Продавец облаков

Как проект за $300 вырос в компанию с оборотом в $5 млн

фото из личного архива

В 2007 году New York Times приняла решение сделать доступными для читателей статьи, опубликованные с 1851 по 1922 год. Конвертация отсканированных с бумажных оригиналов в pdf могла занять очень много времени и потребовать больших расходов – речь шла об 11 млн публикаций. Базирующаяся в Торонто компания выпускника КарГУ Хазрета Сапенова Cloudcor предложила медиагиганту использовать «облака», что позволило реализовать проект менее чем за 24 часа и всего лишь за $300.

Хазрет Сапенов эмигрировал в Канаду в 1999 году, где живет с женой и двумя сыновьями-тинейджерами, с которыми в свободное от бизнеса время ходит на футбольные матчи, играет в шахматы, гуляет по берегу холодного озера Онтарио. Сегодня Сапенов – один из представителей относительно узкого круга специалистов в области Cloud Computing. Его «облака» покупают Universal Pictures, Shell, IBM, Intel.

Об эмиграции

На вопрос, почему уехал, отвечает: «Разрыв в зарплатах специалистов аналогичного уровня на Западе и в Казахстане был невероятным. Перспективы профессионального развития и доступ к знаниям и технологиям также были несравнимы».

В Казахстане Хазрет Сапенов почти не работал, если не считать пары лет в «Испат-Кармете» специалистом по логистике, которые, по его собственному признанию, дали лишь один навык – перекладывать бумажки.

Найти работу на чужом континенте относительно легко и быстро позволила база, полученная на факультете прикладной математики в Карагандинском госуниверситете. Объем знаний казахского выпускника оказался сопоставим и конкурентоспособен. «Единственное отличие – в Казахстане дают исключительно теорию, здесь в университете дают действительно прикладные знания. Но, к счастью, математика – не юриспруденция, законы едины для всего мира, поэтому переучиваться не пришлось», – говорит Хазрет Сапенов.

Что касается языкового барьера, его не было – за плечами КазУМОиМЯ им. Абылай хана. Довольно сильный акцент поначалу с первых слов выдавал приезжего, но это ничему не мешало в высокотолерантном канадском обществе, в том числе успешному прохождению собеседований у привычного к разношерстной эмигранской публике канадского работодателя.

С головой в облака

Сапенов называет себя ветераном сферы облачных вычислений, которыми он увлекся на заре становления этого рынка. Тогда мало кто верил в востребованность идеи. Впрочем, и сегодня, когда не только частный бизнес, включая осторожную банковскую сферу, но и консервативные государственные структуры доверили обработку данных «облакам», пессимисты, отрицающие надежность технологий, на рынке имеются. Он был рад, когда прошел интервью в стартап-компанию Enomaly, занимающуюся софтверными приложениями. Основным направлением Enomaly были как раз облачные вычисления.

Что такое «облака»?

Облачные вычисления (англ. cloud computing) – это модель обеспечения сетевого доступа к общему пулу конфигурируемых вычислительных ресурсов. Иначе говоря, компания-пользователь получает доступ к ресурсам, которые обрабатываются и хранятся в защищенном виртуальном пространстве. Технология позволяет обьединить множество серверов в единую архитектуру с пользовательским интерфейсом. Это аналогично коммунальным услугам – легкость доступа и оплата по мере потребления эффективнее и дешевле, чем строительство каждым потребителем собственного водозабора или электроустановки. Пользователь оплачивает только потребленное количество ресурсов и сервиса. Согласно информации в Сети, небольшой Linux-сервер на Amazon Elastic Compute Cloud обходится всего в 10 центов в час, более мощный Windows-сервер – около $1,5/час, а 1 Гбайт дискового пространства у Nirvanix – в 25 центов в месяц.

В Enomaly Хазрет Сапенов встретил таких же увлеченных людей, которые могли часами обсуждать вопросы и тенденции и за пределами офисов. Довольно быстро Сапенова назначили корпоративным директором по исследованиям и развитию, отвечающим за виртуализацию бизнес-решений, логистику и развитие услуг.

«Опыт работы в Enomaly дал мне немало не только с профессиональной точки зрения, – рассказывает Сапенов. – Здесь я прошел адаптацию в части внутрикорпоративных взаимоотношений между коллегами. Мой казахстанский опыт: каждый сидит в своем кабинете и работает в своем вакууме, но при этом отношения по-настоящему дружеские. Североамериканский стандарт подразумевает опен-спейс, и общение неизбежно, но невидимые лимиты строго очерчены. При этом на профессиональные темы даже коллеги из конкурирующих компаний общаются охотно, разумеется, не выходя за пределы корпоративной этики и не выдавая секретов».

С нуля

Несмотря на интересную работу в любимой сфере и высокую по западным меркам зарплату, Сапенов не пожелал оставаться всего лишь «винтиком в механизме» компании. Через семь лет он решил, что пора менять роль. Регистрация компании в Канаде – дело нехитрое: потратил полдня на заполнение бланков онлайн, и через несколько дней по почте приходят официальные документы с разрешением на ведение бизнеса и оказание услуг. А дальше – плати налоги вовремя.

Сапенов признается, что еще до эмиграции в Канаду был твердо уверен, что откроет свой бизнес. Но вначале надо было пройти период адаптации и накопить некий капитал, чтобы семейный бюджет не оказался под угрозой – Сапенов придерживается консервативных взглядов и твердо уверен, что добытчиком в семье должен быть мужчина (хотя супруга тоже работает). Кстати, в течение всего периода становления компании она и не подозревала, что деньги в семье – не прибыль, а средства, отложенные за время работы в Enomaly. Первые деньги пришли через полгода.

«Трудности? Даже не знаю, как-то все шло по плану – первые шесть месяцев разрабатывали базу продукта, готовили бизнес-предложение, прощупывали рынок и определяли потенциальныx клиентов. Мои сотрудники понимали, на что идут, собственно, это люди, пришедшие больше не за зарплатой, а за опытом и возможностью поймать удачу за хвост, стать частью значительного проекта в его зародышевом состоянии. Они, конечно, не беcсребреники и рассчитывали на прибыль, но отдавали себе отчет, что стартап требует времени на раскачку», – говорит Сапенов.

Cтартап требует не только времени, но в первую очередь инвестиций. В случае с рынком софтверных услуг самые большие расходы – оплата услуг специалистов. И потому приходится искать альтернативу обычному пути привлечения бизнес-ангелов, аппетит которых в случае софтверных компаний варьируется в пределах 70–80% будущей прибыли.

Обойти необходимость в венчурных инвестициях можно, если идея стартапа гениальна, а отец-основатель сможет убедить в этом специалистов. Да, тех, кто предпочел стабильную ежемесячную зарплату потенциальным высоким доходам, было большинство. Тем более что случаев проваленных стартапов немало, да и будущее облачных технологий еще несколько лет назад выгляделo достаточно облачно в прямом смысле этого слова. Пришли те, чей финансовый фундамент позволял идти на риск. И лишь один специалист пришел в Cloudcor в относительно подвешенной финансовой ситуации – чашу перевесила вера в идею. Через год Хазрет Сапенов получал уже десятки резюме на одну опубликованную на сайте Cloudcor вакансию.

Интересен подход Сапенова к выбору сотрудников: «Я оценивал не только профессиональные данные, но и зрелость человека. По моему убеждению, в каждом человеке сидит предприниматель, просто не все успевают и хотят «раскопать» его в сомнениях и страхах. Так вот, мне совсем не нужны были «ответственные работники», которые бы работали ради зарплаты. Я искал почти зрелых предпринимателей. Я понимаю, что в данном случае есть риск потери профессионального энергичного сотрудника, который в любой момент станет твоим конкурентом. Но это было бы меньшей трагедией для меня лично, чем ежедневно видеть лицо добросовестного работника-мученика, освещаемое неприкрытой радостью вечером в пятницу».

Кроме обещанной прибыли от проектов Сапенов дал своим сотрудникам полную свободу действий – пожалуй, этот аспект стал ключевым для людей, которые перешли к нему из крупных компаний. «Там они были «винтиками» – в Cloudcor они управляли процессами. Я не поменял их сферу, по идее, они продолжали заниматься тем же самым. Я поменял лишь вектор», –  говорит он.

За время работы компании ни один из сотрудников не ушел (единственный случай был связан с переездом сотрудницы в связи с желанием родить ребенка).

Медные трубы

Cloudсor из названия компании превратился в бренд. Повезло с клиентами, говорит Сапенов, и скромно их перечисляет: Universal Pictures, Financial Times, SAP, Oracle, IBM.

Один из ключевых факторов для софт­верной компании – пул адвайзеров. Хазрету удалось привлечь именитых экспертов рынка. Таких, например, как Марк Форман, топ-менеджер KPMG, отвечающий за стратегии, бизнес-трансформации и продвижение проектов на государственном уровне. Форман был приглашен лично Джорджем Бушем на должность администратора электронного правительства с 2001 по 2003 год – ему было доверено управление 58-миллиардным федеральным IT-бюджетом. Или Дон Фергусон, вице-президент и СТО (директор по технологиям) в CA Technologies, пришедший в компанию из топ-менеджмента Microsoft. Или Керри Бейли – вице-президент и глава по маркетингу Verizon, ответственный за бизнес-стратегии и глобальное продвижение. С этими гигантами рынка Сапенов знакомился на конференциях, делился своими идеями на неидеальном английском, из чего родилось профессиональное сотрудничество, переросшее позже в дружеские отношения.

Пожалуй, компания стала известна и благодаря своей активной парапрофессиональной деятельности – Хазрет Сапенов с 2009 года организует международные конференциии по облачным вычислениям CloudSlam. Причем, по собственному признанию, PR-цель поначалу не преследовал. Первую конференцию в 2009 году Хазрет Сапенов организовал на собственные средства. На организацию следующих удалось привлечь PricewaterhousCoopers, IBM, Microsoft, Fujitsu, Intel и ряд других компаний. Бриллиантовым медиапартнером конференции в 2011 году выступил Bloomberg Businessweek.

Динамика финансовых показателей Cloudcor уверенно растет вместе с известностью. Если оборот за первый год составил $50 тыс., то за 2011-й он перевалил за $5 млн. «Пока компания не стала акционерным обществом (Сапенов – 100%-ный владелец компании. – Прим. ред.), я воспользуюсь своим правом не уточнять цифры и не приводить показателей чистой прибыли. Скажу лишь, что если вначале нас было трое, то сегодня постоянный персонал команды – 15 человек. У сотрудников ежемесячный оклад на уровне среднего по софтверному рынку в Торонто, a комиссионные от реализуемых проектов на порядок выше зарплаты», – говорит он.

Проект для «голодного» ангела

Хазрет Сапенов неохотно делится планами – идеи стоят особенно дорого до их воплощения. В краткосрочной перспективе компания планирует удвоить оборот – это программа-минимум. Если «выстрелит» готовящийся параллельно проект, то он надеется на показатели с восемью нулями. Однако осуществить высокоприбыльный проект без венчурного капитала, скорее всего, не получится: компания относительно молодая и период становления был посвящен накоплению интеллектуальной собственности, а не финансовой. Сегодня Сапенов готов на этот шаг, но надеется найти менее «голодного» бизнес-ангела, согласного на меньшее, чем 80% прибыли.

Он готов отчасти и потому, что однажды уже потерял возможность реализовать проект из-за отсутствия пары миллионов и нежелания идти на условия венчурной компании. «Я хотел построить дата-центр для сдачи в аренду компаниям, предлагающим сервис по высокопроизводительным вычислениям. Я уже все просчитал и зарегистрировал доменное имя. Прибыль могла исчисляться десятками миллионов в год. Тогда не было собственных средств. Сейчас пара миллионов – не проблема, но идея уже не нова – множество компаний предлагают такого рода фермы виртуальных машин», – отмечает он.

Среди планов есть и идея зайти с предложением в Казахстан, но данный проект он рассматривает скорее не как коммерческий, а как филантропический. «Облачные вычисления очень скоро станут стандартом для государств с развитой экономикой, – уверен Сапенов. – Мне бы хотелось, чтобы Казахстан был в их числе. Страна заинтересована в инвесторах, так что обращение к «облакам» было бы разумным. Не говоря уже о том, что эти технологии позволяют экономить затраты и снижать риски».

Сапенов начал прощупывать ходы не только в государственном секторе Казахстана, но и в частном бизнесе. Пока, по его словам, отношение соотечественников к облачным вычислениям осторожное, что объяснимо, но радует, что появляется интерес.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10477 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
31 октября родились
Алмасадам Саткалиев
управляющий директор по управлению активами и приватизации ФНБ «Самрук-Казына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить