Как сооснователь Bolt вывел стоимость своего финтех-стартапа в стратосферу

И пообещал миллионам независимых онлайн-ретейлеров быстрый чекаут в стиле Amazon

ФОТО: © Аарон Котовски для Forbes

Теперь новоиспеченный миллиардер наживает себе громкую славу, а заодно и опасных врагов, ставя под вопрос сложившуюся культуру и этику tech-индустрии. Сегодня, когда вопреки ожиданиям скептиков Bolt был оценен в $11 млрд, Бреслоу намерен доказать, что его успех – не случайность.

Вдали от шумных вечеринок Саут-Бич и огороженных заборами фешенебельных особняков залива Бискейн, в небольшом бунгало на окраине Маленького Гаити поселился Райан Бреслоу, один из самых богатых жителей Майами и в свои 27 один из самых молодых миллиардеров в мире. Бреслоу проводит большую часть времени один. Он танцует под диско-хаус на искусственном газоне у себя во дворе. Медитирует рядом с пальмами среди статуй будды под мерное гудение кондиционера.

А из комнаты с окнами в пол, где стоит его рабочий стол с беговой дорожкой, Бреслоу управляет своим стартапом Bolt. Эта компания с оценкой в $11 млрд и штатом 700 сотрудников намеревается обеспечить миллионы онлайн-магазинов безотказной системой оплаты в один клик, совсем как у Amazon.

«Я живу как монах. Удивительно, как много можно успеть, если не отвлекаться», – говорит Бреслоу. Он одет как новогодняя хлопушка: футболка с персонажем комиксов Bolt, спортивные шорты всех цветов радуги и кроссовки со сверкающей подошвой из психоделической коллекции Nike.

В перерыве между Zoom-совещаниями и занятиями йогой Бреслоу, чья доля в Bolt оценивается в $2 млрд, в одиночестве и тишине ест свой веганский ланч, приготовленный из продуктов, выращенных на местных фермах. Он воздерживается от мяса, глютена, кофеина и алкоголя. Не принимает пищевые добавки и никакие запрещенные вещества. Этот строгий режим Бреслоу считает необходимым для того, чтобы «работать как лев» – интенсивными периодами сверхвысокой концентрации, как охотятся большие кошки.

«В работе часто бывает много показного, когда люди создают видимость того, что они заняты», – говорит Бреслоу. Недавно он ввел в Bolt четырехдневную рабочую неделю. «Мне намного важнее, чтобы у вас было время позаботиться о своем здоровье и своей семье, чтобы, когда приходите на работу, вы могли сосредоточиться только на ней», – обращается он к своим сотрудникам.

После заката бизнесмен старается избегать электрического освещения и экранов, чтобы не нарушать сон. Вместо этого он зажигает свечи и, чтобы расслабиться, играет на своем барабане из кожи буйвола (сделал его своими руками при помощи людей из местного индейского племени).

«Многие из тех, кто разбогател, мечтают стать частью элиты. Я не хочу иметь с ней ничего общего. Возможно, я единственный миллиардер, который так думает, – говорит Бреслоу с ухмылкой. – Я не хочу быть в их клубах, в их компаниях, на их вечеринках».

Для живущего в уединении домоседа, не скрывающего своего презрения к внешнему лоску Кремниевой долины, Бреслоу привлекает к себе слишком много внимания. Кажется, что сейчас он буквально везде. Его стартап привлек более $1 млрд венчурных инвестиций. Из этой суммы $873 млн были получены после 2020 года от таких фондов, как General Atlantic, BlackRock, West-Cap и H.I.G. Growth. Оценка Bolt стремительно поднялась до $11 млрд – суммы, которая многим инвесторам кажется невероятной, учитывая, что в 2021 году продажи стартапа составили всего $40 млн. Количество покупателей, использующих программные решения Bolt, растет взрывными темпами: с 800 тыс. в начале 2020 года до более чем 12 млн на сегодня. Бреслоу заключил сделки с Adobe, Forever 21 и Fanatics. Инсайдеры говорят, что скоро Bolt объявит о сделке с крупной социальной сетью и с одной из крупнейших американских торговых сетей. Кроме того, Бреслоу выпустил две книги («Фандрайзинг» и «Рекрутинг»), а также основал две некоммерческие организации: Conscious.org продвигает его философию «работай как лев», а Movement проводит бесплатные занятия танцами в Майами, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке.

Бреслоу также принимает неоднозначные решения, которые приводят всю tech-индустрию в замешательство. В январе этого года он ушел с должности исполнительного директора Bolt, заняв пост председателя правления. Для молодого предпринимателя, только что закрывшего раунд инвестиций на $355 млн, это крайне неожиданный шаг. Он публично отстаивает спорный план по введению опционов для сотрудников. Закаленные в боях ветераны интернета 1.0 говорят, что это просто безрассудство. А недавно Бреслоу решил в своем твиттере выступить против некоторых из крупнейших игроков Кремниевой долины.

Я не боюсь задевать людей, обладающих властью. Если я не стану говорить о темных сторонах Кремниевой долины, то кто станет?

В январе Бреслоу запостил в твиттере длинный тред, в котором утверждал, что Stripe, оцениваемая в $95 млрд и превозносимая инвесторами платформа по приему платежей, и Y Combinator – акселератор элитных стартапов превратились в «мафиози», которые совместно выдавливают с рынка своих конкурентов в финтехе. Им двигали и бизнес-интересы, и личная обида. Stripe для него конкурент, а Y Combinator когда-то отказал ему в поддержке. В феврале Бреслоу написал, что Shopify, $90-миллиардный гигант электронной коммерции, предлагающий малому бизнесу высокотехнологичные решения, саботирует свою собственную экосистему тем, что крадет у своего сообщества разработчиков лучшие идеи. Ни Stripe, ни Shopify в лице директоров-миллиардеров Патрика Коллисона и Тобиаса Лютке публично никак не отреагировали на эти провокации.

«Я не боюсь задевать людей, обладающих властью. Если я не стану говорить о темных сторонах Кремниевой долины, то кто станет? – говорит Бреслоу. – Считаю, что нужно открыто делиться не только знаниями, но и сложностями, потому что больше всего я ненавижу в Кремниевой долине то, что все рассказывают одну и ту же сказку о Золушке».

Конечно, делиться сложностями может быть хорошей маркетинговой стратегией. Bolt, стартап-решение для оплаты покупок, еще не обладает сильным брендом. Ему нужно привлечь миллионы новых пользователей – чем скорее, тем лучше. Сказанные в нужный момент в твиттере критические слова в адрес известных конкурентов – это недорогой способ привлечь внимание и заставить себя обсуждать. Бреслоу говорит, что его твиттер-разоблачения не стоит воспринимать так же, как гневные тирады Трампа, которые тот писал по ночам. Перед тем как запостить свои твиты, Бреслоу медитирует над их темой и выслушивает мнение своей команды, в которую входят бывшие опытные управленцы из Amazon, Twitter и Pinterest. Менеджеры, инвесторы и клиенты говорят, что их не смущает его откровенный тон.

«Это Райан. Он предприниматель поколения зумеров, недовольного существующим порядком вещей. Он хочет его изменить, – говорит генеральный директор Bolt Маджу Курувилла, ранее занимавший высокий пост в Amazon и управлявший глобальной логистикой и доставкой заказов Prime. – Большинство из тех, кто добивается успеха, предпочитают не вмешиваться в планы других. Райан смелее».

Генеральный директор BigCommerce Брент Беллм,­ клиент Bolt, предлагающий IT-решения более чем 60 000 онлайн-магазинов, не скрывает своего восхищения: «Мне очень нравится, когда люди используют свободу слова, чтобы говорить что-то провокационное и интересное вместо стандартных банальностей или политкорректных заявлений. Это замечательно».

У Bolt одна простая цель – предоставить миллионам продавцов и сотням миллионов покупателей возможность интернет-оплаты товаров в один клик. Amazon использует такую технологию уже несколько лет. Почему региональная сеть продуктовых магазинов, ретейлер средних размеров или сеть автомастерских не могут сделать то же самое? Bolt предлагает решение для огромной аудитории среднего бизнеса.

«Они вышли на очень большой рынок, и перед ними открываются очень большие возможности. На горизонте от пяти до десяти лет они могут обеспечить своими решениями до 20% ретейла», – говорит Деннис Конг, основатель фонда CE Innovation Capital, инвестировавшего в Bolt в раунде «E».

В 2021 году Amazon продал товаров на сумму $600 млрд. Shopify, объединяющий более миллиона магазинов, обеспечил совокупный оборот в $175 млрд. Bolt намерен заполучить всех остальных продавцов, которые, по оценкам Statista, только в 2021 году продали в интернете товаров на $4,9 трлн. Покупателей Bolt избавляет от необходимости заполнять онлайн-формы, заносить номер карты и запоминать очередной пароль. Вы можете оплатить покупку в партнерском интернет-магазине, просто поставив одну галочку. А потом каждый раз, когда вы заходите на сайт, который использует технологию Bolt, сможете просто залогиниться и оплатить покупку в один клик, введя код, который высылается на телефон или почту.

Для продавцов упрощение процедуры оплаты будет означать больше покупок. Сегодня до 70% покупателей кладут товары в корзину, но не доходят до стадии оплаты. Комиссия Bolt составляет порядка 2% с каждой завершенной покупки. Примерно такую же сумму берет Shopify с продавцов, которые не пользуются его внутренней системой платежей. Amazon проводит все транзакции и обеспечивает всю логистику, но берет за свои услуги плату, удерживая с продавцов от 8 до 45% от розничной цены. Магазины, работающие с Bolt, сами оплачивают расходы на доставку и банковские комиссии.

На первый взгляд, оформление заказа в интернет-магазине кажется простым и скучным процессом, но на самом деле за ним стоят технологии, к которым регуляторы предъявляют высокие требования. Сайт продавца должен обеспечивать обработку платежей, расчет НДС и стоимости доставки, учет товарных остатков, хранение адресов и промокодов – и все это при условии самой тщательной защиты от мошенничества. «Мне пришлось разработать 30 вариантов интеграции, прежде чем я смог провести одну транз­акцию. Эти решения требуют максимального внимания. Хакеры атакуют несколько систем электронной коммерции одновременно, – говорит Бреслоу. – Именно поэтому оформление заказов на многих сайтах выглядит так, будто оно разрабатывалось 10 лет назад. А нам нужно было сделать намного более сложную разработку: построить платформу, которая может интегрироваться в любой сайт».

Питер Круковски, старший аналитик финансовых технологий в агентстве Moody’s, считает, что в этом и без того перегруженном секторе одной скорости уже недостаточно, чтобы привлечь клиентов. У Amazon есть масштабы, надежность и бесплатная доставка. PayPal, дедушка систем обработки платежей, установлен на 80% из 500 крупнейших американских сайтов и предлагает защиту от мошенничества, прямые платежи и платежи по карте. Apple Pay, только в Америке предустановленный на более чем 110 млн iPhones, позволяет одинаково быстро оплатить покупку в App Store и в вашей любимой кофейне. Финтех-компании Affirm, Afterpay и Klarna выдают пользователям мгновенные займы. Даже самые обычные браузеры содержат автозаполнение адресов и номеров карт для быстрой оплаты покупок.

ФОТО: © Аарон Котовски для Forbes
«Уединение здесь дает силу. Я могу быть со своими мыслями. Это помогло нам, как бизнесу, найти много новых путей», – говорит Бреслоу, который каждый день занимается йогой в своем дворе.

Многие крупные игроки уже потерпели поражение на этом поприще. Visa, Chase, American Express, Google, Samsung и Walmart пробовали запустить свои собственные кнопки «купить сейчас», которые так и не нашли широкого применения. Даже Amazon, первым внедривший технологию покупок в один клик, притормозил попытки распространить свою желтую кнопку покупки на внешние сайты. «Это огромное кладбище, – говорит Лиза Эллис, старший управляющий директор в исследовательском агентстве Moffett-Nathanson. – Десятки компаний смогли пройти начальный этап и подписать 10% продавцов, но потом умирали, потому что им никогда не удавалось заполучить достаточно клиентов».

Бреслоу полагает, что Bolt сможет «обмануть смерть», а заодно оправдать свою смахивающую на пузырь оценку в $11 млрд, предлагая намного больше, чем просто кнопку «купить». Пусть другие компании выясняют, чья кнопка лучше. Bolt намерен стать соединительным звеном, обеспечивающим все транзакции за кадром. Чем-то вроде Intel inside для ретейла. В разделенном на противоборствующие лагеря мире финтеха это может стать новым словом. Bolt собирается быть Швейцарией. Его платформа совместима с любой системой обработки платежей, любым языком программирования и способом покупки, будь то кредитные или дебетовые карты, Apple Pay, Google Pay, PayPal, «купи сейчас – плати потом», а вскоре и криптовалюты. Не будучи привязанным ни к какой карте, банку, телекому, социальной сети или ретейлеру, Bolt может работать со всеми.

Инвесторы готовы пока игнорировать мизерные годовые обороты в $40 млн, отчасти потому, что новым крупным партнерам, которых у Bolt множество, требуется несколько месяцев, чтобы запустить систему на своих сайтах. Ожидается, что как доходы, так и количество пользователей резко увеличатся во второй половине 2022 года. «Нам важно, чтобы в стартапе было нужное сочетание: выдающийся основатель и команда, правильно выбранное направление, интерес к продукту и высокие темпы внедрения со стороны клиентов. У Bolt все это есть, – говорит инвестор фонда Liontree Говард Хан. – В корпоративных сделках есть продолжительный период между подписанием документов и внедрением продукта. Мы в первую очередь смотрим на всю цепочку продаж: кто уже пользуется продуктом, какие новые клиенты приходят».

Именно потенциальные масштабы подвигли инвесторов на вложения, увеличившие оценку компании до более чем $10 млрд. «Да, их оценка росла сумасшедшими темпами за последний год, – говорит Нираж Чандра, основатель Untitled Investments и бывший партнер в Tiger Global. – Но Bolt подписывает продавцов, которые могут обеспечить транзакции на сотни миллионов долларов в год. Для нас это самый важный показатель».

Бреслоу начинал свой путь к миллиардному состоянию не в компьютерном классе, а на тренировочном поле для гольфа. Он вырос в северном районе Майами-Бич в семье, владевшей малым бизнесом. Его дедушка управлял магазином джинсовой одежды, небольшой фирмой бухгалтерских услуг и рынком по продаже морепродуктов. Его родители владели полем для гольфа Aqua Golf, где начинающие игроки с удовольствием отрабатывали дальние удары и регулярно загоняли мечи в озеро. В конце 1990-х Aqua Golf ненадолго превратился в местную достопримечательность, после того как братья Фарелли сняли здесь несколько сцен из фильма «Кое-что о Мэри».

Подростком Бреслоу занимался тем, что чистил клюшки, стоял за кассой и выуживал сетью мячи из озера. «Мне было 13, а я уже мог присматривать за всем бизнесом, – говорит он. – Отец с детства учил меня ценности денег».

В старших классах Бреслоу учился в Dr. Michael Krop, государственной школе, где более половины из 2500 студентов были из семей, живущих за чертой бедности. Он усердно занимался, выбирал как можно больше предметов усиленной программы и проходил курсы в интернете. Научился программировать по обучающим видео на YouTube. Еще в школе запустил интернет-магазин матрасов Memory Foam Doctor, а также разрабатывал сайты для премиального торгового центра Bal Harbour и UNKNWN, марки одежды, в которую инвестировал Леброн Джеймс. «Я получал порядка $1000 за проект, так что не загребал деньги лопатой, но уж точно зарабатывал больше, чем все мои друзья», – вспоминает Бреслоу.

У меня было полное ощущение, что у вселенной свои планы. Я решил, что «пошло оно все», и бросил Стэнфорд, чтобы заниматься своей компанией

Хорошие оценки и успехи в предпринимательстве помогли ему поступить в 2012 году в Стэнфорд. Пало-Альто стал для него культурным шоком. Кассир тренировочного поля для гольфа теперь учился вместе с привилегированными членами загородных клубов. «Я никогда до этого не встречал таких богатых ребят. Их родители были основателями компаний и директорами корпораций, – говорит Бреслоу. – Они учились программированию в специализированных школах с 12 лет». Если он и ощущал себя неловко, то никогда этого не показывал. Выбрал факультет компьютерных наук, увлекся брейк-дансом, возродил местное отделение студенческого братства Alpha Epsilon Pi (еврейской организации предпринимателей) и стал сооснователем Стэнфордского биткоин-клуба. На втором курсе Бреслоу вместе со своим однокурсником начал разрабатывать цифровой кошелек, который позволял покупать небольшое количество биткоинов для повседневных покупок. Ветеран Кремниевой долины пообещал им посевные инвестиции, и они принялись за работу. Но вскоре напарник потерял интерес к проекту, и вслед за этим потенциальный инвестор отказался их поддерживать. В тот же период умер дедушка Бреслоу, которого он считал своим лучшим другом, а у матери нашли рак. «У меня было полное ощущение, что у вселенной свои планы. Я решил, что «пошло оно все», и бросил Стэнфорд, чтобы заниматься своей компанией», – признается Бреслоу.

Бреслоу уже не учился, но сделал копию ключа и продолжал жить в общежитии. В тот семестр его друг по университету Эрик Фельдман решил войти в проект в качестве сооснователя. А потом в феврале 2014 года еще один сокурсник Армаан Али, который сейчас возглавляет венчурный фонд Human Capital, выписал им небольшой чек в качестве посевных инвестиций. Предприниматель и преподаватель Стэнфордского университета Джей Боренштейн выписал чек покрупнее, и Бреслоу смог снять квартиру.

Они с Фельдманом провели год за изучением законов финансового регулирования, стандартов обеспечения финансовых операций, мер по предотвращению мошенничества и отмывания денег. Но перед ними встала серьезная проблема: биткоин никак не подходил для повседневных покупок. Транзакции проходили медленно, комиссии были высокими, а ретейлеры не хотели связываться с валютой, которая могла в одночасье упасть в 2 раза. Стартапу Бреслоу нужно было срочно менять курс. «И однажды меня осенило. Amazon предлагает покупку в один клик с 1999 года, а весь остальной мир этого не делает, – говорит он. – Чем больше я погружался в эту тему, тем лучше понимал, насколько большим может быть этот рынок».

Ему еще предстоит убедить в этом множество людей. Твиттер Бреслоу переполнен гневными комментариями от умудренных опытом лидеров IT-отрасли и венчурных инвесторов, недовольных тем, как он критикует Кремниевую долину, как платит сотрудникам и как растет оценка Bolt. Но Бреслоу все равно. Он продолжает отпускать шпильки в адрес Stripe и Shopify. И не собирается отказываться от намерения внедрить новую программу по выдаче займов на опционы, которая позволит сотрудникам Bolt покупать акции компании. Бреслоу называет эту стратегию «прорывом» и «самым выгодным из всех возможных предложением для сотрудников». Другое дело, что эта идея не только не новая, но и, возможно, не самая хорошая. Практика выдачи сотрудникам займов на покупку опционов как способ увеличения их доходов широко применялась в 1990-е годы и привела к серьезным проблемам. Когда первый пузырь доткомов лопнул, опционы обесценились, люди потеряли работу, а займы все равно нужно было выплачивать.

Бреслоу не боится приукрашивать, а иногда и искажать факты для того, чтобы нарисовать более привлекательную картинку. В феврале хвастался Forbes, что он аутсайдер, который никогда не получал ни копейки от Сэнд-Хилл-роуд – собирательного прозвища, под которым известны самые крупные венчурные фонды Кремниевой долины. Однако в числе его инвесторов есть работающие в этой зоне Tribe Capital, Soma Capital, Ridge Ventures и Sand Hill Angels. Один из бывших сотрудников Bolt рассказал, что в первые дни некоторые члены команды продаж преувеличивали доходы и объем транзакций, чтобы получать комиссии больше. Бреслоу это признает: «Некоторые продажники и продавцы искажали данные. Мы быстро это прекратили, убрав возможность предоставления непроверенных отчетов и создав комитет по аудированию. Мы никогда не предоставляли акционерам и потенциальным инвесторам неверные данные».

На самом деле Бреслоу придерживается стратегии, которой пользовались многие в этой индустрии, проповедующей принцип «поддерживай видимость успеха, пока к тебе не придет успех». Эта отрасль всегда отличалась пристрастием к эпатажным заявлениям, эксцентричным убеждениям, специфичным привычкам и культам личности. В конце концов, именно эта индустрия популяризировала биохакинг, микродозирование, полиаморию и фестиваль Burning Man. По сравнению с многими коллегами по цеху Бреслоу можно назвать практически аскетом.

Теперь, когда операционные задачи в Bolt решает новый генеральный директор, Бреслоу может сосредоточиться на крупных сделках. Источники говорят, что сейчас он привлекает новые инвестиции, после которых компания будет оцениваться в $14 млрд. Он также нанимает лучших программистов и, да, выступает с еще более громкими заявлениями. И останавливаться не намерен. «Если вам не нравится, что я говорю правду, то знаете что? Я буду говорить все больше, так что вам, пожалуй, не стоит в меня инвестировать», – заявляет он.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3858 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить