Великое перемещение

Санкции к российским банкам перекроили депозитный рынок в Казахстане

ФОТО: © Depositphotos.com/Kryzhov

Реакцией казахстанцев на рост внутренних и внешних рисков традиционно является пересмотр стратегии сбережения, вследствие чего депозитная система меняет свою конфигурацию. Например, памятная девальвация 20 августа 2015 года, когда курс доллара вырос за сутки сразу на 72 тенге (до 255 тенге), резко, на 18%, увеличила приток средств населения в банки, направляя прирост в пользу валютных депозитов (тогда их доля повысилась до 73,5% против 67% в июле). Наплыву денег в валютные депозиты предшествовала усиленная скупка наличных долларов. Несмотря на советы экспертов не совершать операции с валютой в момент ее пиковых значений, на волне девальвационных настроений в июле 2015 года обменники продали $1,76 млрд, в августе – $1,54 млрд, в сентябре – $1,52 млрд, после чего спрос вернулся к среднестатистическим объемам в $700 млн.

В марте 2020 года ситуация повторилась, правда, в меньших масштабах. Навес розничных депозитов вырос на 3,9%, а доля валютных вкладов увеличилась до 47,4% с февральских 42,3%, но в апреле понизилась до 44%. Обращает внимание тот факт, что покупка наличной валюты за этот же период значительно активизировалась. В марте 2020 года она возросла в 2,9 раза по отношению к февралю, однако сбросила темп в апреле, с введением жесткого локдауна.

Совсем иная картина сложилась в январе 2022 года. В том месяце население забирало сбережения из банков (-2,6% розничных вкладов), и эксперты назвали данное падение самым значительным в процентном отношении с февраля 2016 года. Показательной является также пониженная в период январской нестабильности покупка долларов в обменниках. Объем покупок снизился по отношению к декабрю 2021 года, чуть вырос в феврале и рухнул в марте. Очевидно, на динамику повлияло закрытие финансовых рынков в период обострения ситуации, что помешало населению осуществить панические покупки валюты и снести тенговые депозиты в банках.

Тем интереснее смотрится ситуация, когда население воспользовалось правом изъять средства из системы с открытием рынков, хотя, казалось бы, страхи и опасения остались позади. Статистика Нацбанка показывает, что избежать оттока розничных депозитов в январе 2020 года удалось не всем банкам. В частности, из первой десятки БВУ в положительной динамике оказался ДБ Сбербанк (+3,8%). Остальные игроки показали отрицательный рост. Так, у First Heartland Jusan Bank отток составил 8,4%, у ForteBank – 7,2%, у Kaspi – 3,9%, у Отбасы банка – 2,8%, у Народного Банка – 2,6%, у Евразийского Банка и Bank RBK – по 1,3%, у Банка ЦентрКредит – 1,1%. Вторая десятка держала удар гораздо крепче. Стабильность розничных вкладов показали большинство из них, за исключением Altyn Bank, Нурбанка и Банка Фридом Финанс Казахстан, ушедших по привлечению депозитов в минус.

Что касается корпоративных вкладов, то с ними ситуация в январе была прямо противоположной. Большинство крупных БВУ остались в выигрыше, потери понесли три игрока: у First Heartland Jusan Bank они составили 9,5%, у ДБ Сбербанк – 9,3%, у ForteBank – 0,6%. Бенефициаром ситуации стал Kaspi (+6,9%), очевидно, принявший большинство «потерянных» конкурентами корпоративных депозитов. Во «второй лиге» по корпоративным вкладам наблюдался, можно сказать, ледяной шторм: из 12 банков девять сократили объемы. Из значимых игроков наибольший урон (-15,7%) понес Банк ВТБ (Казахстан), серьезные потери у Altyn Bank (-12,4%), Нурбанка (-8,5%) и ДБ Альфа-Банк (-7,7%). Таким образом, подтверждается закономерность, когда в неспокойные времена бизнес-вклады перераспределяются в пользу крупных БВУ.

Окончательный приговор

В феврале 2020 года депозитный рынок получил новый стимул для перегруппировки игроков. Начавшийся 24 февраля военный конфликт в Украине успел-таки внести коррективы в ежемесячную статистику. На фоне включения российских банков в санкционные списки их «дочки» в Казахстане оказались лишены возможности выполнять отдельные операции на внешнем рынке. Больше всех пострадал Банк ВТБ (Казахстан), на материнский банк которого наложили максимальные ограничения. Отток розничных депозитов в феврале в казахстанской «дочке» превысил 60%.

Санкции к Сбербанку на тот момент давали частичные ограничения, поэтому вывод депозитов из ДБ Сбербанк оказался некритичным: он лишился 7,2% розничных вкладов. Любопытно, что включение в санкционный список Альфа-Банка не имело отрицательных последствий для казахстанской «дочки». Даже наоборот: в ДБ Альфа-Банк объем вкладов вырос на рекордные 15,4%. Как отмечали в своих комментариях аналитики ПКБ, «объем размещенных средств населения в этом БВУ растет 11 месяцев подряд, и сейчас (на конец февраля. – Прим. авт.) он входит в десятку крупнейших держателей вкладов физлиц».

Интересно, что в отличие от января, когда топ-10 БВУ теряли сбережения розничных клиентов, в феврале вышедшие из российских «дочек» деньги разбрелись по всему банковскому списку, оседая не только на счетах крупнейших игроков. Так, на 14% увеличились розничные депозиты у Altyn Bank, на 8,6% – у ForteBank, на 8,1% – у Bank RBK, на 6,9% – у Банка ЦентрКредит. Среди лидеров рынка поддержать высокую динамику прироста смог лишь Народный Банк (+8,3%). Как отметили в ПКБ, для него «это стало самым большим месячным притоком со времен присоединения Казкома летом 2018 года». Kaspi вырос на 5,5%, что «является самым большим месячным показателем, по крайней мере с начала 2016 года». Отбасы Банк увеличил розничные вклады на 4,5%, «тут без рекордов, хотя прирост гораздо больше обычного», прокомментировали в ПКБ.

Несмотря на военные потрясения неподалеку, в феврале розничный депозитный рынок развивался высокими темпами. Месячный прирост объема вкладов составил 5,2% – максимальное значение с декабря 2015 года. Эксперты объясняют повышенный рост не только вхождением в систему новых денег, но и переоценкой долларовых вкладов из-за ослабления национальной валюты на 14,2%.

Ситуация с вкладами юридических лиц во многом оказалась схожей с розничными депозитами. «Дочки» российских банков столкнулись с оттоком средств бизнеса с вкладов. В ДБ Сбербанк объем депозитов юридических лиц снизился на 17,3%, до 1,19 трлн тенге, в Банке ВТБ (Казахстан) – на 36%, до 163,4 млрд тенге, в ДБ Альфа-Банк – на 19,3%, до 326,9 млрд тенге. Аналитики ПКБ, без учета санкций, указывают, что отток вкладов с депозитов юридических лиц происходит второй месяц подряд. При этом февральское сокращение стало самым сильным, «по крайней мере с 2016 года, как в абсолютном, так и в относительном выражении», поскольку объем депозитов бизнеса упал до уровня конца 2020 года.

Наибольший рост вкладов бизнеса в феврале наблюдался в Народном Банке – на 6,7%, до 4,55 трлн тенге, где сильный прирост отмечается второй месяц подряд (+4,7% в январе). Ситибанк увеличил депозиты на более чем 20%, впервые превысив объем в 1 трлн тенге.

Март усилил центробежные процессы в депозитном бизнесе БВУ. Вклады населения «просели» на 4,8%, в том числе за счет переоценки валютных депозитов. Лишь девять БВУ остались «при своих», причем только два игрока с известными именами смогли похвастать существенным результатом: розничные депозиты Банка Фридом Финанс Казахстан выросли на 28,5%, Отбасы банка – на 16,9%. Бизнес-вклады в марте сократились на 2%. Наибольший отток у ДБ Сбербанка (57,8%), Банка ВТБ (85,7%) и Евразийского Банка (14,6%). В жирном плюсе Kaspi bank (21,9%) и Altyn Bank (19%).

В целом за первый квартал 2022 года Народный Банк увеличил долю в совокупных депозитах до 35,6%, Kaspi bank – до 11%, Отбасы банк – до 8,7%.

Ставки гладки

Немаловажным решением для потенциального депозитора является информация о ставке вознаграждения, выплачиваемой банком за использование средств депозитора. Размер максимальных ставок по депозитам в зависимости от вида и срока депозита определяется на основе базовой ставки Нацбанка или рыночной ставки (средневзвешенной ставки вознаграждения по вновь привлеченным банками депозитам). В течение 2021 года Нацбанк трижды принимал решение о повышении базовой ставки. Еще столько же раз он повысил базовую ставку с января по май 2022 года. В общей сложности ставка выросла с 9 до14%.

Ставки по депозитам ожидаемо должны стать выше. Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД) вслед за повышением базовой ставки повышает максимальные рекомендуемые ставки по депозитам. Но, судя по всему, банки не всегда спешат увеличивать расходы на депозитное вознаграждение. Проведенный КФГД декабрьский мониторинг депозитных ставок показывает, что из 10 БВУ, работающих со сберегательными депозитами с правом пополнения, только у одного банка и только на один срок вознаграждение совпало с максимально рекомендованными ставками. У остальных вознаграждение оказались значительно меньше максимально возможного. КФГД также выяснил, что все 10 БВУ, предлагающие сберегательные депозиты без права пополнения, дают по ним условия хуже потенциально возможных. Срочные депозиты на конец 2021 года предлагали три БВУ. У всех у них условия хуже, чем разрешает КФГД (при любом сроке и возможности пополнения). И, наконец, по несрочным депозитам из 16 БВУ только пять предлагают максимально разрешенный процент.

Стоит напомнить, что еще в январе 2022 года в целях поддержания привлекательности депозитного рынка Нацбанк повысил с февраля максимальные рекомендованные ставки по некоторым розничным депозитам. Были повышены максимальные ставки по срочным депозитам на 12 месяцев на февраль и март 2022 года, по сберегательным депозитам на 12 месяцев – на март 2022 года. Судя по статистическим данным, банки не особенно вдохновились рекомендованными ставками.

В ПКБ считают, что новый резкий рост потолка дает возможность небольшим банкам навязать конкуренцию лидерам в борьбе за средства вкладчиков путем значительного повышения вознаграждения по привлекаемым вкладам. Воспользоваться этим могут и БВУ, «которые в настоящий момент испытывают (либо могут испытывать) проблемы с ликвидностью». Что касается крупных игроков, то «со стороны кажется, что форсировать повышение ставок им сейчас смысла нет».

Пока же на практике (по состоянию на конец января 2022 года) ситуация выглядит следующим образом. Ставки по привлеченным с начала года тенговым депозитам физических лиц опустились с 8,5 до 8,4%. Это ниже не только базовой ставки, но и темпов годовой инфляции (по итогам января она составила 8,5%). Ставки по вкладам юридических лиц за это время выросли с 7,3 до 7,9%, это максимум с конца 2017 года, но практически весь прирост пришелся именно на начало 2022 года.

Однако, уточняют в ПКБ, так рынок реагирует на незначительные темпы повышения базовой ставки. Например, резкий ее рост весной 2020 года привел к тому, что ставки по привлеченным депозитам населения выросли с 8,8% в феврале до 10,2% в мае 2020 года. Если нынешний рост базовой ставки окажет такое же влияние, то ощутимый рост ставок вознаграждения по вкладам физлиц станет виден ближе к апрелю, полагают в ПКБ. Но может сыграть свою роль и отложенный эффект от политики, проводимой Нацбанком в предыдущие полгода.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2050 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Почему Байтасов хочет стать акимом Алматы Смотреть на Youtube