Секс, обман и iPhone

Создавая Tinder, самое модное приложение для знакомств, Шон Рэд изменил саму парадигму свиданий, а также мнение Wall Street в отношении Барри Диллера. Как жаль, что этого оказалось недостаточно, чтобы сохранить свое рабочее место

фото: Роберт Галлахер для Forbes
Трое друзей – основателей Tinder: Джонатан Бадин, Шон Рэд и недавно уволившийся Джастин Матин

Шон Рэд, сооснователь и генеральный директор компании Tinder, представляющей приложение, которое на протяжении последних двух лет кардинально изменило то, как молодежь знакомится и ходит на свидания, регулярно становился фигурантом новостей. Сидя в номере фешенебельного Hotel Palomar в Филадельфии, он готовился стать героем еще одной. Занимая одно из ключевых мест на саммите Forbes 30 under 30 – где-то между Питером Тилем, Моникой Левински, основателем Oculus VR Палмером Лаки и обладательницей Нобелевской премии мира Малалой Юсуфзай, – Рэд планировал наконец-то открыть миру впервые примененный в Tinder механизм по генерированию прибыли, сервис класса премиум, который будет идти в дополнение к основному бесплатному приложению. Это уже для уровня высшей лиги.

Но важные новости нашли его сами. Взглянув на телефон, Рэд увидел звонок от Сэма Ягана из IAC. Используя одну из самых запутанных схем в области технологических стартапов, компания Барри Диллера IAC владеет основной долей Tinder, тем самым делая Ягана, куратора сервисов знакомств в IAC, фактическим начальником Рэда. Босс перешел сразу к сути вопроса: Рэду предложили покинуть пост генерального директора основанной им компании, которая в одиночку охватывала четыре наиболее актуальные темы: социологические исследования, игрофикацию, определение местоположения и обмен сообщениями.

Пораженный Рэд попытался осознать только что услышанное. «Я прошел через все стадии разочарования сразу – страх, уязвленное самолюбие, – вспоминает он сейчас. – Стал думать о компании и своем будущем». С этими мыслями он прибыл в конференц-центр Пенсильвании, сфотографировался в зеленом зале для Instagram с супермоделью Петро Немковой и вышел на сцену, где на протяжении получаса давал мастер-класс полутора тысячам лучших молодых предпринимателей на тему создания вирусного феномена в интернете.

Одетый в узкие джинсы и синий блейзер, Рэд озвучил ошеломительную статистику. Tinder, зафиксировавший 600%-ный рост за последние 12 месяцев, загрузили 40 млн раз с момента запуска в 2012-м. 

30 млн зарегистрированных пользователей просматривают 1,2 млрд потенциальных партнеров ежедневно – это означает 14 000 просмотров в секунду. И они не просто прицениваются: каждые 24 часа с помощью Tinder происходит более 14 млн романтических знакомств. Как и было изначально запланировано, Рэд на условиях конфиденциальности раскрыл идею сервиса класса премиум, и сразу тысячи твитов разлетелись по интернету, распространяя эту новость. В холле сразу после выступления он дал интервью CNBC. «После этого года, – вздыхает он, – найти силы вот так вот отвлечься на сцене кажется не сложнее прогулки по парку».

По возвращении в отель Рэд рухнул на кровать и уставился в потолок. В номере с ним был Джастин Матин, его лучший друг и директор по маркетингу Tinder. Во многом ситуация с Рэдом возникла из-за истории Матина. В июле бывший член руководства Tinder и по совместительству бывшая подруга Матина по имени Уитни Волф подала иск о сексуальных домогательствах, что вызвало бурю в прессе и отстранение Джастина от должности. В сентябре Матин официально ушел с поста. Но для Рэда продолжает оставаться близким советником, потому что он верит, что того жестоко обманули. Они до сих пор разговаривают по четыре раза в день. Устраивают совместные семейные ужины. Когда я навещал Рэда в Лос-Анджелесе, где расположена штаб-квартира Tinder, он только что разбил свой Mercedes G Class стоимостью $115 000 и поэтому встретил меня на автомобиле Матина, купившего аналогичную модель, только черного, как смоль, цвета. 

Они обсуждали варианты, имеющиеся у Рэда. IAC сказали, что они не хотят, чтобы Рэд полностью покидал компанию (и на самом деле эта статья – первая, во всеуслышание заявляющая о его уходе), а просто оставил руководящую должность и сфокусировался на продукции. «Совет директоров рассудил, что наилучшим выходом будет пригласить генерального директора извне, считая, что, если откроют вакансию, на нее придут более талантливые люди, – говорит Рэд. – Я был категорически против». Итак, стоит ему остаться или все же уходить? 

Следующие несколько часов Рэд провел, гуляя по улицам Филадельфии, по его собственным подсчетам пройдя около 10 миль и непрерывно разговаривая по телефону. Он звонил Ягану и его начальнику Грегу Блатту, председателю совета директоров одной из компаний IAC Match Group. Звонил своим бизнес-консультантам и адвокатам. Звонил своей девушке. Отцу. Отцу своей девушки – миллиардеру из сферы технологий Майклу Деллу. Единого решения не было – половина советовали принять понижение, половина уговаривали его уйти.

Отчаявшись, Рэд сдал билет на обратный рейс в Лос-Анджелес, вместо этого сев на поезд, идущий на север, в Нью-Йорк, где находятся офисы IAC, спроектированные знаменитым Фрэнком Гери. «Дела шли очень хорошо, – говорит он. – Компания росла быстрее, чем когда-либо, мы собирались запустить механизм, позволяющий генерировать прибыль, мои отношения с Сэмом (Яганом) не могли быть лучше, и мы только закончили разбирательства по обвинениям в сексуальном домогательстве». Какова была цель его приезда к Ягану и Батту? «Я думал, что смогу убедить IAC изменить свое решение», – поясняет Рэд.

Он не смог, и все в итоге свелось к двум вещам. 

Первая – контроль. Истоки этой драмы, в которой было все, о чем только мог мечтать Шекспир, – битва за власть, предательство, богатство и секс, – больше относились к компетенции адвокатов, нежели поэтов: корпоративная структура. Успешно ли прошли бы неопытные молодые предприниматели, такие как Марк Цукерберг или Эван Шпигель (Snapchat), через стадию резкого и зачастую болезненного роста своих компаний без той пуленепробиваемой брони, которую они сами себе построили?

Вторая – деньги. Аналитики, следящие за рыночной стоимостью IAC, оценивают Tinder в сумму от $1 млрд до $1,5 млрд, но даже они признают, что эта цифра значительно занижена по сравнению с теми средствами, которые можно было бы привлечь от венчурных инвесторов. Аналитик одного из крупных банков сказал мне, что Tinder сам по себе, даже принимая во внимание обезумевшие рынки частного капитала, может превысить отметку в $5,5 млрд, а это уже равно рыночной капитализации IAC.

Шон Рэд понимает, что такое и предпринимательство, и американская мечта. Его мать и отец, евреи-иммигранты из Ирана, покинули родину за несколько лет до восхождения Хомейни. Они занимались развитием ESI International, компании по производству и поставке электроники, основанной дедом Рэда по материнской линии, которая была достаточно успешной, чтобы обеспечить внуку привилегированное детство в Бел-Эйр (Калифорния).

фото: Роберт Галлахер для Forbes
«Джастин вполне мог защитить себя, – уверен Рэд. – Он замолчал, навредив самому себе, но не дал команде стать частью драмы»

Рэд изучал основы бизнеса в Университете Южной Калифорнии, однако бросил его в 2006 году в погоне за мечтой о собственном бизнесе, началом претворения в жизнь которой стал почтовый сервис Orgoo, дававший возможность собирать воедино все почтовые ящики, контакты и сообщения. Компания потерпела крах, но Рэд выучил урок и больше преуспел с проектом Adly, маркетинговой компанией, которая сводила воедино бренды и знаменитостей, готовых их рекламировать в Twitter. Вскоре с подачи Рэда Snoop Dog писал твиты о дисках Toyota, а Ким Кардашьян упоминала сериал производства NBC «Однокурсники» (Community). Тем не менее то, что Рэд представлял себе как автоматический клиринговый центр, оказалось трудоемким, тяжело масштабируемым проектом. «Я не хотел иметь дело со знаменитостями и брендами, – говорит Рэд. – Я не из тех, кто работает на Мэдисон-авеню». По прошествии трех лет он продал свою долю частному инвестиционному фонду за несколько миллионов долларов и задумался над новым проектом.

Hatch Labs, нью-йоркский инкубатор мобильных приложений, созданный бывшим руководителем IAC Динешом Мурхани и финансировавшийся IAC и Xtreme Labs, выглядел подходящим местом для нового бизнеса. «Я хотел обрести платформу, на которой можно потренироваться и получить возможность нанять на работу лучшие умы мобильных технологий», – говорит Рэд, который в 2012 году принял предложение по заработной плате и доле в компании в обмен на его работу в Hatch’s L.A., где ему вверили управление Cardify, приложением для карт лояльности розничных торговых сетей.

В это же время, по словам Рэда, он и Матин обсуждали идею создания приложения для знакомств, основанных на взаимных симпатиях. Когда Hatch в первую неделю работы Рэда устроили марафон программирования, он вместе с инженером Джо Муньосом создал прототип, назвав его Matchbox. Разработка взяла главный приз марафона, в результате чего Мурхани перевел команду Cardify на дальнейшее развитие представленного проекта.

«Я думал, что это будет просто маленькое крутое приложение», – говорит Рэд. Серийный предприниматель Эндрю Фрейм, который пытался купить Tinder у Hatch Labs на ранней стадии за $750 000, выражается более емко: «Они думали, что это приложение поможет найти им девушку на ночь». Фрейм посоветовал им временно отключить сервис, пока число пользователей исчисляется только сотнями, предложив IAC небольшую долю взамен на выведение проекта из-под опеки Hatch, и перенести мастерскую в Сан-Франциско, где и продолжить работу над ним. Рэд засомневался, Tinder стремительно рос, и сделка развалилась. «Я сожалею, что не усадил парней в машину и не выдернул провода из их серверов», – добавляет Фрейм.

Великолепие Tinder заключается в оцифровывании того, как люди физически ухаживают друг за другом, превращая ухаживания в простейшую процедуру с использованием смартфона: в одно касание зайдите из приложения на свой аккаунт Facebook, и через несколько секунд алгоритм снабдит вас бесконечным количеством фотографий потенциальных партнеров в вашем районе. Никаких данных или анкет – только лица. Прокрутите вправо, если вам понравился человек, влево – если нет. Если вы понравились человеку, который понравился вам, Tinder создаст для вас общий чат. «Мы устранили страх быть отвергнутым, – рассказывает Рэд за завтраком в Cecconi, красивом ресторане в трех минутах езды от офиса Tinder, расположенного в Уэст-Голливуде. – Если я подхожу к незнакомке в баре, то нервничаю из-за возможности быть отвергнутым, а она чувствует себя в роли преследуемой. Мы избавились от этого. Совпадения в Tinder – это как поймать чей-то взгляд из другого конца комнаты».

Дизайн прокрутки (свайпов), разработанный сооснователем Tinder Джонатаном Бадином, вносит в знакомства элемент игры – каждое совпадение повышает самооценку пользователя. Как Facebook и Instagram, Tinder предлагает возможность виртуального вуайеризма – наблюдения за людьми на собственной ладони. Но тогда как «лайк» в Instagram означает конец взаимодействия между пользователями, совпадения в Tinder – это только начало. Эти факторы играют на руку приложению, превращая его в очень привязчивый продукт – источники утверждают, что Tinder обслуживает 18 млн активных пользователей в месяц (более половины из всех зарегистрированных), а ежедневное их число составляет около 9 млн. Майкл Делл говорит: «Каждый раз, когда вы видите такую статистику вовлеченности пользователей, то понимаете, что происходит что-то большое и удивительное». А если вы интересуетесь эффективностью Tinder – то да, Рэд познакомился с дочерью Делла Алексой именно с помощью этого приложения. 

В процессе развития проекта весной 2012 года Рэд отвечал за команду и продукт, Муньос – за интеграцию с Facebook, Бадин – за интерфейс и интеграцию с iOS, Крис Гульчински – за дизайн, Адам Хьюи – за финансовую часть. Мурхани осуществлял общий контроль. Три недели и $50 000 спустя продукт, названный Tinder, дабы не быть перепутанным с денежной коровой IAC – сайтом знакомств Match.com, был запущен в эксплуатацию. 

Огня добавил Джастин Матин. Рэд знал Матина еще со времен учебы в Университете Южной Калифорнии, где его приятель занимался организацией вечеринок. Его формула, выведенная еще в колледже, продолжала подтверждать свою эффективность. «Я собирал самых социально активных людей в каждом братстве и женском сообществе, давая им один бесплатный билет за каждые 10 проданных, – рассказывает Матин на позднем ужине, сразу после возвращения с семинара для хиппи в Биг-Сур, где, по его словам, он привел в порядок голову (и при этом остался полностью собой). – Я понял, что если мы завоюем лидеров общественного мнения, все остальные не останутся в стороне». Работая в Tinder, он отправил бета-версию приложения 600 наиболее популярным людям из лос-анджелесской тусовки, наводняя приложение молодыми и привлекательными пользователями. Немногим позже в Tinder происходили уже десятки тысяч свайпов. Рэд комментирует: «Наши друзья стали приходить к нам и говорить: «Ничего себе – это меняет мою жизнь».

Дабы закрепить успех, Матин, которому была присвоена должность директора по маркетингу и звание сооснователя, воспользовался опытом Цукерберга, организовав знакомство Tinder с элитными школами – вернее, с вечеринками в них. С помощью друзей и младших братьев и сестер Tinder начал «зажигать» кампусы университетов Южной Калифорнии, Аризоны и Остина, после чего последовали практически все остальные колледжи страны. К началу 2013 года Tinder зафиксировал 400 тыс. пользователей. Tinder перепрыгнул территории колледжей прошлой зимой, когда благодаря Матину зашел на самую эксклюзивную тусовку одиночек – в Олимпийской деревне в Сочи во время проведения зимней Олимпиады. Подогретые Tinder романы стали новостью международного уровня. Вскоре Tinder перешагнул цифру в миллиард совпадений. И тут на них обратил внимание IAC.

В структуре владения Tinder присутствует элемент матрешки. Hatch Labs обладает 100% Tinder на основании того, что Рэд являлся штатным работником, а IAC владеет основной долей в Hatch Labs. Как объясняет основатель Hatch Labs Динеш Мурхани, когда компания выходит из состава Hatch, он выделяет капитал команде основателей. Но вместе с тем, говорит он, все, кто приходит в Hatch, знают, что в конце концов Барри Диллер и IAC будут обладать контрольным пакетом акций их компаний.

В августе 2012-го Мурхани готовился набирать очередные проекты в Hatch, однако, по его словам, в IAC не согласились с предложенными условиями, которые давали бы основателям большую долю в их собственных стартапах. Мурхани закрыл Hatch в начале 

2013-го. Сам Рэд не комментирует произошедшее, однако близкие к нему люди говорят, что он всегда думал, что Hatch выйдет из Tinder и передаст ему контроль над компанией.

Вместо этого Мурхани ушел, а IAC сообщили Рэду, что Tinder принадлежит им и он является их наемным работником. «Мы наняли Шона, потому что он великолепный специалист по продуктам и, пока работал здесь, придумал Tinder. Мы дали ему ресурсы для деятельности. Он уже привнес множество ценностей и собирался заработать много денег», – говорит Яган.

Рэд вышел на Рона Конвэя (SV Angel’s) и актера-инвестора Эштона Катчера, чтобы пролоббировать новые условия сотрудничества с Диллером. В итоге они достигли следующего соглашения: IAC получает контрольный пакет в размере 60%, Рэд – 10%, Матин и Бадин – немногим меньше, а остаток будет распределен между другими владельцами. Рэд в должности генерального директора контролировал ежедневные вопросы Tinder: команда, сам продукт, маркетинг, брендинг. Но, как вскоре узнают Рэд, Матин и Бадин, именно Барри Диллер решал, какой свайп сделать в отношении основателей.

Ситуация стала критичной, когда началась история с иском о сексуальных домогательствах. Уитни Волф, 24-летняя уроженка Юты, знакомая с младшей сестрой Матина, присоединилась к отделу продаж Cardify, в дальнейшем перейдя в Tinder, где в итоге заняла должность вице-президента по маркетингу, подчиняясь напрямую Матину. Пара начала встречаться, но, когда отношения распались, ситуация приняла ужасающий оборот. Волф сблизилась с Рэдом и его девушкой Делл (Рэд несколько раз упоминал, что считает Волф одним из своих лучших друзей). Неприятное расставание отразилось и на деятельности Tinder. «Работать над стартапом с другом великолепно, ведь это помогает тебе пройти через тяжелые времена, – говорит Рэд. – Но очертания размылись, связи должны были быть крепче».

Волф подала в суд на Tinder и IAC за сексуальные домогательства. В исковом заявлении она обвинила Матина в оскорблениях и лишении ее титула сооснователя Tinder лишь потому, что она женщина, а Рэда и Ягана – в том, что те ничего не предприняли. В заявлении, поданном в суд Лос-Анджелеса, содержались сообщения, отправленные Матином в адрес Волф и носившие сексистский, расистский и просто грубый характер (по меньшей мере одно из них содержало оскорбления в адрес Диллера).

Рэд оказался в непростой ситуации. Его команда, друзья и семья Матина упрашивали Рэда защитить друга и соратника, но IAC приказала всем в Tinder замолчать. «Джастин вполне мог защитить себя, сделать некоторые отвратительные доказательства против Уитни достоянием общественности, – уверен Рэд. – Но это бы смешало нашу компанию с грязью. Он замолчал, навредив самому себе, но не дал команде стать частью драмы».

Матин действительно круто перешел все границы («Я на самом деле думал, что ты будешь хорошей матерью и женой, – написал Матин Волф в одном из сообщений, представленных в суде. – У меня оказались никудышные суждения»), однако многочисленные интервью и кучи бумаг показывают, что Волф тоже виновна. Отправленные ею сообщения и письма в адрес Матина также содержат ненормативную лексику, в употреблении которой она обвиняет своего бывшего бойфренда. Не вдаваясь в детали, Рэд говорит, что по причине ее близких отношений с ним, его девушкой и Матином Волф позволяла себе такое поведение, которое стоило бы работы любому другому сотруднику Tinder.

В конечном счете это гигантская история с двумя сторонами, которая, скорее всего, всегда будет покрыта дымкой, – в сентябре Волф и Tinder пришли к мировому соглашению, при этом ни Матин, ни кто-либо из Tinder или IAC не признали своей вины. Источник, близкий к делу, рассказал, что Волф получила $1 млн отступных – лишь частичку от того, на чем изначально настаивали ее адвокаты.

Тем не менее ущерб был причинен. IAC не собиралась смотреть, как их новая машина по зарабатыванию денег сходит с рельсов из-за подобных незрелых ошибок. Рэд носил почетный титул основателя, но не имел власти над своей собственной судьбой в компании. Итак, несколько дней спустя имел место тот самый звонок в Филадельфии. «Если бы не эта история с Уитни, IAC было бы сложно устранить Шона, потому что им пришлось бы многое объяснять, – говорит источник в компании. – Но иск дал им прекрасный шанс».

Сам Рэд еще работает в компании. Его встреча с IAC в Нью-Йорке – хотя там и не было Диллера, принимая во внимание важность Tinder для его группы, не приходится думать, что с ним это не было согласовано, – разрядила обстановку. «Шон продемонстрировал невероятное упорство в выстраивании бренда, пользователей и самого продукта Tinder, – говорит Яган. – Мы бы не хотели предпринимать ничего такого, что могло бы уменьшить его ведущую роль в этих сферах». Рэд займет должность президента компании, останется в составе совета директоров, а также будет исполнять обязанности генерального директора, до тех пор пока ему не найдут замену. «Мы ищем кого-то, похожего на Эрика Шмидта – так описывает Рэд предстоящие поиски нового генерального директора. – В эту дверь не войдет директор, с которым я не смогу найти общий язык, иначе это будет корпоративное самоубийство».

Конечно, на каждого Эрика Шмидта (Google) есть свой Джон Скалли (Apple). Немногие из потенциальных генеральных директоров хотят, чтобы основатель компании сомневался в правильности принятых ими решений. Но Рэд со своей стороны нашел новых союзников. В октябре, после более чем шести месяцев переговоров, он убедил знаменитого венчурного инвестора Мэтта Колера из Benchmark Capital взять долю в Tinder и войти в совет директоров. «Нам нужны экспертиза и признание извне, чтобы показать миру и будущим сотрудникам, что мы прекрасная компания, – считает Рэд. – И нужно продемонстрировать, что структура ликвидности достаточно хороша для венчурных инвестиций».

Условия сделки неизвестны, но источники сообщают, что она носила неденежный характер и что Benchmark получает долю в обмен на свое затраченное время. «Органичное использование и вовлечение в Tinder исключительно специфично», – говорит Колер.

Масштабный план по генерации прибыли, Tinder Plus, о котором Рэд впервые объявил со сцены на саммите Under 30, готово к запуску и обладает двумя платными функциями. Первая, связанная с путешествиями, позволит пользователю перемещаться по стране и всему земному шару, выбирая потенциальных партнеров в Барселоне и Бостоне, Рио и Риме. Вторая – это то, о чем пользователи молили с момента запуска Tinder, – кнопка «Возврат», позволяющая им вернуться к профилям, которые они опрометчиво отмели влево.

У Рэда есть и более амбициозные планы, которые, как он надеется, превратят Tinder из приложения для знакомств в социальный навигатор. Tinder Places собирается стать своего рода путеводной звездой – в барах, на стадионах, в музеях и парках, чтобы помочь пользователям Tinder знакомиться с новыми людьми (будь то потенциальный бойфренд или партнер для боулинга), исходя из мест, которые они посещают.

Идея заключается в следующем: многое можно сказать о людях, исходя из того, где они работают, едят, делают покупки или встречаются с друзьями. «Нам нужно проникнуть в тысячи мест по всему миру. В этом проекте есть и технический вызов – на облачных серверах могут одновременно происходить миллиарды транзакций. Речь идет о достаточно масштабном проекте».

Сложно представить, как IAC берется за столь массивный и дорогой проект, по крайней мере сейчас, когда такие дешевые и простые в управлении источники прибыли, как плата за подписку и реклама, лежат нетронутыми. Потом, есть база данных пользователей Tinder, которую тоже можно монетизировать. «Мы можем вырасти за пределы нашего основного направления, – соглашается Яган. – Но я бы очень хорошо подумал, прежде чем отказываться от сервисов знакомств». Давление в части получения прибылей от сервиса растет. Этим летом Грег Блатт (IAC) заявил, что в следующем году Tinder сможет показать $75 млн дохода до вычета процентов, налогов и амортизации. Bank of America ожидает цифру в $150 млн в 2015 году. Barclay’s делает ставку на цифру в $200 млн к 2016 году.

И все тот же вновь возникающий вопрос: останется ли Рэд в Tinder настолько долго, чтобы успеть увидеть 2016 год? Человек, который в Филадельфии сомневался, стоит ли ему покидать компанию, теперь кажется настроенным играть до конца, говоря, что он будет делать все, что считает лучшим для Tinder. Владея долей в размере 10% от продукта, стоимость которого уже равна десятизначному числу, он определенно имеет мотивацию остаться частью этого продукта. «Мои слова могут показаться наивными, но душой потребительской компании является продукт. Уберите верховенство продукта – и компания умрет», – говорит Рэд.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10140 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
вице-президент АО "Национальная компания "Қазақстан темір жолы"
Нуржами Алтынсака
советник председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить