Секс с большим городом

Почему Алматы, крупнейший мегаполис и главный донор страны, из южной столицы превратился в запущенный провинциальный населенный пункт?

Фото: voxpopuli.kz
Пролетая над Алматы.

На прошлой неделе в акимате Алматы прошли очередные кадровые перестановки: Ахметжан Есимов сменил аж трех своих замов сразу, включая ветеранов городской администрации Серика Сейдуманова и Виктора Долженкова. Скептики пожали плечами, не увидев в этом ничего интересного, кроме очередной имитации бурной деятельности. Оптимисты посчитали, что это результат жесткой критики, которая в последнее время звучала в адрес акима и всей городской власти за неэффективное управление мегаполисом. Реалисты пришли к выводу: не столь важно, что происходит внутри городского акимата, - более значимо, как воспринимают южную столицу на государственном уровне. Скорее всего, лишь как дойную корову, которую к тому же не хотят кормить и за которой не собираются ухаживать.

Вместо финансового центра – большая барахолка

Конечно, по инерции, с официальных трибун, Алматы все еще продолжают называть «культурным, научным, туристическим, финансовым центром страны». Хотя все эти эпитеты давно уже стали мифом, в который не верят сами горожане. Судя по всему, им не доверяют и сторонние наблюдатели.

В январе 2010 года международная рейтинговая компания NYC Partnership Consulting составила рейтинг 30 самых грязных городов, в котором Алматы занял 25 место, расположившись между Браззавилем и Гаваной.

Еще раньше, в 2009 году, в рамках исследования «The World's worst places to work», проведенного компанией ORC Worldwide для журнала Businessweek, выяснилось, что в рейтинге 55 городов, находящихся за пределами США, Канады и Западной Европы, Алматы вошел в пятерку худших городов мира для работы иностранцев.

А ведь когда-то здесь даже пытались создать Региональный финансовый центр, о котором сейчас ни слуху ни духу. Зато подсчитали годовой оборот алматинской барахолки, который, по данным Всемирного банка, составляет $1,742 млрд. Выходит, что цивилизованный финансовый центр государству создать было не под силу. Легче превратить южную столицу в большой базар, где количество торговых центров уже давно в десятки раз превышает количество театров, детских спортивных секций или библиотек. Неудивительно, что к основным проблемам Алматы ORC Worldwide отнес высокий уровень загрязнения окружающей среды, угрозу заболеваний, низкий уровень медицинского обслуживания, недостаточную инфраструктуру, неудовлетворительные жилищные условия, преступность и трудности с коммуникациями. Честно говоря, большинство из этих характеристик подходят практически для любого города нашей республики. Хотя данный список поразительным образом кореллирует с ненормативной лексикой алматинцев, которую они часто используют, стоя в пробках, ломая руки на скользких улицах или собственными легкими ощущая, из чего состоит воздух, которым они дышат.

Кто пашет – на том и ездят

Говорят, Алматы не везло с акимами. Возникает даже чувство, что большинство из них присылались в город лишь для выполнения роли «смотрящих»: уровень оппозиционности в Алматы всегда был традиционно не маленьким. Но после того, как приняли решение снизить зависимость республиканского бюджета от сырьевых доходов и увеличить собираемость налогов, нагрузка на регионы-доноры еще больше выросла. Страна сейчас напоминает уродца с более чем двумя руками, в лице западных областей и Алматы, которые кормят большую столичную голову.

Здесь интересным выглядит исследование компании «Студия Аналитические Ресурсы», которая,  опираясь на статистические показатели, отражающие общий бизнес-климат в областях Казахстана, рассчитала итоги регионального развития с сентября 2011 по сентябрь 2012 года. Согласно этим данным, в Астане прирост зарплатного фонда города составил 21%, или 5,4 млрд тенге. При этом в качестве слабого места столицы были обозначены низкие темпы развития малого бизнеса. Выходит, что «едоков» там больше, чем производителей. Остальное «тело» - довольно хилое, учитывая финансовую и экономическую дистрофию несырьевых регионов Казахстана. По официальным данным, во многих из них до 60% доходной части местных бюджетов - трансферты из республиканского бюджета. Есть и такие области, в которых дотации составляют все 80%. В результате, по мнению члена Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета  Алтая Зейнельгабдина, в регионах, живущих за счет трансфертов, местная власть не заинтересована в поиске внутренних резервов.

Что касается Алматы, то, согласно рейтингу бизнес-климата регионов Казахстана, который журнал Forbes Kazakhstan представил в феврале 2013 года, на его долю приходится почти 1/5 часть ВВП страны. При этом до 30% всех налоговых поступлений в Казахстане собирается также в южной столице. И, в отличие от чиновничьей Астаны, доля МСБ дает здесь более 60% всех налогов.

В январе акимат города озвучил такую цифру: Алматы увеличил отчисления в государственный бюджет до 1,212 трлн тенге в 2012 году. Это на 18% больше, чем в 2011 году, и на 60% - по сравнению с 2010 годом. При этом алматинские чиновники признают, что самому городу остается чуть более 25% от собранных налогов, с учетом получаемых трансфертов. Но, даже несмотря на это, городской бюджет прошлого года составил 305,6 млрд тенге и стал рекордным за всю историю Алматы. Поэтому непонятно, радоваться или огорчаться, что бюджет южной столицы в 2013 году увеличится на 16 млрд 882 млн тенге за счет распределения свободных остатков прошлого года и увеличения налоговых поступлений.

Уже заявлено, что «данные средства будут использованы на содержание и материально-техническое оснащение объектов культуры, объектов образования, на реализацию проекта системы видеонаблюдения, на развитие общественного транспорта и транспортной инфраструктуры, а также на жилищно-коммунальное хозяйство».

Но проблема в том, что у нас прямой связи между комфортной жизнью горожан и городским бюджетом никогда не было. Интересный парадокс. Бюджет города, по словам чиновников, растет, а сам город почему-то все время болтается в списках «грязных» и «худших для работы». Может быть это связано с тем, что, по заявлению депутата мажилиса Омархана Оксикбаева, очень низким является уровень прозрачности распределения местными исполнительными органами средств, выделенных из республиканского бюджета: 45% из них скрыты от посторонних глаз.

«К сожалению, несмотря на то, что мы являемся унитарным государством, закрытыми остаются огромные ресурсы, накапливаемые местными бюджетами, практически соразмерные 45% республиканского бюджета. Думаю, что надо обсуждать и вырабатывать определенные решения по приданию прозрачности освоения средств», - предложил бывший председатель Счетного комитета. Хорошо сказано! Да вот только эту прозрачность одними лозунгами не увеличишь. Как, впрочем, не заставишь более эффективно работать чиновников. Ведь разруха не в самом городе, а в их головах. И здесь лучшим лекарством стало бы введение выборности городских акимов. А то получается, что у назначаемых градоначальников, голова все время смотрит вверх, хотя должна смотреть вниз, на свой электорат.   

Резиновая южная столица

Если государство не будет уделять внимание Алматы, продолжая рассматривать город только в качестве курицы, несущей золотые яйца, то рано или поздно эта лавочка может прикрыться. Уже сейчас эксперты говорят об угрозе снижения налогооблагаемой базы. По данным упомянутой «Студии Аналитические Ресурсы», в Алматы произошло внушительное сокращение числа работающих малых компаний - более чем на 20%, или на 4,4 тыс.

Это подтверждают и выводы журнала Forbes Kazakhstan: по его подсчетам, в городе довольно высок процент предприятий, имевших убытки по результатам своей деятельности. В свою очередь, сокращение МСБ автоматически снижает слой среднего класса и увеличивает угрозу радикализации общественных настроений, которая будет подстегиваться внутренней миграцией.

В мегаполис многие бегут от безысходности и отсутствия перспектив в аулах, поселках и малых городах. Из-за этого возникают проблемы. «Фактор Шанырака» теперь в нашем обществе надолго. В 90-х годах в Алматы хлынул огромный поток людей, которых южная столица не готова была принять ни физически, ни материально, ни морально. Люди селятся близко к черте города, но при этом остаются маргиналами и аутсайдерами. Тем не менее, люди будут продолжать ехать в Алматы за лучшей жизнью. Но кто скажет, как они поведут себя, если эту жизнь не получили ни в ауле, ни здесь? Где та опасная критическая масса, которая может завтра взорваться? Не так давно «Фонд Сорос-Казахстан» обнародовал данные исследования «Внутренняя миграция молодежи в Казахстане: на примере г. Алматы», согласно которым 72,3% всех прибывших в юэную столицу мигрантов - молодые люди в возрасте от 14 до 29 лет, которые сталкиваются с большой проблемой адаптации к новым условиям. Настораживает то, что лишь 25% опрошенных респондентов доверяют органам власти, при этом у 57,9% опрошенных больше доверия вызывают религиозные структуры.

Сценарий апокалипсиса

Удивляет близорукость чиновников, которые разрабатывают дорогостоящие «потемкинские» планы развития страны аж до 2050 года, не понимая, что одно 9-балльное землетрясение в Алматы превратит форсированную индустриально-инновационную программу в очередной фантик.

В 2006 году аналитическая организация «Группа оценки рисков» с участием широкого круга экспертов провела исследование возможных экономических, политических, демографических и прочих последствий разрушительного землетрясения в мегаполисе. Его выводы позволяют назвать южную столицу городом обреченных. Этого не скрывают и специалисты, обозначая возможную цифру жертв: от 300 тыс. до 500 тыс. человек. Что касается оценки ущерба для всей экономики Казахстана, то разброс цифр у экспертов колоссальный - от $4 млрд. до $50 млрд. Хотя даже если взять в расчет уже озвученную цифру - 30% всех налоговых поступлений в стране идут из Алматы, - несложно подсчитать, сколько недополучит казна в случае удара стихии по главному несырьевому донору страны. При этом здесь не учитывается прямой и косвенный материальный ущерб, связанный с разрушением городской инфраструктуры и серьезным сокращением трудовых ресурсов в связи с гибелью людей.

По причине этих рисков некоторые эксперты предлагают максимально рассредоточить финансовые и торговые организации, в том числе за счет вывода их из Алматы в другие регионы - с целью создания альтернативных торгово-сервисных площадок и резервных зон финансовой инфраструктуры. Правительство, транжиря казну на экономические миражи и при этом старательно экономя на безопасности своих граждан, напоминает глупца, который азартно рубит сук, на котором сидит, в ожидании, когда прокукарекает «жареный петух». А тем временем сейсмологи уже сколько лет умоляют профинансировать хотя бы составление новой карты сейсмического районирования Алматы, в соответствии с которой должны определяться места застройки города. Но этот вопрос так и остается нерешенным: наверное, как всегда, денег не хватает.

При этом для властей опасны и политические последствия возможного разрушительного землетрясения в Алматы. Так как проблемой будут не столько погибшие, сколько именно выжившие алмаатинцы, у которых возникнут явно завышенные ожидания и требования к Астане быстро и эффективно удовлетворить все запросы. Ведь кормить обещаниями людей, многим из которых уже нечего будет терять, чревато серьезным социальным взрывом. К тому же, отмечают эксперты, многие алматинцы утратят привычный социальный статус, провоцируя массовые перемещения граждан из разрушенного города в другие регионы Казахстана, в том числе и в Астану. Но быстро и эффективно минимизировать последствия катаклизма не получится. Это не в стиле наших чиновников. Вот если распределять госзаказ на новую застройку южной столицы, то желающих будут легионы, а играть роль спасителя за спасибо у нас не привыкли. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
31977 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
сенатор
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить