. Благодаря этому мы нашли лодку, дав наставления лодочнику, где высадить. Дальше опять всё зависит от везения: мобильная связь (про интернет говорить не приходится) на Сиберуте действует только в относительно крупных поселениях на побережье или на вершинах гор.

Крупные ментавайские деревни расположены вдоль рек, мелкими группами домиков уходя в джунгли и горы. Четырёхчасовой спуск по реке до деревни Сакалиу стоит примерно $50, и оно того стоит, так как лодочнику приходится демонстрировать чудеса навигации, уворачиваясь от торчащих из воды камней. Нет гарантий, что лодку в бурном течении всё же не зальёт или не опрокинет. Альтернативный путь – те же четыре часа, но в качестве пассажиров на мотоциклах. При наличии больших рюкзаков – не самый лучший вариант. Но и это ещё не всё. Дорог в джунглях попросту нет, их функции выполняют рейки и камни, брошенные в грязь. И риск опрокинуться на мотоцикле намного выше, чем в лодке.

Свинья как символ богатства

Преодолев путь, на сутки можно расслабиться, так как поход до племени, живущего вне условной цивилизации, занимает пять-шесть часов в зависимости от вашей подготовки.

Сам поселок выглядит вполне прилично – ровные улицы, скромные, но аккуратные домики. Раньше материковая Индонезия пыталась в ускоренном режиме «цивилизовать» ментаваев, в том числе с применением силы (например, выдирать заточенные в племенных традициях зубы или разрушать предметы, связанные с религиозным культом сабулунган). Но впоследствии от перегибов отказались и решили приучать к цивилизации цивилизованно. К сожалению или к счастью, такой подход работает. И сегодня процент живущих в джунглях и горах по законам и традициям предков несопоставимо мал в сравнении с числом тех, кто выбрал более комфортные условия.

Очевидно, отношения властей Индонезии и ментаваев нельзя назвать простыми. Правительство пытается вытащить их из джунглей, привить свои представления о цивилизационных нормах, а заодно вырубить освободившиеся участки тропического леса. Многие соглашаются на такой обмен, но есть и противники, уходящие всё глубже в джунгли и не собирающиеся расставаться со своей культурой и образом жизни в обмен на блага. Зачастую семьи ментаваев разделены. Как правило, старший в семье и несколько родственников ведут традиционный промысел в джунглях. Те, кто моложе, ходят на охоту с луком и стрелами, но предпочитают удобную одежду, пользуются фонариками и возвращаются в свои дома в поселках, которые в сравнении с жилищами в джунглях имеют повышенный комфорт.

Фото: Muhamad Saleh Dollah/Barcroft Media

Из объектов культуры в деревнях – обязательно мечеть, поскольку материковые власти пытаются не только обустроить жизнь аборигенов, но и навязать им религию (по своей природе ментаваи – анимисты). Со вторым получается не слишком успешно. Мечети на самом деле собирают множество людей, но лишь потому, что это единственное место, где есть электрический генератор и можно подзарядить, допустим, фонарик, а также посмотреть телевизор и просто пообщаться друг с другом. Причём мужчины и женщины размещаются внутри все вместе.

Некоторая альтернатива мечети – поселковый магазинчик: электричества там нет, но как место встреч функцию свою выполняет. Там же под слоем пыли можно найти пиво по цене $5 за бутылку (доставка с учетом дорог не самая простая). Местные себе позволить заплатить такую цену не могут, и остаётся рассчитывать только на доброту случайных визитёров. По крайней мере, видя пьющего пиво иностранца, редко кто пройдет мимо.

Иностранных гостей, остановившихся в домах гидов, потчуют самым лучшим. То есть к столу подают рис и яйца, что для местных жителей является непомерной роскошью. Традиционно все живут на саговой пальме – дереве, чья древесина не только обеспечивает стройматериалами, но также является заменителем хлеба: её едят все – люди, собаки, свиньи. На вкус как жёсткий пенопласт, но вполне питательно. Разбавлять саго могут жареной рыбёшкой и лягушками. Если повезёт, то охотники приносят добычу: обезьян или небольших оленей. Свиньи же – основное богатство и часто используются в товарно-денежных отношениях. За них можно подобрать себе жену, ими же можно откупиться практически от всего, в том числе от убийства (впрочем, подобное – исключительный случай, так как ментаваи даже перед рубкой дерева заранее просят у него прощения, не говоря уже про остальную живность). Деликатесом же номер один считаются толстые личинки паразитов саговой пальмы, правда, вряд ли вам их предложат (самим не хватает), да вы и сами не станете это есть.

Нездоровое долголетие

Поход до «традиционных» ментаваев для неподготовленных туристов станет настоящим испытанием. Сначала в джунглях - по колено в грязи и болотной жиже, затем по горам, цепляясь за кусты, и всё это при жаре и высокой влажности. Другим испытанием может стать встреча с питоном. Их местные жители откровенно побаиваются и на такой случай не расстаются с мачете. Зато пейзажи и вся обстановка вокруг - как в приключенческих фильмах. На шум от хлюпанья по грязи и проклятий замученных туристов из кустов бесшумно возникают босоногие татуированные ментавайские охотники с луками или древними ружьями, чтобы перекинуться парой слов с проводником или стрельнуть… сигарет.

Фото: Muhamad Saleh Dollah/Barcroft Media

Первые постройки появляются так же внезапно, как и охотники. Раньше члены клана проживали общинами, в больших бамбуковых домах «ума». Однако такие отношения уходят в прошлое, да и кочевать приходится намного больше, чем раньше. Так что вполне получается обходиться небольшими строениями на семью, где на первом этаже обитают куры и свиньи, а на втором, увешанном черепами обезьян и других съеденных животных, – семья. Помимо охоты и вырубки саговой пальмы жители культивируют другие дары джунглей – кокосы, манго и дурианы. В таких деревушках может насчитываться и пять, и двадцать пять домиков, отстоящих на расстоянии 100–200 метров друг от друга. Коммуникации между ними принято вести с помощью ударов по чему-нибудь железному или подачей сигналов огнём в тёмное время.

Жизнь в таких поселениях ожидаемо монотонна. Мужчины, если не самый сезон урожая фруктов, уходят на охоту (или говорят, что на охоту) и пропадают на два-три дня. На женщинах сбор плодов, забота о детях и домашних животных, все остальные домашние дела. Старики по мере сил занимаются саговыми пальмами или уходят в соседние деревни пообщаться с приятелями.

Из активностей гостям деревушки могут предложить участие в охоте (исключительно из вежливости, так как вряд ли кто сможет уподобиться в ловкости ментаваям). Менее сложные занятия – сбор плодов, разделывание саговой пальмы, поиск саговых личинок или просто прогулка.

Удивительно, но в отсутствие медицины и при любви к крепкому табаку с юношеского возраста у ментаваев распространено долгожительство. 80-летние старцы легко преодолевают по горам десяток километров или взваливают на плечо ствол пальмы, который с трудом поднимут двое крепких европейцев. Правда, и форс-мажоры тоже случаются, а в деревне в лучшем случае один врач широкого профиля, из лекарств – какой-нибудь антибиотик и бинт.

Если всё прошло без происшествий, то возвращение в Муару-Сиберут лучше всего отметить поездкой на пляж близлежащего островка. В самом городке мест для купания как таковых нет, но за $20 лодочник доставит до песчаной россыпи и подождёт сколько нужно, причём купание гарантированно будет проходить в предельно чистом океане и в полном уединении.

После чего останется последняя задача поездки на Сиберут – покинуть его, так как паромы имеют обыкновение ломаться. Конечно, при наличии времени, наверное, стоит навестить и другие островки этого ряда. Однако не следует забывать, что и Суматра тоже способна удивить и своей природой, и историей, и вулканами, и строениями. Разве что таких, все ещё затерянных во времени племён там уже не осталось.

Фото: Muhamad Saleh Dollah/Barcroft Media

Некоторые подсказки

• Визы в Индонезию для казахстанцев отменены.
• На интернет-форумах предупреждают, что недобросовестные гиды могут «забыть» туристов в джунглях или начать придумывать «легенды», чтобы задержать клиентов, оплачивающих работу гида поденно.
• Питоны, хоть и представляют собой угрозу, но не столь сильную, как ядовитые насекомые. Помогают репелленты, плотная одежда и обувь.
• Комары на Сиберуте являются переносчиками малярии. Необходимо принимать антималярийные средства.
• Крепкого алкоголя на Сиберуте нет. Лучше всего запастить им, хотя бы как профилактическим средством, в китайских магазинах в Паданге.
• Крепкие сигареты, как и свиньи, участвуют в товарно-обменных отношениях.
• Никаких лекарств в посёлках нет, нужно брать с собой.
• Брать с собой вообще лучше всё, что может пригодиться. Любые оказавшиеся ненужными вещи будут с благодарностью приняты местными жителями.
• Считается, что с ноября по апрель сезон дождей. Однако на деле дожди не являются серьёзной помехой.
• На дорогу домой лучше заложить пару-тройку дней про запас. Экстремальные ситуации в таких местах всегда возникают там, где их не ждёшь.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10238 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
9 июля родились
Галим Хусаинов
председатель правления АО «БанкЦентрКредит»
Даулетхан Килыбаев
главный директор по инвестициям Al Falah Capital Partners
Айдын Кульсеитов
заведующий отделом стратегического планирования администрации президента РК
Ричард Эванс
бывший независимый директор АО «Самрук-Қазына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить