Как успешно использовать искусственный интеллект в здравоохранении, праве и сельском хозяйстве?

Ответ на этот вопрос знают в Эстонии

ФОТО: Depositphotos.com/ra2studio

Эстония, балтийская страна с населением всего в 1,3 млн человек на сегодняшний день считается одной из самых передовых. Она известна как одна из самых технологически развитых стран не только благодаря своим четырем единорогам (Skype, Playtech, TransferWise и Bolt) - стартап-компаниям, стоимость которых оценивается в более $1 млрд, но и благодаря своему правительству, которое активно внедряет искусственный интеллект (ИИ).

Отт Велсберг, главный директор по данным правительства Эстонии, курирующий управление данными и науку о данных в государственном секторе, был приглашен выступить в программе Алмаса Серикулы под названием LIFT («Право, инновации, финансы и технологии»). Спикер рассказал об использовании ИИ в Эстонии государственным и частным секторами, горячо обсуждаемом роботе-судье, а также о том, как менее технологически развитые страны могут догнать более развитые.

Отт Велсберг
Отт Велсберг

Эстония – одна из немногих стран, если не единственная в мире, где существует должность главного директора по данным на уровне правительства. Не могли вы рассказать о своей работе?

- Я начал работу в августе прошлого года, и, как вы отметили, стал первым в стране главным директором по данным. Я являюсь ответственным за все, что связано с данными: от управления данными до науки о них. Эти две области являются довольно обширными. Управление данными варьируется от качества данных до метаданных, семантики и так далее. Наука же о данных рассматривается с более практической, прикладной стороны. Если говорить об искусственном интеллекте, то здесь есть и простая аналитика, и образование, и исследования. Как видно, темы чрезвычайно обширны. Сама область данных является очень широкой и, возможно, все еще недостаточно развитой, даже в Эстонии.

В одном из своих недавних интервью вы сказали, что правительство Эстонии поставило амбициозную цель – довести число проектов с использованием ИИ до 50 к концу 2020 года. Не могли бы вы рассказать о некоторые из них?

- Сегодня у нас есть уже 23 примера практического применения ИИ в госсекторе. Например, мы используем машинное обучение, чтобы определить, были ли скошены луга или нет. Мы выплачиваем фермерам субсидии в размере примерно €200 млн и ожидаем, что они будут косить луга как минимум раз в год. Ранее мы делали анализ на месте, то есть мы ходили на ферму и смотрели была ли скошена трава. Теперь же мы можем делать это благодаря спутниковым снимкам.

Также мы можем определить, какие деревья растут в лесу опять же благодаря снимкам со спутников, а также по данным бортовых лидарных измерений. Мы также выявляем различные аномалии и инциденты благодаря X-road – это наш протокол для обмена данными между разными информационными системами. Кроме того, мы используем видеоанализ для подсчета количества автомобилей на разных дорогах.

Алмас Серикулы
Алмас Серикулы

Мы также используем ИИ в секторе здравоохранения для того, чтобы понять, когда тот или иной человек должен быть доставлен в больницу и каковы его медицинские потребности. Этот проект был инициирован и профинансирован Всемирным банком. Есть и другие простые вещи, такие как чат-боты. Мы также используем ИИ для преобразования голоса в текст; чистки различных документов от личной информации, так как это чрезвычайно важно в современном мире - мы не хотим, чтобы личная информация была общедоступной.

Есть ли оценки, сколько рабочих мест может высвободиться из-за этих нововведений?

- Трудно сказать, ведь мы автоматизируем не всю работу, а только ее часть. Например, если человек сейчас выполняет функции А, B и C, то мы фактически автоматизируем только часть А. Таким образом, работники теперь могут сосредоточиться на вещах, которые не так легко автоматизировать. Трудно предсказать, сколько рабочих мест можно автоматизировать, потому что даже в самом правительстве мы видим, что люди теперь могут выполнять другую, более сложную работу.

Каковы инвестиции государства в эти проекты?

- В ИИ в целом (включает в себя также машинное обучение, науку о данных) мы инвестируем порядка €10 млн в ближайшие три года. Это включая и некоторые другие вещи, которые напрямую не связаны с ИИ. Например, нашу магистерскую программу «Наука о данных», которая будет запущена в следующем году. Она создаст профессиональную компетенцию обучающимся. Мы также поддерживаем научные исследования, которые проводятся правительством.

Одним из проектов, получивший недавно широкую известность, является создание судьи с ИИ. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте?

- Сейчас не так много можно сказать об проекте, над ним еще идет работа. На самом деле здесь речь идет о полной автоматизации приказного производства (судопроизводство о взыскании денег. – F). На сегодня оно автоматизировано наполовину.

Этот проект не отберет ничью работу, потому что более половины работы уже автоматизирована, а остальная часть работы выполняется референтом, т.е. есть человеком, который помогает судье. В этих судебных разбирательствах рассматриваются не доказательства, а только факты. Например, соответствует ли иск установленному максимальному финансовому пределу. Возможно, по этой причине в Эстонии этот проект вызвал нулевой интерес со стороны юридического сообщества, главным образом интерес к нему был из-за рубежа.

В Эстонии государство опережает бизнес по темпам внедрения ИИ, или есть такие же впечатляющие примеры частных инвестиций?  

Есть множество замечательных компаний, представляющих частный сектор. Но, прежде чем перейти к примерам, я просто отмечу, что правительство Эстонии в этом плане несколько опережает частный сектор. Во всем мире Эстония выделяется как страна, где государственный сектор активно внедряет ИИ. В то же время, частный сектор может похвастать компанией Cleveron, разработавшей роботов-курьеров; компанией Bolt, являющейся конкурентом Uber. Даже то самое решение, связанное со спутниковыми изображениями, которое я упомянул ранее - SATIKAS, фактически предлагается частным сектором. Все, что делает правительство, всегда делается в сотрудничестве с частным сектором. У нас действительно имеется ряд разных интересных примеров. Одним из этих примеров также является Starship Technologies.

Население Эстонии составляет всего 1,3 млн человек, но она имеет 4 компании-единорога. Что, по вашему мнению, является ключом к успеху?

- Я считаю, что сыграл менталитет. У эстонцев в целом предпринимательское мышление, они готовы пробовать новое. В то же время государственный сектор всегда опирается на частный. У нас сложилось мнение, что частный сектор должен предпринимать усилия и заниматься различными проектами. А государственный сектор должен что-то делать только тогда, когда частный сектор по какой-то причине не может, или для общества выгоднее, чтобы этим занималось правительство.

Что вы можете посоветовать странам, которые не являются технологически продвинутыми?

- Тяжело ответить без знания о стране. Я считаю, что эстонская модель не обязательно сработает в других странах, потому что мы начинали со своих стартовых позиций. Например, если говорить о некоторых африканских странах, то у них может не быть того наследия, которое у нас было тогда. Но они могут начать с нуля и могут сделать больший скачок. Когда речь идет об ИИ, то перед запуском каждого проекта мы спрашиваем себя: зачем он нужен? будет ли успешен?

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5381 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить