Как превратить $1 млрд в $50 млрд

Основатель Yahoo Джерри Янг сделал самую прибыльную ставку за всю историю Кремниевой долины. А потом его уволили

фото: ETHАN PINES для Forbes
Это история о том, как интернет-ботаник превратил $1 млрд в $50 млрд с помощью Alibaba – и тем самым стал мостом из США в Китай.

Джерри Янг проводит быструю экскурсию по конференц-залу своей частной инвестиционной фирмы в Пало-Альто, Калифорния. Зал полон сувенирами и фотографиями его 20-летней истории в Кремниевой долине. Сооснователь Yahoo, 45-летний миллиардер останавливается около стеклянной памятной таблички, лежащей на низком столике. «Понятия не имею, что это такое, – говорит он и, подойдя поближе и взглянув на дату – сентябрь 2012 года, добавляет: – Это… это появилось уже после того, как я ушел. Я думаю, это была последняя сделка во время моей работы в Yahoo».

Табличка ознаменовывает одно из глупейших бизнес-решений всех времен. Совет директоров Yahoo согласился продать 523 миллиона акций компании Alibaba, половину из имевшейся у Yahoo доли, самой Alibaba по $13 за акцию. Янг не хотел продавать. Совет директоров все равно продал акции. Вскоре после этого Янг вышел из состава совета директоров. Без сомнения, состоявшееся недавно IPO Alibaba потрясло мировые рынки. Акции китайского интернет-гиганта сейчас стоят $90 за штуку. У Yahoo все еще есть доля в 16%, оцениваемая в $36 млрд, однако он выкинул на ветер порядка $35,5 млрд, что практически равно текущей рыночной капитализации.

Меняя тему разговора, Янг указывает на ближайшее фото: «Стэнфорд! Знаете, я дитя Стэнфорда до мозга костей».

А где же вещи, напоминающие о Yahoo? Янг улыбается: «Мы приходим сюда, чтобы работать. Это не музей. Мне кажется, это место, откуда ты смотришь вперед, а не погружаешься в воспоминания».

Типичный Джерри Янг: держащийся в тени и хладнокровный ровно настолько, насколько может быть хладнокровен инженер-энтузиаст. Когда будет переписываться официальная история Кремниевой долины, трудно будет определить, какое из достижений Янга более значимо – основание Yahoo или своевременная ставка на Джека Ма, председателя совета директоров и генерального директора Alibaba. Девять лет назад, до того как Янг стал генеральным директором Yahoo, он вложил $1 млрд в обмен на 30%-ную долю в компании Джека Ма. Он знал, что когда-нибудь этот актив станет исключительно ценным, и отказался продать Yahoo компании Microsoft, когда Стив Балмер пришел с предложением в 2008, причем это решение стоило ему должности генерального директора. Нынешний гендиректор Yahoo Марисса Мэйер может как угодно пытаться придать делам благообразный вид, но Wall Street оценила компанию как ничего не стоящую. Сейчас это просто промежуточная компания для Alibaba, и даже это – заслуга Янга.

«Я ничего не делал, – отмахивается он, отдавая все лавры Ма и его заместителю Джо Цаю: – Они построили компанию. Не я».

Но догадайтесь, кто получает место в совете директоров Alibaba после проведения IPO: ни одно связанное с Yahoo лицо, кроме Янга. Его стойкая и своевременная уверенность в Alibaba придала абсолютно новые оттенки его роли посредника между Востоком и Западом в Кремниевой долине. Alibaba и ряд китайских, корейских и японских фирм, таких как Baidu, Tencent, LINE, Naver и Rakuten, наращивают планы по освоению американских рынков торговли, обмена сообщениями, игр и поисковиков. У Янга тесные связи в технологических кругах Азии, что поможет направить Джека Ма и всех прочих по верному пути. В начале этого года компания из Маунтин-Вью, Калифорния, владеющая мессенджером Tango, получила от Alibaba в качестве инвестиций $215 млн при оценке ее самой в $1 млрд. Совершению этой сделки помог Янг, задействовавший свои связи c заместителем Джека Ма.

После ухода из Yahoo Янг через свою инвестиционную фирму AME Cloud Ventures (AME произносится как «а-мэ», что по-японски означает «дождь», тем самым обозначая изначальный интерес Янга к старт­апам в области облачных технологий) профинансировал более 50 стартапов, включая Evernote, Wattpad и Tango. Его новая роль ангела-хранителя дает возможность изменить существующую репутацию вышедшего из бизнеса магната. Под его руководством Yahoo неуклонно уступал позиции в сфере поисковиков и рекламы в пользу Google. В 2006 он упустил Facebook, смутившись ценой в $1 млрд.

Единственным напоминанием о его времени в Yahoo является проскальзывающая в волосах седина, $2 млрд на банковском счету (Янг занимает 324 место в списке Forbes 400) и тот самый, обделенный вниманием, стеклянный сувенир. «Я хочу вновь стать ближе к предпринимателям, – говорит Янг, потягивая тайваньский зеленый чай и на протяжении часа игнорируя свой смартфон. – Хочу иметь возможность работать в своем собственном темпе, совершать ошибки и чтобы никого больше это не волновало. Окружающие меня люди говорят, что я стал намного счастливее». Во многих смыслах он стал еще и намного влиятельнее.

Янг родился в Тайбэе, Тайвань. Ему было два года, года его отец скончался от болезни легких, оставив мать, профессора английского языка и театрального искусства, поднимать на ноги Янга и его брата. Когда в конце 70-х все выглядело так, будто Тайвань может быть присоединен к материковому Китаю, мать с сыновьями переехали в Сан-Хосе, Янгу на тот момент было 10 лет. По приезде он сменил имя с Чи-Юан на более подходящее новому месту Джерри. О нем заботились бабушка и остальная часть обширной семьи, живущей с Сан-Хосе, пока мать обучала других иммигрантов английскому.

Неуверенное владение английским языком подтолкнуло Янга к занятиям математикой и естественными науками в старших классах, что привело его к созданию своего первого компьютера, а в дальнейшем к поступлению в Стэнфорд для изучения инженерных дисциплин, где он и встретился с сооснователем Yahoo Дэвидом Файло. В январе 1994 они создали «Путеводитель Джерри и Дэвида по Всемирной паутине», первоначальный сырой вариант каталога ссылок, который через несколько месяцев переименовали в Yahoo.

Счастливая встреча Yahoo и Alibaba никогда бы не произошла, если бы в 2005 японский миллиардер из сферы телекоммуникаций Масайоши Сан не заехал бы в Маунтин-Вью и не встретился с Янгом и Файло. Принадлежащий ему SoftBank только что приобрел Zif Davis, издательскую компанию, специализирующуюся на компьютерной тематике, которая собиралась вложить средства в Yahoo, но не могла из-за приобретения их Саном. Сан находился в номере отеля в Лас-Вегасе, когда спросил у своего помощника Массхиро Иноэ мнения того о стартапе Янга. 

«Интернет-компания, – был ответ, согласно книге «Стремясь ввысь: биография Масайоши Сан». – Думаю, хорошая».

На следующий день Сан поехал в Маунтин-Вью, где пообедал пиццей и содовой на вынос в компании молодых основателей Yahoo. SoftBank вложил $2 млн в Yahoo, получив пятипроцентную долю, затем, в 1996, – еще $105 млн плюс $250 млн в 1998, тем самым увеличив свою долю в компании до 37%.

Между тем Янг получал множество предложений от компаний Японии, жаждущих построить первый японский веб-портал. Примерно через месяц после первой инвестиции Сана Иноэ вновь навестил Янга. Он не принес с собой никаких документов для официального предложения, а сделал его лично. «Давайте создадим Yahoo Japan, – сказал Иноэ Янгу, если верить биографии. – Мы можем начать с двух или трех человек, а если понадобится, задействовать больше».

фото: REUTERS/ClaRo CoRTES IV CC/TC
Джек Ма объявляет о получении инвестиций в размере $1 млрд от Yahoo в 2005 году. За его спиной – фото Ма и Янга на Великой Китайской стене в 1997 году, когда Ма выступал туристическим гидом Янга

Янгу понравилось, что Иноэ был готов действовать быстро, и они пожали друг другу руки. В следующем месяце Yahoo и SoftBank создали совместное предприятие Yahoo Japan, первый настоящий веб-портал в стране, и начали работу с апреля следующего года, используя поисковые средства Yahoo. Иноэ стал президентом новой компании.

Пока Yahoo Japan начинала завоевывать миллионы пользователей, в 1997 Янг впервые совершил поездку в Китай. В качестве сопровождающего для осмотра Великой Китайской стены ему назначили младшего сотрудника Министерства экономики. Это был Джек Ма, бывший учитель английского языка, который потерпел неудачу в создании китайской версии справочника Yellow Pages. «Джек был одним из первых людей, с кем я познакомился в Китае, – вспоминает Янг. Во время прогулки двое разговорились о росте Всемирной сети: – Он был очень любознателен на тему того, как живет интернет, какое у него будущее». Несколько месяцев спустя Ма начал работу над другим стартапом, в основу которого легли грандиозные, но вместе с тем и достаточно размытые планы по связыванию китайских компаний с остальным миром. Он назвал его Alibaba.

К весне 1999, на пике пузыря доткомов, Yahoo представлял собой один из самых популярных веб-сайтов на Земле, и Сан некоторое время был практически так же богат, как Билл Гейтс. Позиция проекта Alibaba по сравнению с Yahoo была ничтожна, в тот момент в компании было лишь несколько человек, работающих из квартиры Ма в Ханчжоу. Но Сан нашел его во время одного из своих регулярных походов в поисках новых инвестиционных возможностей. После первого визита к Ма Сан отметил, что ему понравился его взгляд и «животный запах»: «Это было похоже на случай, когда мы инвестировали в Yahoo, тогда там тоже работало пять-шесть человек». Сан вложил $20 млн, в итоге доведя свою долю до 37%, несмотря на коллапс доткомов, который уничтожил 99% рыночной капитализации SoftBank и лишил его самого около 90% собственных средств.

Сан и Yahoo прошли через обвал живыми, хотя и потрепанными. Генерального директора Yahoo Тима Кугла сменил голливудский магнат Терри Семел, возглавлявший Yahoo в период значительного роста, однако и он истощил силы в борьбе с поисковыми технологиями Google. Yahoo попытался охватить Азию достаточно рано, создав китайский портал, представлявший переведенный контент из США, а затем купив местный браузер 3721, тем самым планируя захватить значительную часть китайского интернета. Оба начинания не нашли отклика у местных пользователей.

Я хочу иметь возможность работать в своем собственном темпе, совершать ошибки и чтобы никого больше это не волновало. Окружающие меня люди говорят, что я стал намного счастливее

В мае 2005 Янг в конце концов предпринял спасительный для Yahoo шаг. Янг и Ма были приглашены на первый саммит для руководителей из Китая и Кремниевой долины в Пеббл-Бич, Калифорния. Ма был близок к тому, чтобы не приехать, так как дата саммита выпадала на неделю выходных дней в Китае – «золотую неделю». Организатор саммита и венчурный инвестор Фенг Денг позвонил Ма, дабы убедить того изменить свое решение.

«Мы искренне считаем, что вы должны приехать, – сказал ему Денг. – Многое может произойти». Ма дал согласие в последнюю минуту.

Приглашенной на саммит «звездой» был Робин Ли, генеральный директор поискового гиганта Baidu. И хотя проект Ма уже вырос до 2400 сотрудников и $50 млн в продажах, будущее Alibaba было неопределенным. Двумя годами ранее eBay приобрел конкурента Ма – сайт аукционов EachNet – и доминировал на рынке. Как говорят участники того саммита, Ма нуждался в инвестициях и надеялся получить их после разговора с Ли.

Янг приехал на саммит на четвертый день для игры в гольф, одновременно намереваясь начать диалог с Baidu. «Робин сказал, что он не может заключать сделок с Джерри, – вспоминает один из участников, слышавший это непосредственно от самого Ли, – потому что Baidu и так уже достаточно большая компания».

Ма стоял в стороне, пока банкиры, жаждущие принять участие в IPO Baidu, играли в гольф с Ли. Ма в гольф не играл, что даже сделало его объектом для шуток. Участники делали ставки по $100 – кто из новичков сможет закатить шар дальше – худощавый Ма или более мускулистый Ин Ву, основатель UTStarcom, компании с финансовой поддержкой SoftBank. Большинство ставок было сделано на Ву. Ма наблюдал, как Ву несколько раз примерялся к шару, и, когда все же ударил, тот отлетел недалеко. Джек лишь слегка прикоснулся к шару, но выиграл пари, чем удивил всех окружающих. Это пари стало красноречивым предвестником того, чем закончится борьба Ма против EachNet по возвращении домой.

На коктейльном приеме, проходившем позднее в тот же день, Янг завел беседу с Ма, своим старым гидом, с которым познакомился еще восемь лет назад. Есть подозрения, что на их встречу косвенно повлиял Сан, но Янг это никак не комментирует. Вскоре они выскользнули из дверей, не став дожидаться ужина со стейками и морепродуктами, и направились на пляж. На протяжении 30 минут знакомые разговаривали – по большей части на мандаринском наречии – о парт­нерстве, которое изменит судьбы их компаний.

В течение следующих недель руководство Yahoo запустило проект Pebble, чтобы проанализировать отношения с Alibaba. До этого Янг настоял на запуске сайта – конкурента Alibaba на рынке электронной коммерции, отчасти для того, чтобы заманить Ма за стол переговоров. Задумка сработала. Когда Alibaba выразил заинтересованность в партнерстве, Yahoo направил делегацию в Китай. Янг и Семел разговаривали напрямую с Ма, в то время как главный операционный директор Сью Декер и директор по стратегическим вопросам Тоби Коппел проводили переговоры с Джо Цай. 

Ма позже сказал венчурному инвестору Денгу, что не собирался вступать в деловые переговоры с Джерри на саммите в Пеббл-Бич. «Они просто разговаривали и каким-то образом пришли к выводу, что это хорошая идея, – вспоминает Денг. – Приняли быстрое решение». Янг отказывается разговаривать о том, как он выстроил отношения с Ма, но в любом случае это было непросто для него, американца тайваньского происхождения, выросшего в Кремниевой долине, в то время как большая часть деловой элиты Китая является выпускниками китайских университетов. «Экосистема Китая не была естественной средой для Джерри, – говорит Кармен Чанг, юрист, помогавший оформить инвестиции Google в Baidu в 2005. – Это означает, что ему приходилось больше стараться».

Кто-то преуспел, а кто-то нет

Акции Alibaba подскочили на треть, достигнув 19 сентября цены в $92, что явило собой крупнейшее IPO в истории США

В выигрыше:

Джек Ма – основатель Alibaba 19 сентября стал богатейшем человеком в Китае. Доля 9% –  $19,4 млрд.

Джо Цай – заместитель Ма, доля 2,9% – $7,9 млрд.

Масайоши Сан – самый искушенный инвестор Японии, основатель SoftBank. В 2000 году вложил $20 млн в Alibaba, потому что, по его собственным словам, ему понравился «животный запах» Джека Ма. 32% – $74,9 млрд.

Кеннет И. Хао – управляющий директор Silver Lake – инвестировал $500 млн в Alibaba в 2011 и 2012 годах. 2,5% – $5,5 млрд.

Yahoo – инвестиция в размере $1 млрд в 2005 году вернулась $16,6 млрд наличной прибыли до вычета налогов. До сих пор является крупным акционером. 16,3% –  $37,5 млрд.

Неудачи:

Tencent – акции упали более чем на 7% с момента, как IPO Alibaba вырвало у нее статус крупнейшей интернет-компании по рыночной капитализации.

Гонконгская фондовая биржа – регуляторам биржи не понравились методы Alibaba по определению состава совета директоров. Нью-Йоркская фондовая биржа была не против этих методов. Говорят, Гонконгская сейчас пересматривает правила.

Yahoo – совет директоров продал половину имевшейся у него доли в 2012 году, тем самым упустив $35,5 млрд.

Цифры основаны на цене за акцию на момент закрытия биржи 19 сентября.

 

Yahoo выдвинул предложение об инвестировании $1 млрд наличными и $700 млн в виде активов Yahoo China за 40%-ную долю в Alibaba, при этом SoftBank и текущий менеджмент сохраняли за собой по 30%. Сделка была очень сложной, и Yahoo и Ма несколько раз практически отказывались от нее, пока Янг, как сообщал Wall Street Journal, не позвал Ма на ужин в небольшой японский ресторанчик в Сан-Франциско, дабы обсудить ситуацию. Ма позднее вспоминал, что Янг склонил его на свою сторону «бокалом саке».

Сделка с Alibaba всегда выглядела достаточно рискованной. На первых порах пришлось уговаривать даже Янга. Половина стоимости Alibaba относится к Alipay, сервису онлайн-платежей, и Taobao, сайту электронной торговли, противостоявшему EachNet. Оба теряли деньги. Но Янг утверждает, что его покорил основатель. «Когда ты встречаешь такого предпринимателя, как Джек Ма, ты лишь утверждаешься в своем намерении сделать на него ставку, – говорит он. – Это совсем несложное решение». 

Аналитики ставили сделку под сомнение, после того как о ней было объявлено, но команда Yahoo как один была впечатлена. «Все считали, что это очень разумная сделка, – говорит Рич Райли, бывший исполнительный вице-президент Yahoo, которая сейчас занимается приложением Shazam. – Для западных компаний непросто завоевывать лидирующие позиции на таких рынках, как Китай, и выбранный способ казался правильным».

Так оно и было. У EachNet, конкурента, выглядевшего способным уничтожить Alibaba, дела шли так же неутешительно, как и у мускулистого игрока в гольф на приеме в Пеббл-Бич. Руководство eBay настояло на контроле китайской компании из Сан-Хосе, требовало 3% за размещения на сайте, а также применения стандартов, основанных на технологиях eBay, что замедляло работу сайта. Ма смотрел и учился. С привлеченными от Yahoo инвестициями в размере $1 млрд Alibaba отказался от взимания платы за размещения на сайте, что стало стимулом для продавцов перейти от платного EachNet к быстрому и более дешевому Taobao. К весне 2007 Taobao завоевал 82% доли рынка онлайн-аукционов, оставив EachNet всего 7%.

Дома у Yahoo дела тоже шли не очень хорошо, цена на акции падала, первенство переходило к Google. Семела сняли с должности в июне 2007, Янг занял его место в качестве исполняющего обязанности генерального директора. Но еще до того, как Янг приступил к обязанностям, Yahoo ввязывался в одни ужасные переговоры за другими. В феврале 2008 Microsoft выдвинул предложение о покупке компании за $44,6 млрд по цене $31 за акцию, что на 62% превышало рыночную капитализацию Yahoo на тот момент. Инвесторы, такие как Карл Айкан, пришли в бешенство, узнав об отказе Янга продать компанию по цене ниже $37 за акцию. После обвала котировок акций Yahoo в январе 2007 Янга вынудили покинуть компанию, на посту его сменила бывший генеральный директор Autodesk Кэрол Бартц. Microsoft отозвали свое предложение в мае того же года.

Янг оставил за собой место в совете директоров и продолжил заниматься отношениями с Китаем, но критики нападали на него за то, что он не остановил Ма от выделения Alipay в отдельный бизнес в 2011. Инвесторы начали сомневаться в способности Yahoo увеличить стоимость своих азиатских активов. Активист из числа инвесторов Дэн Леб провел быструю операцию и захватил три места в совете директоров. Он потребовал головы Янга и получил ее в январе 2012, когда тот окончательно вышел из советов директоров Yahoo, Yahoo Japan и Alibaba.

Ма на протяжении всего времени предпринимал попытки выкупить обратно долю, ранее проданную Yahoo (и SoftBank). Новый генеральный директор Yahoo Скотт Томпсон был рад помочь, лишь бы угодить Лебу и сохранить работу. Он дал указание финансовому директору компании Тиму Морсу, сменившему Янга в совете директоров Alibaba, проработать вопрос продажи. Однако Томпсон не пробыл в компании настолько долго, чтобы увидеть завершение сделки: Леб уволил его за несоответствующую действительности деталь в резюме. В сентябре 2012 Yahoo продал половину своей доли в Alibaba за $7,1 млрд, или по $13 за акцию. Ровно два года спустя акция Alibaba стоит $94. «В каком-то смысле американцами воспользовались, – считает один из инвесторов Yahoo Эрик Джексон, занимающийся хедж-фондами. – Yahoo запаниковал в то время как Масайоши Сан затаился в ожидании. Если бы Джерри работал в компании, у него было бы долгосрочное видение».

Теперь уже в качестве стороннего наблюдателя Янг утверждает, что понятия не имеет, как генеральному директору Yahoo Мариссе Мейер распорядиться появившимися деньгами. Некоторые считают, что ей стоит нацелиться на заведомо успешные каналы, например финансы и спорт, либо пытаться заключить больше партнерских соглашений в Азии с компаниями, подобными Tencent и Baidu. Несмотря на всю проделанную ею работу, Facebook, Google и Twitter продолжают отрезать куски от рекламных доходов Yahoo. По данным eMarketer, его нынешняя доля в мировом доходе от цифровой рекламы в этом году сократилась до 2,5% по сравнению с 3,4% в 2012.

Янг говорит, что он и Марисса – друзья, но общаются нечасто. «Я не хочу оказаться в компании. Мне не нужна инсайдерская информация. Не хочу знать ничего, что может вновь затащить меня внутрь».

Когда его спрашивают, насколько он уверен в Мейер, Янг колеблется. «У нее хороший послужной список в Google, – говорит он, а затем добавляет: – Она впервые занимает должность генерального директора». Кажется, у Янга вызывает больше уверенности тот факт, что другой основатель Yahoo Дэвид Файло до сих пор работает в своем кабинете и входит в состав совета директоров. «Его присутствие успокаивает меня больше всего», – признается он. По словам Янга, Alibaba, в офисе которой в Ханчжоу до сих пор висит фото 1997, запечатлевшее его и Ма на Великой Китайской стене, является «хорошим буфером» для Yahoo.

Инвестиционный фонд Янга AME стал чем-то вроде туристической достопримечательности для азиатских стартапов, пытающихся зайти на рынок США, хотя он и не будет поддерживать тех, кто не планирует переезжать в область залива Сан-Франциско. Вокруг достаточно большой поток денег из Азии, позволяющий Янгу не покидать Пало-Альто. Управляющий директор AME Ник Адамс помогает с китайской частью работы. Он провел пять лет, развивая стартапы в Китае и Индии, уверенно владеет мандаринским наречием. Среди бесчисленного множества его связей – проект по развитию Cloud Valley, массивного инкубатора стартапов из сферы облачных технологий за пределами Пекина, которым владеет сетевой магнат Эдвард Тян. Именно Тян познакомил Адамса и Янга с офисным приложением Evernote, после чего оба приняли участие в 70-миллионном инвестиционном раунде в проект весной 2012 года, сразу после ухода Янга из Yahoo.

В руках Янга находятся нити управления многими связями между Азией и Кремниевой долиной. В 2013  он вошел в состав совета директоров Lenovo в качестве наблюдателя без права голоса. Годом позднее активно убеждал китайского компьютерного гиганта выкупить телефонный бизнес Motorola у Google за $3 млрд. «Янг обладает уникальной способностью помогать понять, как можно строить мосты с инновационным сообществом в Кремниевой долине», – говорит генеральный директор Lenovo Ян Юаньцин.

По прогнозам Янга, все больше денег из Азии будет кормить американскую индустрию технологий. «Каждую неделю открывается новый китайский фонд», – отмечает он. Обмен сообщениями сейчас в тренде. Tencent в какой-то момент был готов приобрести WhatsApp за $10 млрд, но Facebook купил его за $19 млрд. В этом году Янг выступил посредником в одной из первых успешных азиатских инвестиционных кампаний в секторе обмена сообщениями, когда представил Alibaba одному из своих ранних вложений Tango, у которого более 200 млн зарегистрированных пользователей.

Хотя у Alibaba есть свой собственный китайский мессенджер Laiwang, он хотел расширить присутствие за пределы страны, для чего в марте вложил $215 млн в Tango, совокупно оценив его в $1 млрд. «Мне не пришлось делать что-то особенное», – пожимает плечами Янг.

Янг, входящий в состав совета директоров лаборатории по разработке корпоративного программного обеспечения Workday и являющийся вице-председателем в университете Стэнфорд, подчеркивает, что целью Кремниевой долины является не только получение денег из Азии, но и знакомство с новыми моделями бизнеса. «Интернет в Китае вырос отдельно от аналогичных сервисов в США», – говорит он. Герои индустрии технологий смогли «избежать этапа платежной логистики и коммерции», через которые пришлось пройти Amazon и eBay, также они используют отзывы пользователей для обновления и улучшения предлагаемых продуктов несколько раз в месяц. Китайский сайт путешествий Shijiebang, одна из немногих азиатских инвестиций Янга, стартап одного из бывших руководителей Yahoo China, продает автоматизированные, но вместе с тем способные подстроиться под желания клиента планы путешествий. «В Китае у людей повышается покупательская способность, и по мере ее роста они должны почувствовать, что им предлагают не просто продукт, рассчитанный на массовое потребление. Вопрос состоит в том, способны ли вы разработать сервисы и продукты, которые удовлетворят такой запрос?» – спрашивает он. Янг верит, что такой индивидуальный подход к программному обеспечению может вызвать всплеск в индустрии корпоративных информационных технологий или в образовании.

Wish, еще один из инвестиционных проектов Янга, использует популярность китайских приложений для онлайн-покупок, предлагающих клиентам широкий выбор товаров. Покупатели обычно используют этот сервис на своих мобильных телефонах, чтобы делиться сведениями или собирать информацию о заинтересовавших их товарах – похоже на Pinterest, но с большей долей покупок. На сегодняшний день сервис собрал $79 млн. «Они начали выполнять желания из таких списков, как куклы и конфеты весом в пять фунтов, и внезапно создали большой спрос, причем некоторые из продавцов – из Китая», – говорит Янг.

Он, помимо прочего, выстраивает отношения Восток – Запад с помощью искусства. Мальчиком его заставляли брать уроки каллиграфии, и Янг вновь вернулся к ним в то время, когда налаживал связь с лидерами современных азиатских социальных сетей, такими как Ма и Сан. Каллиграфия и социальные сети во многом похожи, считает Янг, в том смысле, что мастера из числа китайской элиты вносят вклад в работы друг друга и даже оставляют комментарии на отдельных свитках.

Ни одна из 200 каллиграфических работ его коллекции не висит у него дома или в офисе. После выставок в Сан-Франциско и Нью-Йорке они отправились на хранение на склад в районе залива. Когда Янг говорит о своей коллекции и потягивает зеленый чай, нетрудно заметить параллели с тем, как он превращает себя в заклинателя Кремниевой долины: «Я их хранитель, пока они находятся у меня». 

 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

 

Статистика

8111
просмотров
0
комментариев
 
 

Оставить комментарий

Для того, чтобы оставлять комментарии,
Вам необходимо войти на сайт.

  • Войти, с помощью
Если Вы еще не зарегистрированы,
пройдите процедуру регистрации.
Как зарегистрироваться, используя
аккаунт в соцсети, читайте здесь.

Комментариев нет

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой статье.