Как Центральная Азия чувствует себя в эпоху пандемии

Региональный фестиваль вирусных идей Go Viral, который начиная с 2017 года ежегодно проходит при поддержке дипломатической миссии США в Казахстане, в прошлом году в силу известных обстоятельств полностью перебрался в онлайн, а в этом году состоялся в гибридном формате

ФОТО: © Георгий Фабристов

После долгого перерыва Go Viral стал, пожалуй, одним из первых событий, спикеров и аудиторию которых хотя бы во время некоторых сессий не разделял экран.

Исходя из того обстоятельства, что в этом году страны региона отмечают юбилей независимости, главной героиней фестиваля организаторы объявили (не)изведанную Центральную Азию – родную и хорошо знакомую участникам и в то же время новую, динамично меняющуюся, сочетающую вековые традиции и современные тренды. Фестиваль традиционно представляет собой платформу для обучения, нетворкинга, обмена идеями в сфере медиа, бизнеса, технологий и культуры.

Медицина сквозь призму данных

Медицинская тематика в целом и пандемия в частности во многом определили тематику Go Viral. В первый день фестиваля журналист из Нью-Йорка Юю Жу, специализирующаяся на визуализации данных исходя из собственного опыта показала, как анализ информации, имеющей отношение к пандемии Covid-19, при серьезном подходе помогает выявить социальные проблемы, которые, возможно, не удалось бы обнаружить при других обстоятельствах, и найти истории, вполне способные лечь в основу самостоятельных статей. «Я не занималась собственно статистикой заболевших, но рассматривала другие данные, которые касались пандемии. Например, в феврале 2020 года, когда коронавирус уже бушевал в Китае, но не приобрел глобального размаха, я построила временной график, пытаясь понять, каким образом китайское правительство хотело скрыть масштабы заражения населения», – рассказывает журналистка.

Проанализировав действия администраций разных вузов по отношению к иностранным студентам в дни жесткого локдауна, Юю Жу показала читателям The New York Times, насколько разные решения могут принимать люди в одинаковых для всех критических условиях. В частности, когда на время локдауна во всех университетах США закрыли общежития, некоторые иностранные студенты оказались в сложной ситуации: остались без крыши над головой и не смогли вернуться в свои страны из-за ограничений на передвижение. Журналисты опросили руководителей 30 американских вузов и собрали данные по их политике в отношении иностранных студентов. Некоторые заведения попросили своих студентов вернуться домой, другие проявили гуманность и оставили их в общежитиях, где-то вообще не было принято никаких планов в отношении учащихся из других стран. В любом случае анализ и визуализация данных, проведенные СМИ, позволили выявить серьезную проблему: в условиях пандемии не такой уж редкостью были ситуации, когда иностранные студенты сталкивались с неразберихой и хаосом.

«Часто приходится слышать вопрос о том, что должно быть приоритетом при анализе данных – суперточность или эффективность? Важно исходить из того, какую идею мы хотим донести, и, если мы хотим объяснить, почему целесообразно поступать так, а не иначе, сделать так, чтобы полученная информация помогла людям принять правильное решение, во главу угла нужно ставить эффективность», – считает Юю Жу. В качестве примера журналистка привела собственную работу над статьей, в которой были проанализированы разные аспекты ношения медицинских масок. Осенью прошлого года разные штаты проводили разную политику относительно ношения масок: в некоторых маски признали обязательными, в то время как власти других размышляли над тем, не является ли подобное распоряжение нарушением свобод граждан.

«Мы подготовили статью, в которой на основе визуализации данных четко показали, что в штатах, где ношение масок стало обязательным, зарегистрировано меньше случаев заболевания. Таким образом, мы донесли до людей, что требование обязательного ношения маски идет на благо общественности. Надеюсь, что прочитавшие это исследование задумались, стоит ли им, скажем, отправляться на семейный обед в День благодарения, ведь формат встречи с семьей не предполагает ношения масок, а значит, риск заражения остается», – отмечает Юю Жу.

Не остались в стороне от проблем здравоохранения и организаторы технологической секции. Участники сессии, посвященной технологиям в здравоохранении, обсуждали вопросы применения искусственного интеллекта в медицине для более точной диагностики заболеваний. Эта тема сегодня актуальна во всем мире, и Казахстан – не исключение: например, стартап Cerebra (о нем Forbes Kazakhstan писал в предыдущем номере) использует искусственный интеллект для диагностики инсульта. ИИ позволяет не просто найти на медицинских снимках симптомы заболеваний, но делает это быстро, приоретизируя особо сложные случаи, на которые медикам нужно обратить внимание.

ФОТО: © Георгий Фабристов

Эксперт в сфере big data аналитики Deep Learning Scientist Ренат Алимбеков рассказал, как в Казахстане внедряли применение ИИ для диагностики ковида.

«Один из китайских университетов, который получает спонсорскую поддержку от Джека Ма, выделил нам несколько снимков, на основе которых мы сделали первую версию модели, которая дифференцировала снимки легких здорового человека, больного пневмонией и пневмонией, вызванной ковидом. Рентгенолог за свою карьеру может просмотреть в среднем 60 тысяч снимков и при этом ни разу не увидеть то или иное заболевание. Машина учится на сотнях тысяч снимков, причем сразу выявляя закономерности», – объясняет эксперт.

По словам Алимбекова, медицинские стартапы активно развиваются по всему миру, и пандемия только ускорила этот процесс и увеличила конкуренцию. В гонку вступили и производители медицинского оборудования, работающие над собственными решениями, которые, возможно, будут поставляться в комплекте с медицинской техникой. В конечном итоге в выигрыше окажутся компании, продукты которых смогут не только с высокой точностью провести диагностику, но и предоставить комплексные услуги – системы хранения снимков, рекомендации для врачей по дальнейшим исследованиям для пациентов. Ну и, конечно, не побоятся рисковать, искать нестандартные решения, меняться, потому что успех сопутствует амбициозным и одержимым своими идеями. В этом уверен и хедлайнер первых двух дней фестиваля Крис Бюрри – генеральный директор US Market Access Center в Кремниевой долине, глобальный амбассадор Центра предпринимательства и технологий Сутарджа в калифорнийском университете в Беркли, серийный предприниматель.

Безумство храбрых

В тот момент, когда Илон Маск озвучивал идеи по созданию поселений на Марсе, он понятия не имел, как можно этого достичь, как обеспечить многоразовое использование ракет, но смелая цель сформировала видение, приводит пример Бюрри. Сам американский гость в 1990-х был одним из основателей Avanade, которая сегодня является дочерней структурой Accenture – компании со штатом свыше 30 тыс. человек и ежегодным доходом свыше $3–4 млрд. «В 1999 году мы хотели понять, каким образом за пять лет сможем выйти на $500 млн? На тот момент у нас не было никаких предпосылок к тому, что сможем добиться такого результата. Но мы все же поставили амбициозную цель, которая сформировала пути ее достижения. Исходя из этой цели мы планировали, сколько человек нанять, какой объем средств мобилизовать, чтобы быстро выйти на новые рынки. Если бы мы нацелились на более реальную на тот момент цифру в $100 млн, то принимали бы иные решения и, возможно, глобально не смогли бы расшириться так быстро», – отмечает знаменитость.

С тем, что, не имея готового продукта, можно не только планировать будущее проекта, но и привлекать инвестиции, согласен и Эрик Абдыкалыков, сооснователь созданного в Кыргызстане и оцененного в $5 млн лайфстайл-проекта для мусульманок Fitjab. Инвесторы, считает он, вкладывают деньги в первую очередь в людей: команда Fitjab, например, участвовала в мероприятиях и конкурсах стартапов, по факту не имея ничего, кроме лендинговой страницы и своих мозгов. В таких условиях основатели привлекли первых инвесторов, которые поверили в проект и оценили идею в $1 млн. «Во время одной из конференций представители Саудовской Аравии готовы были купить наш стартап за несколько миллионов долларов, что называется, здесь и сейчас, но при условии полного контроля над продуктом. Мы понимали, что в перспективе наш проект будет стоить гораздо дороже, к тому же мы сможем развивать его в том направлении, которое выгодно нам. Так мы усвоили еще один урок: иногда умение вовремя сказать «нет» означает открытие новых возможностей», – делится опытом Абдыкалыков.

Внимание к проекту действительно привлекают команды, а значит, люди. Такой ориентир, по мнению Бюрри, означает, что местным командам предстоит обрести уверенность в своих силах и научиться строить бизнес по глобальным правилам, в частности, в соответствии с принципами деловой культуры, принятыми в Кремниевой долине.

Одно из правил, обязательных для молодых компаний: не бояться ошибок и даже провала. Многие инвесторы Кремниевой долины теряли деньги в некоторых стартапах, но потом инвестировали в другие проекты тех же основателей, как бы говоря: мы доверяем вам, у вас есть шанс. «Терпеть неудачу нормально, в Кремниевой долине мы даже планируем неудачу, потому что без провалов не бывает успеха. Главное – суметь быстро подняться после падения», – говорит Бюрри.

В последние годы стартаперы создают коллаборации как с компаниями, работающими в других направлениях, так и с непосредственными конкурентами. Последнее может звучать странно, но, уверен эксперт, когда молодые компании пытаются создать новый рынок, новую индустрию, вполне логично, что ни у одной из команд нет ресурсов, чтобы привлечь достаточное количество потенциальных клиентов, посетить все мероприятия, относящиеся к теме, и отследить все решения, появляющиеся на рынке. В истории Кремниевой долины известно достаточно случаев, когда решения, разработанные конкурирующими компаниями, дополняли друг друга, и в конечном итоге бывшие соперники объединяли усилия, чтобы предложить рынку законченный продукт. Если предприниматели не готовы делиться информацией о своей работе, никто не узнает, какого рода помощь им может понадобиться, нежелание рассказывать о своих идеях может отодвинуть перспективную команду на обочину инновационного процесса.

Знакомая и неизведанная Центральная Азия богата талантливыми, нестандартно мыслящими, умеющими принимать вызовы людьми, а человеческий капитал – ресурс, который ценится во всем мире. Небольшой объем центральноазиатского рынка – фактор, с которым вынуждены считаться все региональные стартапы. Ограничивая поле деятельности локальным рынком, проект изначально задает невысокую планку и вскоре упирается в потолок. Планировать деятельность компании с более или менее глобальным размахом должны все команды, рассчитывающие на успех в будущем. Даже если им удастся отхватить небольшой кусок глобального рынка, это будет более впечатляющий объем по сравнению с рынком домашним, а значит, шанс заявить о себе в полный голос будет выше.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3204 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить