Центр связи

Как небольшая американская франшиза превратилась в одну из крупнейших телекоммуникационных корпораций Казахстана

Мурат Адбрахманов
Фото: Андрей Лунин
Мурат Адбрахманов

Созданное в марте 1993 года ТОО «Arna-Spirit Data Communication» теперь известно как АО «ASTEL». А начиналось все еще в 1990-м, когда в рамках соглашения между советским Центральным телеграфом и американской Sprint International было заключено соглашение о создании совместного предприятия «Спринт-сеть СССР» (тогда об этом писала даже New York Times). После развала СССР компания превратилась в российско-американское СП. Основатели же Arna-Spirit Data Communication вышли через него на самих американцев и договорились обслуживать их международных клиентов на территории независимого Казахстана.

«Мы оказывали услуги клиентам Sprint Corporation в нашей стране. В России это делала «Спринт-сеть». То есть фактически на тот момент наша фирма являлась франшизой американской корпорации, хотя это слово не применяется в телекоммуникационной отрасли», – поясняет Мурат Абдрахманов, владеющий теперь АО «ASTEL» на паритетных началах с Алдаром Тунгушбаевым.

Компания росла постепенно, можно даже сказать, эволюционно. Согласно имеющейся на бирже отчетности, с начала нового тысячелетия ASTEL демонстрирует стабильный среднегодовой рост активов в районе 20 %, по итогам 2015 года эта цифра достигла 7,3 млрд тенге. Росли и доходы – за последние пять лет фирма сгенерировала $33,1 млн чистой прибыли.

За железным занавесом

В далеком 1946 году премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в своей знаменитой Фултонской речи, считающейся точкой отсчета холодной войны, ввел в обращение термин «железный занавес», означавший максимальную изоляцию СССР и других стран социалистического блока от западного мира. Активно этот «занавес» возводился и со стороны самого Советского Союза – путем пограничных, политических и информационных барьеров. В итоге после развала СССР и обретения независимости Казахстан столкнулся с проблемой практически полного отсутствия коммуникаций с внешним миром.

«На 1991 год нас с другими странами связывало всего три международные телефонные линии, которые к тому же были завязаны на операторе в Москве. То есть даже автоматической сети у нас не было, в этом плане мы очень сильно отставали от развитых стран. Для сравнения: на тот момент в Западной Европе и США были развиты цифровые сети и люди повсеместно пользовались электронной почтой. Поэтому в Казахстане в связи с переходом на рыночную экономику и привлечением иностранных компаний остро возник спрос на нормально отлаженную телекоммуникационную систему», – вспоминает Абдрахманов.

К 1993 году по инициативе в то время первого замминистра связи Алдара Тунгушбаева было принято решение о построении республиканской сети передачи данных с узловыми точками во всех областных центрах. Реализацией этой идеи было поручено заняться Республиканскому центру передачи данных «Казсвязьтехника».

«На тот момент ТОО «Казсвязьтехника» было инновационной компанией, которая создавала небольшие стартапы в различных сегментах телекоммуникационных услуг – телевидения, спутниковой связи, телефонной и мобильной связи и т. д. Было создано много небольших фирм, которым «Казсвязьтехника» помогала развиваться – к примеру, первая казахстанская частная спутниковая компания «Жарык», – рассказывает Тунгушбаев.

Сотрудники «Казсвязьтехники» Мурат Абдрахманов, Аскар Ержанов, Аскар Есенгараев и Аскар Хайрушев, увидев перспективы нового направления, в марте 1993 года создали свою компанию Arna-Spirit Data Communication.

По словам Абдрахманова, американские партнеры предъявляли очень жесткие требования к качеству связи. Поэтому компания закупала оборудование у них же. В результате 5 мая 1993 года была запущена суперсовременная на тот момент сеть KazNet формата X.25 (стандарт канального уровня сетевой модели OSI, подобный Frame Relay, Ethernet, Tokenring, PPP и пр.). Первыми клиентами стали международные платежные системы – Visa и MasterCard. Со временем этот список рос: подключили представительство МВФ в Казахстане, различные иностранные посольства и т. д.

«Потом все сильно изменилось, американский партнер несколько раз менял свое направление деятельности, владельцев. За 23 с лишним года мы тоже сменили нескольких партнеров. Важно то, что первые клиенты, которые достались нам от Sprint Corporation, до сих пор работают с нами», – отмечает Абдрахманов.

Business-to-business

Arna-Spirit направила основные усилия на предоставление цифровых видов связи корпоративным клиентам. При этом, со слов Тунгушбаева, руководство приняло осознанное решение не заходить на рынок мобильной связи, хотя на тот момент он казался более перспективным с точки зрения рентабельности. «В 1990-е годы, чтобы зарегистрировать компанию по предоставлению услуг мобильной связи, требовалось получение лицензии, частот и многое другое. Этот рынок был слишком зарегулирован. В итоге мы решили туда не лезть», – поясняет собеседник.

Год спустя после запуска сети KazNet Arna-Spirit начала предоставлять корпоративным клиентам услуги электронной почты KazMail. В 1995 году к компании присоединился Тунгушбаев. «В начале 1990-х все развалилось – «Казсвязьтехника», министерство, и я ушел с госслужбы в Arna-Spirit», – вспоминает бизнесмен.

Через год, в 1996-м, компания ввела для своих клиентов услугу предоставления полноценного доступа в интернет. При этом Arna-Spirit решила развивать спутниковую связь, то есть построить независимую от государства сеть для доступа к Всемирной паутине, телефонии, телевидению и т. д. Учитывая огромную площадь страны и низкую плотность населения, это был крайне амбициозный и сложный план.

«Мы занимались спутниковой связью еще с 1990-х. Не вдаваясь в технические детали, скажу, что по мере развития технологий мы несколько раз усовершенствовали или меняли всю систему. А в 2007-м начали устанавливать по всей территории VSAT-антенны, которые эксплуатируем до сих пор. Вложили в этот проект $20 млн, и в итоге у нас сегодня работает сеть из около 3,3 тыс. небольших «тарелок». Эти антенны были объединены через 15 региональных технических центров во всех крупных городах и три международных телекоммуникационных хаба в Алматы, Астане и Москве», – рассказывает Абдрахманов.

На текущий момент сеть работает как на национальной спутниковой системе KazSat, так и на международных, которые одновременно являются дублирующим каналом связи на случай форс-мажора. Две трети трафика идет через национальную систему. После 2008 года, когда первый KazSat перестал отвечать на сигналы управления с Земли, форс-мажоров не было, утверждает Абдрахманов: «Спутники тоже техника, а она ломается. Но к последующим «Казсатам» у нас претензий нет. Они предпочтительнее еще и потому, что стоимость услуг системы – в тенге. Поэтому, в частности, девальвация по нам не так сильно ударила».

В гору

В 2014 году аналитики ОЭСР опубликовали отчет Space Economy at а Glance. Специалисты оценили рынок «экономики космоса» в $256,2 млрд.

В Казахстане, к сожалению, в статданных спутниковые компании до сих пор не выделены. Но в целом можно сказать, что рынок услуг связи весьма существен. В 2013 году он составил 4,1 трлн тенге, в 2014-м – 4,3 трлн, в 2015-м – 4,4 трлн. В долларах по средневзвешенному годовому курсу выходит $26,9 млрд, $23,9 млрд и $19,9 млрд соответственно.

«Мы занимаем примерно 3–5 % рынка, в зависимости от вида услуг», – делится оценкой Абдрахманов. Традиционные конкуренты – «Казахтелеком», «Транс­телеком», «Казтранском». «Двое последних работают в основном с клиентами из своих «родных» отраслей. «Транстелеком» – железнодорожной, а «Казтранс­ком» – нефтяной», – добавляет Тунгушбаев. В последнее время на этот рынок в сегменте b2b вышли и мобильные операторы – Kcell, Beeline и другие. «Сейчас на нашем рынке очень высокая конкуренция», – замечает Абдрахманов.

ASTEL помогает многолетняя репутация, обеспечивающая доверие широкого круга корпоративных клиентов – от банков до госорганов. «К примеру, мы почти 17 лет работаем с Министерством внутренних дел, которое предъявляет очень строгие требования: время развертывания сети, ее безотказность, скорость трафика и многое другое», – подчеркивает Абдрахманов.

Алдар Тунгушбаев
Фото: Андрей Лунин
Алдар Тунгушбаев

Среди контрагентов ASTEL есть как локальные, так и международные компании – это предоставляет надежную защиту от серьезных макроэкономических потрясений, к примеру девальвации. «В 2000-х мы инвестировали в построение собственной системы очень большие деньги, и сейчас она приносит стабильный доход», – говорит Тунгушбаев.

Так, в 2015 году рынок связи просел с $27 млрд до $20 млрд, то есть почти на 26 %. Выручка же ASTEL выросла, хоть и не столь значительно, как в предыдущие годы. За период 2001–2015 гг. продажи компании увеличились в 10 раз – с 1,1 млрд до 11,8 млрд тенге, активы выросли с 716 млн до 7,3 млрд тенге. Показатель рентабельности активов (RoA) за это время ни разу не опускался ниже уровня 10 %, показав в 2008 году рекордные 22 %.

Непоследнюю роль в этом сыграло и географическое расширение корпорации, у которой на сегодня есть «дочки» в России, Таджикистане, Киргизии. Хотя, по признанию Абдрахманова, экспансия на другие рынки не всегда была удачной: «Мы раз пять заходили в Киргизию, но в итоге работа там заканчивалась не очень хорошо».

«Сейчас мы сконцентрированы на эффективном использовании имеющегося оборудования и повышении эффективности персонала – это первая задача. Вторая – расширение на внутреннем рынке», – резюмирует Тунгушбаев.

«Шоколадное» партнерство

Как и любой стартап на стадии своего становления, известная нынче компания онлайн-продаж Chocofamily (№6 рейтинга 50 крупнейших интернет-компаний Forbes Kazakhstan за 2015 год) еще с 2011 года активно искала средства для дальнейшего развития. «Мы хотим стать абсолютным лидером e-commerce в Казахстане. На данный момент занимаем примерно 4 % от этого рынка (по оценке Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса, в 2014 году он оценивался в $700 млн. – Прим. ред.). Развиваться исключительно за счет собственной прибыли – значит тормозить развитие своих продуктов и рост клиентской базы», – отмечает один из основателей проекта Рамиль Мухоряпов.

Рамиль Мухоряпов
Фото: Андрей Лунин
Рамиль Мухоряпов

По его словам, руководство компании вело переговоры с различными группами инвесторов – как казахстанских, так и международных. При этом потенциальный партнер должен был отвечать трем основным условиям: иметь схожесть взглядов на дальнейшее развитие проекта; пользоваться доверием; позволить менеджменту сохранить контроль над управлением.
«Ключевые опасения иностранных инвесторов связаны с регулированием этого рынка в Казахстане, и могу однозначно сказать, что ситуация с необоснованной блокировкой приложения In Driver – серьезный удар по репутации Казнета в глазах международного сообщества», – говорит Мухоряпов.

В 2013 году Мухоряпова с Муратом Абдрахмановым познакомил руководитель практики сделок слияний и поглощений PwC в Казахстане Ёдгор Гафуров. «Мы обсудили возможность вложений, однако на тот момент не сошлись в цене. Зато Мурат стал кредитором нашей группы, и в этом формате мы проработали три года», – вспоминает Мухоряпов. В прошлом году сторонам наконец удалось прийти к консенсусу по цене. Хотя для закрытия сделки Chocofamily пришлось провести due diligence. В итоге в 2016 году Абдрахманов вложил в проект более $1 млн.

С 2011 года компания привлекла около $500 тыс. от инвестиционного фонда DEMUS Capital и бизнес-ангела Нуржаса Макишева (казахстанский венчурный инвестор, в основном вкладывающий средства в стартапы в Силиконовой долине, о котором Forbes Kazakhstan писал в феврале 2016 года).

На данный момент весь проект оценивается в $10 млн. При этом доля менеджмента и основателей в Chocofamily Holding составляет 79 %.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4964 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
12 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить