Необанкинг-2021: от хайпа к прибыли?

Достигнут ли в 2021 году необанки подлинной зрелости за счет прибыльности?

ФОТО: © Depositphotos.com/olanstock

Необанки (в Великобритании их ещё называют challenger banks) привлекли ошеломляющие суммы инвестиций с момента своего появления на финтех-арене. Как и в случае с их предшественниками, доткомами, финансирование со стороны private equity и венчурного капитала текло рекой, а ограничения оказались минимальными, в результате сектор буквально залит деньгами. Прибыльность проектов воспринималась как приятный довесок, но не основной критерий.

Например, российско-британский Revolut является самым дорогим необанком в Европе и оценивается в $5,5 млрд, при этом его убытки в 2020 году утроились, а в ноябре прошлого года он впервые вышел на прибыль. Кроме того, статусом «единорога» с оценкой в $1 млрд и выше могут похвастаться многие банковские стартапы, о которых вы, возможно, никогда не слышали. Когда-то рыночная оценка в миллиард считалась значительным достижением.

В прежние времена метрика оценки бизнеса исходя из его прибыльности считалась одной из основных – краеугольный камень в развитии бизнеса. А что сейчас? По данным CB Insights, в мире насчитывается более 530 единорогов. Состояние рынка таково, что в ход пошли новые разряды и числительные.

Теперь в ходу слова «десятирог» — стартап стоимостью $10 млрд. И его старший брат «сторог», стоимость которого превышает $100 млрд. Эти невероятные цифры действительно заставляют задаться вопросом, в какой степени инвесторы ранних стадий могут надеяться на возврат своих инвестиций?

Одна очевидная параллель — кейс Tesla, которая достигла рыночной капитализации в $800 млрд, став седьмой по величине компанией в мире. Её оценка выше, чем у Facebook, Samsung или даже Berkshire Hathaway Уоррена Баффета, и всё же Илон Маск теряет деньги на большинстве производимых автомобилей. Если верить Financial Times, свои немногочисленные прибыльные периоды электромобильный гигант почти полностью обеспечил за счет продажи углеродных квот другим автопроизводителям.

Может, это просто новое положение дел? Прибыль — это мираж, грёза, глупая мечта? Прихоть бухгалтеров и управляющих активами?

С необанками дело обстоит именно так. Колоссальные оценки. А где же прибыль?

Рост или прибыль?

Пандемия вновь привлекла внимание к способности необанков генерировать денежный поток больше, чем они тратят на привлечение клиентов. Рискну предположить, что впереди неосторожных инвесторов может ожидать расплата. Некоторые экономисты называют это «всеобщим пузырем». Необанки, лишенные фантомного бумажного обеспечения и не имеющие фундаментальной стоимости, при малейшем кризисе могут показать своё истинное «я». Впрочем, есть исключения. Некоторые выбирают более традиционные маркёры для оценки успеха.

В октябре 2020 года Starling Bank стал первым розничным необанком, получившим прибыль. Чтобы попасть в заголовки всех мировых СМИ, потребовалось всего ничего — в течение месяца обеспечивать положительный денежный поток (около £800,000). При этом у Starling всего 2 млн розничных клиентов, гораздо меньше, чем у его британских конкурентов Monzo или Revolut с 5,5 млн и 13 млн счетов соответственно.

Генеральный директор Энн Боден отметила в своем письме инвесторам от 2020 года: «Рост — это одно. Но достижение устойчивого роста — это другое. Мы в Starling мы с первого дня очень четко наметили свой путь к прибыльности».

Аудиторский гигант Accenture в 2019 году написал, что каждый клиент приносит британским необанкам около £9 убытка, поэтому фокусировка Starling не может не радовать его ранних инвесторов.

Маржин-колы

Итак, какие составляющие бизнеса Starling показывают лучшую рентабельность? Начнём с того, что его кредитное подразделение предоставляет частные займы, бизнес-ссуды и овердрафты. И банк уже захватил 4,4% рынка банковских услуг для малого бизнеса Великобритании.

Как правило, клиенты бизнес-банкинга имеют гораздо более крупные остатки на счетах, чем средний розничный клиент. По данным Starling, эти цифры различаются более чем в 10 раз: у этих двух категорий они составляют в среднем £15 250 и £1 500. Также обстоит дело и с дополнительными услугами, которые оказывают необанки таким клиентам, включая кредитные продукты, которые тоже обеспечивают большую отдачу. В мае 2020 года банк также получил аккредитацию на выдачу кредитов малому бизнесу в рамках программы правительства Великобритании по остановке бизнеса из-за коронавируса (CBILS). Это, безусловно, принесло пользу балансу.

Подобное смещение фокуса с роста в розничном сегменте любой ценой на кредитование и банковское обслуживание бизнеса с более высокой маржой способно перемещать банки из зоны неопределенности в зону прибыльности. Забавно, что Starling смог продемонстрировать прибыльность с менее чем 2 млн клиентов, а Revolut неспособен сделать то же самое с 13 млн счетов.

Один из необанков, выбравших интересный путь, — это Upgrade из Сан-Франциско. Несмотря на то, что стартап получил оценку в $1 млрд в раунде D благодаря участию Santander на $40 млн, компания остается менее известной, чем Revolut или N26. И при этом она уже прибыльна.

С момента запуска в 2017 году 10 млн клиентов подали заявки на получение карты Upgrade или заём в банке, при этом объем кредитных продуктов ежегодно растёт с трехзначной скоростью. Upgrade ориентирован в первую очередь на кредитование, и, похоже, именно этот фокус помогает банку обеспечивать положительный денежный поток, что отличает его от конкурентов. Безусловно, как мы знаем, кредитные продукты имеют более высокую маржу, чем дебетовые карты или накопительные счета.

Генеральный директор Рено Лапланш сказал TechCrunch, что в будущем он планирует добавить услуги необанкинга и Upgrade «будет сохранять отрицательный денежный поток в течение шести-девяти месяцев после запуска своих банковских инструментов».

Начать с прибыльного бизнеса, а потом перейти к захвату рыночной доли? Что это за безумие? Я, конечно, шучу. Корень проблемы в том, что традиционные банковские услуги, такие как сберегательные счета и транзакции, просто не настолько прибыльны. Большинство необанков получают доход за счет обменной комиссии по дебетовым картам и при таких низких процентных ставках, как мы наблюдаем сейчас, это не может быть долгосрочной стратегией.

Некоторые из банков-стартапов пытались создать нечто под названием «вечная стоимость», накидывая идеи одна за одной, пока что-то не выстрелит. «Одной из констант в мире финансовых технологий является предложение дополнительных услуг существующим клиентам, помогающее повысить их LTV и таким образом сделать стоимость их привлечения более приемлемой», — пишет бывший главный редактор CrunchBase Алекс Вильгельм.

Эта задача может включать в себя предложение чего угодно: от инструментов по управлению капиталом через приложение до торговых услуг. Возникает актуальный вопрос: что обеспечит самый быстрый путь к прибыльности?

Претендент бросает вызов самому себе

Эта крепнущая потребность уже привела к появлению первых «жертв». Том Бломфельд, основатель Monzo, цифрового банка, в котором все души не чают, в марте 2020 года перешел со своей должности генерального директора на более скромную должность президента. Менее чем через 12 месяцев он окончательно покинул банк.

- Я перестал получать удовольствие от своей работы, вероятно, около двух лет назад, — сказал он TechCrunch в январе 2021 года. – Принять банк с тремя, четырьмя, пятью миллионами клиентов и превратить его в банк с 10 или 20 млн клиентов, вывести его на прибыльность и провести IPO, я думаю, что это великие, захватывающие задачи, но, честно говоря, мне это не слишком интересно и я в этом не особенно хорош.

Его место на посту генерального директора занял бывший топ-менеджер VISA, Citi и Standard Bank, который сейчас борется с вопросом, как конвертировать клиентов в доходы. Между прочим, с начала пандемии Monzo добавил к своему финансированию £175 млн, и конца привлечениям инвестиций пока не видно.

Непокорные основатели стартапов, скорее всего, покинут созданные ими бизнесы, как только инвесторы начнут требовать роста отдачи на капитал.

Падаем, или, проще говоря, тонем

Недавно потерпевший крах австралийский необанк Xinja являет собой отличное предупреждение о возможных последствиях захвата доли рынка, на котором в принципе нет доходов.

В январе 2020 года он начал предлагать высокодоходный депозит со ставкой 2,25% годовых даже в ситуации, когда ЦБ Австралии держал свою учётную ставку на уровне 0,75%. После снижения ставки до 0,5%, а затем до 0,25% в марте того же года Xinja вынужден был отступить. Цифровой банк, работающий только на мобильных устройствах, снизил ставку до 1,8%.

- Мы решили, что это правильный ход — удерживать существующих клиентов, а не гоняться за новыми, — сказал генеральный директор и основатель Эрик Уилсон.

Затем, несмотря на инвестиции в размере AU$433 млн дубайского инвестора Emirates World Investments в марте 2020 года, Уилсон вынужден был всего через восемь месяцев после этого сдать банковскую лицензию в Австралии.

И кого менеджер обвинил в банковском коллапсе и проблемах Xinja, а также в «проблемах со сбором средств для этого капиталоемкого бизнеса»? Пандемию. Провал Xinja показал, насколько близко к краю находятся эти огромные стартапы, живущие на нулевой прибыли и быстро сжигающие инвестиционный капитал.

Повышаем торговые ставки

Уилсон рассказал, что бизнес Xinja совершит пивот: с транзакций и сберегательных продуктов предполагается переключиться на свой продукт для трейдинга акциями в США - Dabble. Но и этот корабль тоже наткнулся на скалы: его запуск ожидался в августе 2020 года и неоднократно откладывался. Обычное дело, когда разговор заходит о прибыльности необанка.

Есть несколько более ярких и удачных примеров фирм, сделавших трейдинг и инвестирование основой своей бизнес-модели. Скажем, функция торговли акциями Revolut позволяет клиентам покупать дробные доли акций американских компаний, благодаря чему приложение отъедает долю рынка у аналогичных популярных систем, таких как eToro, Trading212 и Freetrade. Наиболее успешные необанки должны задуматься о том, чтобы двинуться в этом направлении.

Давайте не будем забывать, что потрясающие результаты JP Morgan в 4 квартале 2019 года были основаны на резком росте объёмов торговли, которые, по меткому замечанию Bloomberg, оказали банковским бумагам самую сильную поддержку в истории.

А в банковском секторе в более широком смысле успех инвестиционных и торговых отделов крупнейших банков США отлично замаскировал крупные убытки в других сферах их бизнеса. Проблема необанков усугубляется тем, что гиганты, которых эти маленькие претенденты стремились разрушить, быстро наверстывают упущенное. 27 января 2021 года JP Morgan объявил о планах по запуску собственного цифрового банка в Великобритании. Не сомневайтесь, это реальная угроза для Revolut, Tide, Monzo и других.

Вывод, который напрашивается: на старте стратегия «роста любой ценой» могла стоить Revolut и его собратьям-необанкам нескольких кварталов убытков. Теперь же, когда в этом пруду заводятся более крупные рыбы, убыточными необанки рискуют стать навсегда.

Максим Бедеров

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4388 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
30 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Цифровизация государственных сервисов и история Ashyq Смотреть на Youtube