Цифровой шанс

За счет чего Казахстан может занять свою нишу в глобальной цифровой экономике

Фото: Андрей Лунин

Нурсултан Назарбаев в ходе Астанинского экономического форума Global Challenges Summit 2018 призвал создать правила использования криптовалют. Он отметил все большую цифровизацию глобальной экономики, сказав, что «на наших глазах стремительно создается новая модель экономики, в которой оцифрован не только бизнес, но и вся жизнь общества».

Президент уже не в первый раз говорит о важности цифровой трансформации Казахстана. Для этого, в частности, была принята программа «Цифровой Казахстан», где можно выделить четыре важных момента. Во-первых, идет речь о цифровизации отраслей – нефтегазовой, энергетики, горнорудного комплекса, сельского хозяйства, – благодаря чему можно добиться повышения их эффективности. Уже существуют проекты по цифровому руднику; симуляции процессов для геологоразведки; внедрению систем учетов ресурсов на базе технологии блокчейн для нефтяной отрасли и животноводства. Во-вторых, в программе говорится о самом цифровом государстве. Основная цель – снижение издержек и упрощенное взаимодействие граждан, бизнеса и власти, снижение коррупции. Здесь тоже есть несколько интересных проектов по переводу НДС, земельного кадастра, зерновых расписок на блокчейн, что приведет к улучшению собираемости налогов, росту прозрачности. В социальной сфере – это проекты электронной системы здравоохранения по снижению затрат на профилактику, повышению доступа к качественному удаленному здравоохранению в регионах; проекты по удаленному образованию и интернету вещей в школах. В-третьих, «Цифровой Казахстан» включает человеческий капитал и инновационную экосистему, без которых теряют смысл первый и второй пункты. В общих чертах: чтобы человеку существовать в современном мире, нужно, чтобы он работал и эта работа была востребована. Что происходит сейчас? Многие профессии исчезают. Например, беспилотные автомобили в ближайшем будущем оставят без работы водителей и таксистов, в зоне риска – бухгалтеры, закупщики, работники кол-центров. Со временем человеческий труд останется в наукоемких, творческих отраслях или там, где заменять человека роботом невыгодно. В-четвертых, в программе говорится о развитии цифровой инфраструктуры. Некоторые эксперты считают, что это самый важный пункт, схожий с ролью дорог в классической экономике. По замыслу разработчиков, цифровая инфраструктура будет «питать» предыдущие три пункта «Цифрового Казахстана».

Помехи на линии

Многие госпроекты цифровизации, однако, упираются в нехватку мощностей. Дата-центр поставщика государственных услуг АО «НИТ» заполнен на 96%. Так, Казахстанский центр межбанковских расчетов Нацбанка РК презентовал систему, которая распознает лица и позволяет удаленно удостоверять личность. Это позволит людям открывать счета в банках без походов в их отделения. Но для того, чтобы система заработала, необходимо «положить» в дата-центры 3,5 петабайта биометрических данных в виде фотографий.
В сельской местности проекты часто тормозят проблемы со связью, где скорость не превышает 4 Мб/с, что мешает внедрять современные технологии в здравоохранении, образовании и сельском хозяйстве.

Как будет работать программа и будет ли по ее итогам какой-то эффект – этим вопросом задаются многие эксперты. Так, об этом говорилось в ходе недавнего K-Tech Technology Forum 2018 в Алматы. Эксперты отмечают, что у «Цифрового Казахстана» есть потенциал, но существуют и риски. Один из них – недостаток экспертизы, когда исполнители не особо понимают, что такое цифровизация и зачем она вообще нужна. Другой риск – отсутствие мотивации. Госорганам приходится тратить деньги на такую вещь, как IT, притом что экономический эффект не всегда очевиден.

IT-инвестор Медет Рахимбаев на вопрос, способна ли программа изменить экономику, замечает: «Плохо, что нет ни одной предпосылки, чтобы частный капитал включился в этот процесс. Государство не должно заниматься бизнесом – оно должно создать условия, ведь дерево нельзя посадить с корнями, его можно только вырастить».

Примеры для подражания

В качестве примера можно привести Беларусь, где цифровизация проводится силами компаний, выросших на офшорном программировании и ставших международными. «Вся белорусская стартап-отрасль – это выходцы из EPAM Systems, Itransition Group, IBA IT Park и прочих компаний, которые в 1990-е самостоятельно писали софт, – говорит Александр Чекан, партнер Haxus, белорусского инвестфонда, среди кейсов которого продажа стартапов AIMatter и MSQRD таким гигантам, как Google и Facebook. – Белорусская команда, создавшая всемирно известный World of Tanks, до этого почти в полном составе работала в минском офисе разработок Yahoo!».

Но международному «умному капиталу» нужно что-то предложить, чтобы он развивал технологии и кадры в вашей стране. И, кстати, у Казахстана уже есть подобный опыт. В первые годы независимости он обрел место в мировой экономической системе, дав иностранным инвесторам зеленый свет в свою ресурсную сферу, не связывая излишними обязательствами, а, напротив, предоставив благоприятные условия для работы и вложений.

Сегодня глобальная экономика меняется, и Казахстану необходимо снова искать в ней свое место. При этом не пытаться из ничего мгновенно производить инновации, а брать готовое и использовать. Поскольку для того, чтобы создавать инновации, необходимы наука и экспертиза, а у Казахстана, в частности, одно из самых низких в мире число научных публикаций – 118-е место в глобальном рейтинге Global innovation index (GII).

Еще одним хорошим примером здесь может быть Китай, который никогда самостоятельно не производил инновации и до сих пор не экспортирует их, хотя в том же рейтинге GII находится на 54-м месте. Китайцы брали чужие разработки и внедряли у себя, за счет этого добились огромных успехов в экономическом и технологическом развитии.

«Вопреки стереотипу сами по себе инновации в цифровой сфере вообще не совсем то, что позволяет зарабатывать, – полагает CEO Uchet.kz Максим Барышев. – Google не придумал поиск, его создала AltaVista, а Facebook не придумал социальную сеть – до этого был MySpace. Эффективно внедрить инновацию и получить финансовый результат значительно важнее, чем ее изобрести. Поэтому Казахстану для начала нужно взять иностранные практики, найти инвестора, внедрить их и поддерживать. Как иностранные нефтяные компании обязывают инвестировать в регионы страны, так же следует поступить и с инновациями».

Выгодные преимущества

Что же есть у нас из того, что может быть интересно компаниям новых цифровых отраслей? По мнению экспертов, разработка ПО на экспорт в нашем случае не вариант: для этого просто нет достаточного количества своих специалистов, традиций в образовании.

«Бизнес притока таких специалистов не ощущает. Мы их не видим, – заявляет Алексей Ли, директор по развитию Aviata.kz про 5000 казахстанских выпускников IT-специальностей, которых якобы ежегодно выдают вузы. – Лишь около 8% из них приходят на рынок, куда деваются остальные – неизвестно. Чтобы обеспечить развитие отрасли и удовлетворить спрос всех отраслей на программистов, этого катастрофически недостаточно».

«У Казахстана есть выгодное географическое положение и чуть ли не самая дешевая электроэнергия в мире, – в свою очередь отмечает CDO (chief data officer) АО ДБ «Альфа-Банк» Максат Нуриден­улы. – Что касается цифровой экономики, необходимо вспомнить, что каждые два года общий объем мировых данных удваивается. У Казахстана есть хороший транзитный потенциал не только грузопотока, но и трафика данных. Ведь для их обработки нужно все больше и больше электроэнергии, которой у нас в избытке».

Нынешний мировой тренд – энергопотребление вычислений растет быстрее, чем производство энергии. В Казахстане есть уголь, потенциально можно создать солнечные фермы, использовать энергию ветра.

«Идеальная модель – это вывести Казахстан на первое место по дешевизне стоимости вычислений, создать образ страны – лидера блокчейн-отрасли в мире, – считает CEO SmartPay Олжас Кундакбаев. – Это приведет также к созданию рабочих мест, ведь каждый ЦОД – это около 100 работников. Причем следует учитывать, что это квалифицированные специалисты. Экспорт или транзит вычислений могут позитивно повлиять на казахстанскую экономику. Обработка данных привлечет иностранных инвесторов, на деньги которых можно будет модернизировать каналы передачи данных, построить новые ЦОДы. Казахстан пока находится в самом низу цифровой «пищевой цепочки», но есть все шансы подняться наверх».

В борьбе за место под «цифровым солнцем» необходимо понимать важность идеи. В мире нет успешных небольших стран, которые бы пытались делать все одновременно. Например, Беларусь – это в основном офшорное программирование, результат сильной IT-школы. Эстония – мировой пионер e-government, достаточно крупный экспортер систем автоматизации для государств и муниципалитетов. Латвия – один из лидеров финтеха, именно оттуда родом Swipe и BitFury.

Не исключено, что сделать ставку на блокчейн и распределенные вычисления, используя преимущества дешевой электроэнергии и географического положения, – тот самый единственный «цифровой путь» для Казахстана.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
868 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 июня родились
Гани Узбеков
экс-председатель правления АО «Capital Bank Kazakhstan»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить