За двумя зайцами

60610

Как молодой предприниматель развивает сеть пиццерий и участвует в телеком-стартапе

Дияр Избасаров
Дияр Избасаров
ФОТО: © Андрей Лунин

Так получилось, что 25-летний предприниматель Дияр Избасаров оказался одним из немногих представителей традиционного бизнеса в рейтинге «30 до 30» минувшего года. Да еще какого традиционного – сеть пиццерий и доставка пиццы. Этот формат зародился аж в 1889 году, когда хозяин и шеф-повар неаполитанской пиццерии Рафаэле Эспозито впервые отправил пиццу итальянской королевской семье.

Уже третий год Дияр вместе с бизнес-партнерами развивает сеть «Наша Пицца», сооснователем которой является. За время существования сетью было приготовлено и продано четверть миллиона пицц. На сегодняшний день она включает восемь точек в Алматы, Астане и Актобе, в том числе шесть открытых по франшизе. Продвигать бренд помогает не кто иной, как звездный специалист по коммуникациям Алишер Еликбаев, вошедший в долю. Дияра же успех «Нашей Пиццы» побудил попробовать себя в еще одном бизнесе. Он выступает партнером в телеком-стартапе Signal Telecom, инвестировав в него более $500 тыс.

Как построить узнаваемую пиццерию на перегруженном рынке фастфуда? И может ли небольшая компания тягаться с гигантами телекоммуникаций?

Любитель перемен

Дияр родился и вырос в Алматы, в семье врачей: даже тетя и старшая сестра работают в медицинской сфере. Однако сам он никогда не думал пойти той же дорогой. До восьмого класса учился в школе «Достар» и, как сам признается, ничем выдающимся не отличался: «Был как все – обычным учеником». Однако интерес юноши к бизнесу появился значительно раньше академических амбиций и других увлечений. Дияр со своим другом Тамирланом Шапиевым еще со школьной скамьи пытался заработать. «Мы продавали одноклассникам наушники. Еще запустили сайт porestoranam.kz, где собирали отзывы на кафе и рестораны Алматы. Делали даже сервис для обратной связи с компаниями – он назывался Minder. С этим проектом мы школьниками приходили к Алишеру Еликбаеву и даже к Рамилю Мухоряпову (основатель холдинга Choco. – Прим. ред.). Без предварительного звонка, просто пришли в офис, и он нас выслушал. Заинтересовался и предложил дать акции Choco вместо инвестиций. Тогда мы подумали, что раз он так сказал, значит, проект будет на миллион долларов, и… не согласились. Это было большой ошибкой», – смеется Дияр.

В 2012-м родители отправили его в Великобританию – вместе с несколькими друзьями он начал обучение в Queen Ethelburga's Collegiate. По словам собеседника, это школа с историей: в ней учатся дети со всех регионов Великобритании, а также 54 стран мира. В учебное заведение отдают своих наследников монархи и аристократы, там также проходят базовое обучение дети известных адвокатов, политиков, дипломатов. «Мне было 14 лет. Родители отправили нас вместе, чтобы мы помогали друг другу и всячески поддерживали. Учиться оказалось непросто. Это был полный пансио­нат, мы жили в деревне недалеко от Йорка. Территорию школы особо не покидали, располагались в комнатах по три человека, – вспоминает Дияр. – Родители были не против, чтобы я оставался в Казахстане, но я хотел глобализироваться, изучать мир и языки».

Собственно, это настроение и побудило молодого человека после окончания Queen Ethelburga's Collegiate продолжить обучение в старшей школе United World Colleague в Сингапуре. Окончив ее, Дияр вновь отправился в Великобританию – для поступления в Гринвичский университет, где в 2018 году успешно получил степень бакалавра бизнес-администрирования и менеджмента. Желания дальше оставаться за границей у него не было. «Была четкая мысль: нужно вернуться в Казахстан и реализовать себя на нашем рынке», – вспоминает предприниматель.

Вернувшись, Дияр, разумеется, начал искать работу. Его почти сразу пригласили в IT-компанию DAR Ecosystem, принадлежащую Алидару Утемуратову (сын Булата Утемуратова, №6 рейтинга богатейших бизнесменов Forbes Kazakhstan). Начинающий специалист занял позицию Business Developer. «Это действительно крутая IT-компания. Мы разрабатывали разные продукты и решения не только для местного рынка, но и для рынков Индонезии, Израиля и даже Африки», – рассказывает собеседник. Погрузившись в работу, вчерашний студент увлеченно набирал новый опыт – по его словам, тому способствовали классная команда, а также частые командировки по всему Казахстану и за его пределы.

«Однако, поскольку я был очень молод и горяч, меня все время подмывало попробовать себя где-то еще», – признается Дияр. В 2019 году он перебрался в столицу, устроившись в «КазТрансОйл» на должность главного специалиста департамента строительства и текущего ремонта. Вспоминает, что для него это был как контрастный душ: из продвинутой IT-компании, худи оверсайз, кроссовок и гибкого рабочего графика в жесткую квазикорпоративную среду и арендованную квартиру в холодном городе. «В компании было негласное правило – пока шеф не уйдет, никто не уходит. Неудивительно, что вскоре я начал задумываться над уходом с наемной работы вообще. Помню, 14 марта 2020-го прилетел в Алматы, в этот день в Казахстане было официально объявлено о пандемии и обо всех связанных с ней ограничениях. Мир резко изменился, а любые изменения – отличный шанс ими воспользоваться. В тот же день я и уволился», – смеется Дияр.

Ценный опыт

После увольнения Дияр вернулся в Алматы и начал прощупывать почву для открытия собственного бизнеса. В мозговом штурме участвовали и друзья – Тамирлан Шапиев и Родион Александров. Вместе они решили закупить 2000 пистолетов-термометров, поскольку видели, как сильно вырос на них спрос за время пандемии. В первые же пять дней продали всю партию и заработали 20 млн тенге. «Один термометр мы продавали за 18–25 тысяч, тогда как покупали по 8 тысяч», – признается Дияр. После такого успеха останавливаться ему не хотелось, но было понимание, что нужно строить настоящий бизнес вдолгую, а не ситуативный. Взор молодого предпринимателя пал на фуд-индустрию.

ФОТО: © Андрей Лунин

«Я подумал, что пандемия может сильно изменить формат потребления еды. Люди станут меньше ходить в кафе и рестораны, но не захотят отказываться от любимых заведений и блюд. Они будут предпочитать доставку. Я также посмотрел, как развивается фуд-индустрия в Нью-Йорке и Лондоне, и увидел, что набирает обороты формат dark kitchen. Рестораны арендовали помещения и готовили еду исключительно на доставку. Тогда-то и возникла идея открыть пиццерию», – рассказывает Дияр.

Первую точку «Только Пицца» Дияр, Тамирлан и еще один их знакомый открыли на пересечении улиц Курмангазы и Панфилова в Алматы, инвестировав в нее порядка 4 млн собственных средств. Уже в апреле 2020-го они ощутили хорошую выручку, ведь в городе попросту не было альтернатив подобного рода. «Заведения не успели быстро перестроиться на доставку. Сотрудников отправляли в отпуск. Мы же стояли и готовили сами. К тому же мы предлагали пиццу – самый универсальный продукт, который любят все, заказывают как на дни рождения, так и на корпоративы», – поясняет Дияр.

Лучшим инструментом продвижения для них было сарафанное радио. Покупателям нравилась пицца, ее свежесть и качество, поэтому они обращались снова и рекомендовали «Только Пиццу» своим близким и друзьям. «Бюджетов на таргетинг и рекламу у нас практически не было. Мы росли органично», – говорит Дияр.

Проект продвигался успешно, но из-за разногласий с тем самым третьим партнером Дияр и Тамирлан вышли из него. «Грубо говоря, нас «кинули». Но, по крайней мере, мы смогли отбить свои инвестиции и получили ценный опыт. Главный урок – нужно вести дела только с теми людьми, с которыми разделяешь основные ценности и качества, такие как порядочность и честность», – рассуждает собеседник.

Другой подход

Заполучив этот ценный опыт, Дияр вместе со своими друзьями Тамирланом и Родионом в августе 2020 года запустил новую пиццерию «Наша Пицца». Это, по его словам, был уже принципиально новый проект, изначально нацеленный на экспансию. Инвестиции составили 25 млн тенге – главным образом из-за того, что Дияр решил купить лучшую в мире печь для пиццы от знаменитого итальянского производителя Morello Forni. «Мы решили уйти от концепта dark kitchen. Карантинные меры стали ослабевать, а цена аренды коммерческих помещений на тот момент была не очень высокой. Мы купили Rolls- Royce из мира печей для пиццы и вместе с этим обрели уверенность, что новый проект станет успешнее предыдущего. В ингредиентах мы использовали дорогие муку и сыр – мы стали готовить пиццу как для себя», – говорит собеседник. При этом, по его словам, пиццу они продавали по весьма демократичной цене – к примеру, «Маргарита» стоила всего 1400 тенге. «Мы не гнались за маржинальностью. Важно было на первых порах влюбить клиента в наш продукт», – улыбается Дияр.

Новый подход молодых предпринимателей подкупил Алишера Еликбаева, который запомнил ребят еще с их школьных времен. «Мы просили его помочь еще с «Только Пицца», но тогда он (Еликбаев. – Прим. ред.) отказал. В этот раз мы долго уговаривали Алишера присоединиться к новому проекту и стать нашим стратегическим партнером. Отправили ему образцы пиццы, рассказали о новом подходе и дальнейших планах. В итоге он все-таки согласился. Я думаю, больше из-за понравившегося вкуса самой пиццы, чем из-за каких-то там бизнес-целей. Ведь он до сих пор регулярно заказывает ее себе и своим детям», – смеется Дияр. Вместе с тем он признается, что поддержка Еликбаева стала для них практически чудом, учитывая, какие большие бренды тот представляет: «А тут три пацана с амбициями».

После прихода Еликбаева в сентябре 2020-го продажи пиццы стали быстро расти, и к концу года компания вышла на доход 8 млн тенге в месяц. Чистая прибыль составляла 30% из этой суммы. «Почти сразу возник вопрос об открытии второй точки в Алматы. Параллельно мы начали выбирать партнеров по франшизе, поскольку по наводке Еликбаева нам звонили со всех городов Казахстана и предлагали купить франшизу», – рассказывает Дияр. Одним из первых франчайзи стала сестра Алишера – Асель. Тот порекомендовал ей открыть точку в Астане, она согласилась и запустилась в марте 2021-го. Параллельно сооснователи открыли новую точку в микрорайоне Самал в Алматы.

Стоимость франшизы, по словам Дияра, составляет порядка 25–30 млн тенге. В этой цене, объясняет он, «сидят» брендинг, бизнес-процессы, дизайн, техкарты и продвижение от Алишера Еликбаева. «Все наши франчайзи без опыта в ресторанной сфере. Пиццерия для них – новый источник дохода», – говорит предприниматель. Средний период возврата инвестиций на одну пиццерию составляет от 15 месяцев. В зависимости от степени вовлеченности партнера этот срок может сдвигаться в сторону как увеличения, так и уменьшения. «Для примера, самая первая франшизная точка полностью окупилась за восемь месяцев», – с гордостью сообщает Дияр. Он, однако, заявляет, что сейчас у них нет цели наращивать число проданных франшиз, поскольку это может размыть уровень качества продукции бренда. Принцип реализации франшизной стратегии прост: пока не встанет на рельсы заработка одна точка, ребята не продадут следующую франшизу.

ФОТО: © Андрей Лунин

Средний оборот одной точки сети «Наша Пицца» – в районе 8 млн тенге в месяц. Совокупный годовой оборот всей сети в 2022 году – чуть больше 500 млн тенге, в пиццах – более 150 тыс. штук. «Конечно, в масштабах рынка это небольшие цифры. У лидеров типа «ДоДо» или Del Papa цифры в десятки раз больше. Нам есть куда стремиться, мы только в начале пути», – скромно замечает Дияр. Тем не менее в ближайшее время они планируют выйти за пределы Казахстана и открыть точки в ОАЭ, Катаре и Саудовской Аравии. «Мы просто всегда хотели поесть хорошую неаполитанскую пиццу, но не могли найти в городе достойное место. Теперь смотрите, как далеко мы зашли», – смеется собеседник.

Новая сфера

В октябре 2020 года еще один друг Дияра – выпускник Гарвардского университета Адильбек Примбетов – основал ТОО «Signal Telecom». Суть бизнеса проста: на этапе строительства жилищных комплексов Signal Telecom заходит как субподрядчик и подводит к объекту интернет, слаботочные коммуникации, камеры видеонаблюдения. После заселения жильцы сразу получают доступ ко всем этим услугам, а Signal Telecom – новых абонентов. Адильбек убедил Дияра в том, что этот рынок в ближайшие годы будет расти, и последний вошел в новый проект с инвестициями. «Не могу назвать точную сумму, но это более полумиллиона долларов. Часть денег были мои собственные, еще немного попросил у родителей. В итоге я стал полноправным соучредителем компании», – говорит собеседник.

По словам Дияра, вскоре после присоединения к проекту он понял, что телекоммуникации не самая простая бизнес-сфера. Молодым предпринимателям пришлось обходить компании-застройщики, убеждать их и собирать массу документов, чтобы доказать свою готовность к работе. Однако хождения эти не оказались напрасными: за два прошедших года Signal Telecom стал партнером ряда ведущих строительных компаний – RAMS, Exclusive Qurylys, Sensata, K7, Saba Group и других. «Кроме того, мы сотрудничаем с университетами, школами, бизнес-центрами, автосалонами», – добавляет Дияр.

К концу 2022 года число абонентов Signal Telecom достигло 10 тыс. человек. Средняя ежемесячная стоимость интернета составляет 3000–5000 тенге. Собеседник считает, что их услуги по качеству не уступают аналогичным от гигантов отрасли в Казахстане. «Ведь сам интернет, как трафик, закупается из четырех первоисточников: «Казахтелеком», «Билайн», «Транс­телеком» и «Казтранском». Они передают трафик операторам второго уровня. Таких компаний – сотни, все перепродают друг другу», – поясняет он.

Кроме того, Signal Telecom занимается дистрибуцией продукции мировых производителей телеком­оборудования. В 2022 году, по словам Дияра, оборот компании достиг 1 млрд тенге. «Мы хотим, чтобы у пользователей был выбор, а среда телекома была конкурентной. Мы против монополизма одного провайдера, поэтому сотрудничаем с разными компаниями и ищем пути совершенствования», – заявляет он.

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Доктор Хегай – о лекарствах, лоббистах и недостатках медицины Казахстана Смотреть на Youtube