Жизнь после iPhone

После пяти лет езды на горбу Стива Джобса AT&T начинает поиск новой стратегии. Рендал Стивенсон выразил свою позицию в двух словах: мобилизовать все

Фото: Мэттью Хоторн
Стивенсон мобилизован и готов к дальнейшей борьбе несмотря ни на что.

В 2006 году Apple была занята разработкой своего первого смартфона, и Джобсу понадобился совет. У него возник вопрос касательно радиоаппаратуры телефона, и он позвонил CОO компании Cingular Wireless Ральфу де ла Вегу, который был его посредником в делах с телекоммуникационной компанией, позднее вошедшей в состав AT&T. Де ла Вега вспоминает вопрос Джобса: «Как превратить это в по-настоящему хороший телефон? Я не про вещи вроде клавиатуры, а про внутренности радио».

На тот момент справочник AT&T для поставщиков, описывающий конструкцию передатчика, приспособленного для их сети, был толщиной в 1000 страниц. Джобс попросил прислать копию по электронной почте и вскоре после получения позвонил и спросил: «Какого черта ты прислал мне этот талмуд, где первая сотня страниц относится к обычной клавиатуре». Де ла Вега рассмеялся и сказал: «Извини, Стив, мы забыли исключить эту часть. Можешь забыть про нее. Она не имеет к тебе отношения». Джобс сказал «оk» и повесил трубку.

Новость о том, что Apple сделали поблажку, быстро распространилась в Cingular. Технический директор посчитал, что это проявление слабости и назвал де ла Вегу безумцем в потакании Apple. Сам де ла Вега подписал соглашение о неразглашении коммерческой тайны в кабинете Джобса, запрещавшее описывать агрегат даже в общих чертах. Даже совет директоров так и не получил никакого ответа, кроме: «Поверьте, этому телефону не нужны эти 100 страниц».

Доверие стало ключевым фактором в соглашении между Apple и AT&T, так как крупнейшая телекоммуникационная компания США погрязла в бардаке своих активов. Одновременно сокращающаяся стационарная сеть оставалась главным источником доходов. Мешанина, которую многие называли «сотовой сетью», была заслугой прошлых лет и единственным планом компании на будущее. Они не могли отказаться, как Verizon, и вошли в эру смартфонов вместе с человеком, сформировавшим современный образ компьютера и музыкальной индустрии. Сидя в своем кабинете на 37-м этаже небоскреба Whitacre Tower в Далласе, CEO AT&T Рендал Стивенсон объяснил: «Мы делали ставки не на телефон, а на Джобса».

Этот телефон тем не менее изменил всю компанию. AT&T отстает от Verizon по многим параметрам (см. график на стр. 71), но благодаря Iphone она привлекает все больше новейших разработок и партнерств различного масштаба. Компания готова на огромные расходы, для того чтобы остаться на плаву в информационном потопе. Начиная с 2007 года трафик в сетях компании удваивался ежегодно, и расходы на расширение диапазона и усиление сети уже достигли $115 млрд. Этим они доказывают свое первенство в размере вливаний в экономику страны за эти пять лет.

«Эта сделка изменила все, – говорит Стивенсон. – Она изменила наше распределение капитала, наше отношение к диапазону, к постройке и разработке сетей. Однажды мы пришли к выводу, что 40 000 антенн это недостаточно и придется увеличить их число в несколько раз».

Плоды их усилий начинают появляться лишь сейчас. Уже три года подряд их сеть 4G занимает последнее место среди четырех главных операторов, несмотря на минимальное количество жалоб.

Спустя шесть лет с запуска первого iPhone трепет перед гением Джобса начинает исчезать. Смартфоны заполнили рынок США. Две трети клиентов AT&T на postpaid владеют смартфоном. Почти половина из них пользуется iPhone в сравнении с 20 % у Verizon. В 2012-м AT&T ждет на 59 % меньше клиентов категории postpaid, чем в 2010 году. Verizon ожидает пополнения на 38 % за тот же период. «В каком-то смысле AT&T стала жертвой своего успеха», – говорит Крейг Мофетт, аналитик Sanford C. Bernstein.

С недавних пор «мобилизовать все» стало девизом Стивенсона. Это относится к лекарствам, мусоркам и машинам. AT&T ищет партнерства с фермерами для установки беспроводной сети возле корней, чтобы знать, когда нужен полив, и с автопромом, чтобы продвинуть свои приложения через их сети. На самом деле это тест беспроводной системы автоматизации бизнеса и домохозяйства, названный Digital Life, в Атланте и Далласе. Она рассчитана на развертывание по всей стране уже в будущем году. «Мы находимся на пороге самого большого спроса в истории промышленности, – говорит де ла Вега. – Люди, которые говорят мне, что у нас нет денег, когда на самом деле у нас заканчиваются люди, просто не понимают этого. Поток информации будет только расти».

Эту точку зрения разделяют не все. По словам Мофетта, в реальности к беспроводным сетям подключается очень мало приборов. В США ежегодный прирост подписчиков со смартфонами, планшетами и лаптопами к postpaid снизился до 1 %.

Стивенсон не внимает этим доводам. В ноябре он опубликовал трехлетний план по развитию беспроводной сети 4G LTE стоимостью $14 млрд, расширению оптоволоконного охвата и расширению широкополосного сервиса U-verse. Этот план поднимает траты AT&T до $22 млрд в год. В этом году они даже собираются впервые обогнать Verizon по капитальным расходам на беспроводную сеть.

Стивенсон утверждает, что научился инвестировать во времена трудностей у своих наставников – бывшего босса AT&T Эдварда Уитакера и мексиканского миллиардера Карлоса Слима Хелу. Уитакер это подтверждает: «Не останавливайся. Если ты не растешь, то деградируешь. Просто продолжай двигаться». Слим преисполнен уверенности в Стивенсоне: «Он хорошо понимает AT&T и глобальную картину нашей индустрии».

AT&T находится на пороге самого большого спроса в истории индустрии

Это понимание появилось 16 лет назад. В 1982-м молодой оклахомец устроился в Southwestern Bell и занимался там бюджетом в качестве CFO и COO. В 1996 году, после возвращения из командировки в Мексику, где он познакомился со Слимом, Уитакер попросил его составить долгосрочный прогноз развития индустрии. Он справился благодаря Джону Доновану, который займет пост CTO в AT&T в 2008 году. «Все мы верили, что будущее за информацией, но мы не могли представить весь масштаб, пока в 2007-м не появился iPhone», – вспоминает он.

Для него настал идеальный момент представить «новую» AT&T. Он настоял на том, чтобы выпус­тить смартфон под брендом AT&T, а не дочерней компании Cingular. Своей команде он сказал следующее: «Мне плевать, что придется идти в каждый магазин и рисовать глобус на каждом пакете и возле каждой вывески. Это должно выйти под нашим брендом». Он считает, что это был умнейший поступок, так как они связали себя с брендом Apple.

На первый порах AT&T продавала iPhone за $499 и согласилась отдать Apple беспрецедентные $720 млн из своих доходов от телефонных счетов. Часть сотрудников компании считала, что iPhone будет использовать больше Wi-Fi, нежели сотовую сеть. Как только пришел первый отчет о растущем трафике, Стивенсон понял, что набрел на золотую жилу. «Это вышло за грани всех рациональных прогнозов, которые мы строили», – вспоминает он. Он заключил новый договор с Джобсом о прекращении деления доходов, заказал партию телефонов по $400 за штуку и субсидировал двухсотдолларовые контракты, рассчитанные на два года. (AT&T окупает свои расходы на вас за первые пять месяцев.) В конце концов компания потратила $70 млрд на новое оборудование и усиление мощностей за первые три года после запуска. Тем не менее обвинения в каждом сорванном звонке шли отовсюду, включая самого Джобса.

Пользуясь положением ($127 млрд в продажах за 2012 год), Стивенсон начал превращение компании в новатора беспроводных технологий. Модификации подверглась программа поощрения мобильной связи среди сотрудников. Стивенсон говорит: «Каждый CIO в стране, включая нашего, спросил: «Вы же не собираетесь внедрять это у нас?». Однако во всех магазинах AT&T кассовые аппараты меняют на мобильные терминалы, а через год всех техников экипируют планшетом iPad.

Крупнейшим крахом Стивенсона стало предложение выкупить T-Mobile, принадлежащую Deutsche Telekom, за $39 млрд. Сделка была остановлена администрацией президента и позорно прервана в декабре 2011-го. AT&T заставили заплатить штраф в размере $4 млрд за несостоявшуюся сделку. Позже Стивенсон получил $2,08 в качестве компенсации за упущенную возможность. Тогда он перешел на критику законодательства. Apple и Google достигли небывалых успехов в мобильных экосистемах. «Но это не может существовать без здоровой и процветающей среды телеоператоров, – заявляет он. – Как иначе узнать, что этот тип полосы и спектра существует, что он доступен, что он работает и поддерживается? Это должно заставить Федеральное агентство по связи задуматься при принятии законов».

Стивенсон утверждает, что взял долгосрочный отпуск, для того чтобы «откалибровать» стратегию компании. Он вернулся в январе 2012-го, повысил Джона Стенки до стратегического директора и утвердил план: обзавестись спектром, продать мертвые активы и сделать крупное вливание в растущие сферы вроде 4G, корпоративные облака данных и высокоскоростное оптоволокно для домов и предприятий.

Большую часть прошлого года AT&T провела, заключая сделки, для того чтобы собрать половину той мощности, которую могла бы получить при помощи T-Mobile. Теперь они считают, что могут справиться с потоком данных вплоть до 2017 года. Вдобавок они наконец продали Cerberus 53 % своей дочерней компании Yellow Pages за $950 млн. Если бы сделка была проведена раньше, то цена была бы более выгодной. В 2006-м Verizon получила $2 млрд наличными и $7 млрд в виде долговых выплат от ныне обанкроченной Idearc.

Стивенсон надеется на Джона Донована, управляющего глобальной сетью AT&T, чтобы тот привнес изобретения в стиле Силиконовой долины. В 2008 году Донован собрал технический совет из 16 человек. Первой их разработкой стала так называемая инновационная труба. По сути, это краудсорсинговая платформа для предложений и голосований по новым разработкам и их финансированию для 143 000 сотрудников. Приложение Toggle принесло компании $450 тыс. Оно позволяет переключать персональный и рабочий режим сменой экрана и разделением фотографий, файлов и контактов. До сих пор это было доступно только для бизнес-клиентов AT&T, но вскоре станет широко доступно.

В 2011 году Донован курировал проект под названием Foundry, или сеть техцентров в Израиле, Пало-Альто, Калифорния, и Плано, Техас, где независимые разработчики могут заявить о себе и в случае одобрения реализовывать свои проекты в течение нескольких месяцев. Так поступило около 1000 заявок с 29 проектами в разработке при поддержке AT&T, Intel, Microsoft и Ericsson, давших $100 млн.

Через 16 лет после запуска своей дальновидной программы Стивенсон говорит, что беспроводное будущее, которого он так ждал, наступило. Новинки из разряда 4G вроде фотоаппарата Galaxy от Samsung, загружающего снимки прямиком в социальные сети при помощи сетей AT&T, намекают на новые возможности.

В 2007 году его спросили об успехе беспроводных сетей, он ответил: «Наши клиенты считают нас в первую очередь беспроводной компанией. Это далось нелегко и болезненно, но мы добились своего».

Даже несмотря на то, что он упустил шанс инвестировать в LTE, задержки в сливе активов и непонимание регулирующих органов, Стивенсон, по его словам, мобилизован и готов к дальнейшей борьбе. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5257 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 августа родились
Айгуль Нуриева
№19 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить