Инновации 2.0

Как реанимировать инновационный кластер Казахстана

Фото: Андрей Лунин
Санжар Кеттебеков.

Один из первых стипендиатов программы «Болашак» Санжар Кеттебеков создал в свое время компанию Receptive, которая успешно функционирует в Кремниевой долине, представила новое решение по анализу восприимчивости к онлайн-рекламе и была включена в список «перспективных частных медиакомпаний» по версии AlwaysOn. В прошлом году он вернулся в Казахстан, а с начала 2015 года возглавляет автономный кластерный фонд Almaty Tech Garden, призванный придать новый импульс развитию инновационного кластера Казахстана, который после громкого запуска ряда программ постепенно выпал из информационного поля. О том, что уже сделано и что предстоит, Кеттебеков рассказывает в интервью Forbes Kazakhstan.

– Вы ведь в большей степени человек бизнеса, почему и как согласились на эту должность?

– Я действительно не госслужащий, но при этом не столько человек бизнеса, сколько специалист по венчурному финансированию в области технологий. В 2013 году я встретился с Асетом Исекешевым (министр по инвестициям и развитию. – Прим. ред.) в Кремниевой долине, и он рассказал, какие интересные вещи сейчас происходят в Казахстане. Этот разговор заставил меня задуматься: не так часто предлагают работу, которая будет влиять на целую отрасль страны. Не скажу, что это было решающим фактором, но по крайне мере повлияло на мой выбор вернуться на родину и проанализировать конъюнктуру.

В конце концов родился проект автономного кластерного фонда (АКФ) Almaty Tech Garden (летом 2014 года подписан закон о преобразовании органа управления свободной экономической зоной «Парк информационных технологий «Алатау» в некоммерческую организацию АКФ. – Прим. ред.), который мне понравился. Во-первых, проект открытый, прозрачный, без бюрократии и скрытой повестки. Во-вторых, мы имеем опыт в налаживании экосистемы, которая позволяет инновациям развиваться. Это то, что даст Казахстану возможность стать участником глобальной сети развития инновационных сервисов и продуктов. Теперь мы не ограничены только ПИТ «Алатау»: концепция заключается в том, чтобы создать из Алматы инновационный кластер – Almaty Tech Garden. Так что наша задача – консолидировать весь интеллектуальный потенциал и инфраструктуру, которые уже существуют в городе.

– И как вы оцениваете сегодняшнее состояние этих ресурсов, оно достаточное?

– Казахстан находится еще в начале этого пути. Для полноценной работы экосистемы много чего нужно. Кремниевая долина – это экосистема, начиная от количества проектов в разработке, университетов и лабораторий и заканчивая транснациональными компаниями с венчурным капиталом, который «сидит там» и создает спрос на разрабатываемые в долине решения. Здесь каждая из этих составляющих проблемна. В прошлом мы пытались развивать разные компоненты отдельно, но не экосистему в целом. Также есть определенные пережитки, например огромное количество грантов. Бесплатных, по сути, денег. Но для данной отрасли это не благо, потому что такое положение не мотивирует проекты приспосабливаться к рынку, меняться под спрос. Когда работа строится по принципу венчурного финансирования – это уже другое дело: ты отдал долю своего бизнеса и вынужден обеспечивать генерацию клиентских денег в достаточной мере. К перечисленным проблемам добавляется слабый спрос индустрии на инновации.

Что до венчурного капитала, то здесь хромает правовая база. Если говорить об инвестиционном климате, то необходимое доверие у Казахстана есть (а это важнейшая составляющая), но нужно будет, конечно, поработать в законодательном плане. Например, узаконить отношения между стартапом и инвестором. К сожалению, в данный момент еще не регламентирована форма юридического лица, по которому может функционировать венчурный фонд. Это нужно сделать как можно быстрее, и именно для этого мы участвуем в рабочей группе, которая работает над законами о венчурном финансировании, коммерциализации научных исследований (создана рабочая группа по венчурному финансированию, которая готовит ряд изменений в законодательство. – Прим. ред.). Это две вещи, которые супернеобходимы для создания правового моста между инновациями и инвестициями.

– А вы не видите проблемы со спросом, ведь многим компаниям часто не хватает средств, чтобы обновить парк, и они не готовы вкладываться в долгосрочные исследования?

– Пять лет назад так и было, а сейчас Таможенный союз и евразийская интеграция давят на компании, требования растут и нужны инновации. Например, телекому очень непросто, потому что данный рынок работает без барьеров. Это заставляет их думать по-другому. Вы можете не чувствовать этого повсеместно, потому что мы находимся еще в самом начале перемен, но дальше, несомненно, конкурентное напряжение будет возрастать. И наша задача – найти компании, которым требуются инновации, команды, которые готовы эти инновации создавать, и инвесторов, которые готовы на этих инновациях зарабатывать.

– Когда только запускалась СЭЗ «ПИТ «Алатау», озвучивались примерно те же цели. Как вы считаете, почему они не были достигнуты?

– Есть мнение, что там осуществляется только «отверточная сборка», но это не совсем так. К тому же любая страна должна с чего-то начинать, и было бы глупо ожидать, что на пустом месте сразу возникнет полностью работающая система. Историй успеха пока действительно нет. Но, думаю, через год можно будет с уверенностью выделить эффективные проекты.

Были негативные отзывы от компаний, которые рассчитывали на преференции свободной экономической зоны, но не были отобраны комиссией. Однако они вряд ли задавались вопросом, что принесет казахстанской экономике их присутствие в «Алатау». Нам нужны те игроки, которые работают по модели увеличения стоимости своих проектов, а не ищут за счет государственных субсидий способ снизить стоимость своего производства. Повторюсь: нам требуются инновации.

– А что вы понимаете под инновациями?

– Сегодня перспективные или востребованные инновации для Казахстана – это существующие технологии общего назначения, которые совершенствуются и проникают в какую-то нишу. Особенно это касается таких стратегических отраслей, как НГК, ГМК, АПК, логистика, телеком. Конечно, не стоит ждать, что мы создадим свой Google, да в этом и нет необходимости. Но это могут быть новые материалы, энергосберегающие технологии, альтернативная энергетика, все, что относится к «умному городу», мониторингу производственного цикла и оптимизации (у нас уже есть такие концепты, как индустрия 4.0), e-commers и, главное, экология. Решение этой проблемы для Алматы требует именно инновационных решений, технология сама по себе, может, уже используется где-то. Но чтобы с ее помощью наш воздух стал чище, это вопрос применения, и в этом тоже есть инновационность.

– То есть инновационность в адаптации?

– Да, когда ты адаптируешь, то создаешь новое решение, а это инновации. И именно такие инновации сейчас нужны – не требующие длительных капиталоемких инвестиций. Кроме того, один стартап не может решить проблему полностью. Необходимо, чтобы над ней работали несколько команд, а чтобы собрать их – есть мы. Мы должны создать нетворкинг между лабораториями и командами.

– Но часть направлений, которые вы перечислили, – новые материалы, «умный город»... Они очень капиталоемкие.

– Не совсем. Новые материалы – да, но для остальных направлений еще с советских времен имеется неплохая база. То есть эти исследования уже велись. Последние 20 лет они, может быть, простаивали, но основа была наработана хорошая. Да и в целом зона IT – достаточно дешевая вещь. Тем более с наличием сервисов и платформ облегчается и реализация идей. Та же электронная коммерция дешевеет на глазах.

– Как вы планируете привлекать капитал, если в мире уже десятки лет существуют апробированные «долины»? Будете ориентироваться на «нефтяные» инвестиции?

Инновационный кластер Almaty Tech Garden представляет собой профессиональную среду для развития востребованных бизнесом инноваций на основе взаимовыгодного взаимодействия бизнеса, стартапов, инвесторов, учебных и научно-исследовательских учреждений.

Цель кластера - консолидировать заказы, интеллектуальные ресурсы, лучшие зарубежные технологии, целевые меры государственной поддержки и стимулировать привлечение частных инвестиций.

Исполнительным органом Кластера является Автономный кластерный фонд , имеющий финансовый инструмент для поддержки инновационной деятельности участников из средств фонда, формируемого в основном из отчислений недропользователей.

– Во-первых, деятельность кластерного фонда Almaty Tech Garden действительно основывается на Законе «О недрах», согласно которому компании перечисляют 1% совокупного годового дохода (в соответствии с Законом «О недрах и недропользовании» (ст. 76, пункт 12–1) «недропользователи обязаны ежегодно финансировать НИОКР, оказываемые казахстанскими производителями товаров, работ и услуг в размере не менее 1% от совокупного годового дохода по контрактной деятельности по итогам предыдущего года». – Прим. ред.). Такая мера дает в первую очередь толчок развитию этих же отраслей. И наша задача – найти привлекательные для них проекты. То есть у них имеется этот процент, и мы хотим продать им наши проекты и решения на выбор. Это легче – прийти в одно место, где тебе посоветуют что-то.

Во-вторых, у Казахстана есть определенные преимущества. Кремниевая долина – глобальный рынок, и основные инвестиции не стратегические – с горизонтом в два-три года. А, скажем, Сleantech дает возврат через 5–10 лет, и для такого рода проектов там денег очень мало. Казахстан же может стать площадкой как раз для подобных инвестиций. Кроме того, будет возможность зайти в проекты на ранней стадии, а значит, дешевле. Опять же идет трансформация среды – например, инициатива создания финансового центра в Астане даст плюс в плане доверия. В совокупности же со стабильным политическим климатом (чего нет у большинства стран в регионе) – точно сработает.

– Вы говорили о том, что вашей площадкой для инноваций должен стать Алматы. Не считаете, что перевод ключевых финансовых институтов в столицу обескровит город – снизит количество рабочих мест, уровень бизнес-активности?

– Нет, я так не думаю. Основной банкинг-ретейл находится здесь, так что сокращения филиалов не будет. А что до инвестиционных организаций, то они должны работать на весь Казахстан, то есть география совсем не важна. В общем, нашей задаче подобрать грамотные команды для нефтяного сектора это не мешает.

– И как вы намерены подбирать команды? Насколько широк промоушен?

– Широта охвата – одна из причин, почему мы всегда охотно встречаемся со СМИ. Ну и, конечно, у нас есть целая кампания по продвижению бренда Almaty Tech Garden.

Конечно, шансы быть отобранным растут в зависимости от соответствия требованиям: имеется что-то рабочее, перспективное, команда, способная воплотить это в жизнь… Также мы отобрали проекты, которые уехали в Сколково: 15 победителей из 600 претендентов сейчас находятся в Startup Village. Любой опыт для стартапа бесценен, а тут  первая ступень в ЕАЭС – понять, какие бизнес-модели работают в России. Там они поговорят с экспертами, познакомятся с инвесторами. Осенью мы повезем других ребят, которых отберут эксперты, в Кремниевую долину. Нужно просто подать заявку на сайте techgarden.kz.

– Каковы, на ваш взгляд, необходимые затраты?

– Наша операционная деятельность финансируется из бюджета, но это ориентировочно не более 30%. Остальную часть покрывает ставка – 3% от суммы финансирования проектов, подготовленных на нашей базе. Это достаточно скромные цифры, поскольку проектов совсем немного. До конца года планируем получить в районе 1 млрд тенге от недропользователей.

В идеале мы можем покрывать весь объем, который компании тратят на НИОКР, но есть сдерживающий фактор – размер рынка. Кроме того, в мире лишь один из 3000 старт­апов выживает после двух лет. Давайте найдем 3000 стартапов в Казахстане? Хотя в течение пяти лет реально подготовить 200 стартапов, которые будут работать на локальном рынке, и около 10 компаний, которые будут востребованы глобально. Кроме того, если мы посмотрим на примеры западных стартапов, то их основатели обычно имеют по 10 лет опыта работы в индустрии, поэтому выбирают конкретные направления. А наш стартап – это, как правило, студенты второго-третьего курса, без опыта работы. Им понять, что нужно рынку, намного сложнее. Собственно, это часть нашей миссии – помочь молодым талантам понять формирование бизнес-модели, ведь получить финансирование не так уж и сложно, вопрос в том, как остаться в бизнесе.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4880 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 ноября родились
Булат Утемуратов
бизнесмен, президент Федерации тенниса Казахстана, №3 в рейтинге 50 самых влиятельных бизнесменов Казахстана - 2019
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить