Как создавали игру Pokemon Go и сколько на ней зарабатывают

История о том, как сотрудник Google, потерявшийся внутри гигантской поисковой компании, создал Pokemon Go и убедил своих начальников отпустить его и всех этих созданий на свободу

Через 20 лет после того, как Nintendo запустила оригинальную игру, генеральный директор Niantic Джон Ханке превращет мировую ностальгию по покемонам в деньги.
Фото: Timothy Archibald для Forbes
Через 20 лет после того, как Nintendo запустила оригинальную игру, генеральный директор Niantic Джон Ханке превращет мировую ностальгию по покемонам в деньги.

Узнать игроков в самую популярную мобильную игру всех времен нетрудно. Они особенным образом держат свои смартфоны – перед собой и одной рукой, рассказывает Джон Ханке, стоящий за Pokémon Go технологический гуру, во время прогулки по набережной Сипорт-Вилладж в Сан-Диего за день до появления перед 7 тыс. фанатов на «Комик-Коне» (ежегодный международный фестиваль игр, комиксов, кино- и телефантастики, фэнтези, а также связанного с ними популярного искусства).

- Они играют, – говорит 49-летний эксперт, кивая на парочку, держащуюся за руки и одновременно уставившуюся каждый в свой телефон. – И еще тот парень с рюкзаком. И люди, сидящие там.

С момента своего запуска в июле Pokémon Go, бесплатная игра дополненной реальности производства Niantic Labs, в которой игроки ловят виртуальных персонажей, разбросанных по реальным местам, ставит рекорды. По информации Apple, у игры было больше загрузок за первую неделю, чем у любого другого приложения в истории. Согласно данным App Annie, каждый 10-й американец ежедневно играет в Pokémon Go, а Survey Monkey подсчитала, что от покупок приложения только в США игра получает $6 млн в день (всего она пока доступна в 37 странах). Кроме того, Хиллари Клинтон упомянула игру в ходе своей предвыборной кампании, Джастин Бибер вышел на охоту за покемонами в Центральный парк Нью-Йорка, а одного журналиста публично упрекнули за игру во время брифинга главы Государственного департамента США.

Между тем эта удивительная история имела все шансы не случиться. Всего 12 месяцев назад Ханке был беспокойным сотрудником Google (среди прочего ему принадлежит заслуга запуска Google Earth), а его компания Niantic оставалась неприметным винтиком в недрах поискового гиганта. Когда Google реорганизовался в Alphabet, Niantic оказался перед перспективой вновь стать частью «андроид-подразделения» или вообще прекратить свое существование. Но у Google хватило мудрости отпустить Ханке на поиски внешних инвесторов и выделить компанию в независимую структуру. Это и определило путь Ханке к Nintendo и Pokémon Go, что в итоге привело к заключению самой эффектной сделки в истории мобильных игр.

Для Google решение окупилось сторицей. Корпорация владеет чуть менее 30% Niantic, чья игра, по мнению аналитика Macquarie Group, может показать годовой доход в размере $5 млрд.

- Если бы Google оставили все это внутри компании, не уверен, что Pokémon Go вышел бы в мир. Как минимум не так быстро, как это сделали мы, – рассказывает Гилман Луи, член правления Niantic.

Ханке любит видеоигры уже давно, самостоятельно научившись программированию на компьютере Atari 400 в Кросс-Плейнс, Техас, маленьком городке с единственным светофором и тысячей жителей. «Провинциал из захолустья», как он сам себя описывает, окончил Техасский университет в Остине и попал в бизнес-школу Хаас Калифорнийского университета в Беркли, уже тогда вынашивая мысль о создании собственной компании по производству видеоигр. Вскоре после прибытия туда Ханке присоединился к стартапу одногруппника под названием Archetype Interactive, чье единственное произведение Meridian 59 считается первой многопользовательской интерактивной 3D-игрой (товарищи продали компанию в день окончания учебы).

После запуска и продажи еще одной фирмы по производству игр в 2000 Ханке стал сооснователем Keyhole, компании по производству геолокационного программного обес­печения, предоставлявшего пользователям спутниковые снимки любого уголка Земли. Технология привлекла внимание сооснователя Google Сергея Брина, чьей страстью как раз была картография. На одном из совещаний с генеральным директором Google Эриком Шмидтом и другими руководителями Брин использовал Keyhole, чтобы в увеличенном формате продемонстрировать дворы домов собравшихся, одновременно убеждая приобрести этот стартап. В октябре 2004 Google, только вышедший на биржу, купил Keyhole за сумму примерно $35 млн акциями.

Фото: Архив пресс-службы

Ханке решил, что задержится в Google всего на несколько месяцев, но остался на срок более 10 лет в качестве одного из двух руководителей по части картографии. Будучи частью Google, именно он в 2005 контролировал запуск Google Earth, вел переговоры относительно установки Google Maps на iPhone со Стивом Джобсом и сделал карты вторым по объему трафика продуктом после поисковика.

Но к 2010 Ханке захотел отойти от дел, с тем чтобы вновь разжечь свою страсть, исследуя возможности совмещения карт и игр. Остаться в компании его убедил сооснователь Google Ларри Пейдж, после чего Ханке дали сотрудников и ресурсы для создания секретного игрового подразделения в офисе Google в Сан-Франциско. Он назвал компанию Niantic Labs в честь ко­рабля, который доставлял шахтеров в область залива Сан-Франциско во время золотой лихорадки 1849 года.

После экспериментов с технологиями дополненной реальности, которые позволяли пользователям узнавать о городских достопримечательностях с помощью мобильных устройств и с преследуемых неудачами очков Google Glass, в конце 2013 Niantic выпустили Ingress. Это была первая попытка Ханке создать игру, основанную на определении местоположения, которая позволяла игрокам, разделенным на две команды, с помощью телефонов «завоевывать» определенные локации по всему миру. Хотя игра получила популярность среди серьезных игроков, Google не посчитал Ingress прорывным продуктом.

К весне 2014 генеральный директор Niantic Ханке мечтал о применении этой технологии в какой-либо уже завоевавшей признание игровой разработке, которая привлекла бы еще больше пользователей. Рассматривались такие хиты, как Mario и Donkey Kong, но одно название постоянно всплывало в ходе обсуждений – Pokémon – концепция, которая задела за живое поколение 2000-х посредством видеоигр, игровых карточек, фильмов и мультфильмов. В мае 2016 продукция под брендом Pokémon зафиксировала продажи за все время своего существования на отметке $45 млрд.

К счастью, инженер Тацуо Номура, работавший в Google Maps, бывшем подразделении Ханке, тоже вынашивал планы относительно Pokémon, но из абсолютно других соображений. По мере приближения 1 апреля у Номуры появилась идея предложить пользователям мобильных устройств способ охоты на покемонов, предполагающий внимательное изучение карт Google. Через своего друга он смог встретиться с Pokémon Co., компанией, которая частично принадлежала Nintendo и, что было очень удобно, располагалась в том же офисном здании в Токио, что и японское отделение Google.

- Их руководству идея сразу понравилась, – вспоминает Номура. – Переговоров как таковых не было.

Успех первоапрельской шутки привлек внимание Ханке, который связался с Номурой на предмет организации еще одной встречи с Pokémon Co. Он хотел получить ответ на вопрос, заинтересована ли компания в создании настоящей игры для мобильных устройств. В мае 2014 Ханке оказался в одном конференц-зале с генеральным директором Pokemon Цунекацу Исихарой, обсуждая, как ни странно, Ingress. Фанатичный игрок в Ingress, Исихара сразу же понял, насколько мощной может получиться игра с участием покемонов. С одобрения ныне покойного генерального директора Nintendo Сатору Иваты тем летом Ханке начал работу над Pokémon Go, договорившись делить доходы с Pokémon Co. и Nintendo.

Тем временем в Кремниевой долине позиции Niantic внутри Google ослабли. Когда корпорация решила реорганизоваться в Alphabet, руководство задалось вопросом, что же делать с командой Ханке. Велись разговоры о том, чтобы перевести ее в состав «андроид-подразделения», хотя мысль о том, чтобы снова попасть в лапы масштабной бюрократии Google, мало привлекала Ханке.

Вместо этого он поднял вопрос о возможности отделения компании и получил разрешение на поиск финансирования для организации независимой структуры. Ханке встретился с несколькими венчурными инвесторами, в том числе Andreessen Horowitz и Kleiner Perkins Caufield & Byers, но все они отказывались оценивать Niantic в предложенные $150 млн. Один из тех инвесторов вспоминает, что Ханке говорил только об Ingress, но совсем не упоминал запланированный продукт Pokémon Go. В итоге Ханке сумел завершить первый раунд инвестиций, собрав $35 млн (и это при еще более высокой оценке стоимости компании – около $175 млн) от Google, Nintendo, Pokémon Co. и бизнес-ангелов, без участия крупных венчурных капиталистов.

В защиту тех, кто отказал ему, можно сказать, что Pokémon Go еще нет и месяца, а история не благоволит производителям мобильных игр, таким как Zynga (Farmville) и King.com (Candy Crush), что служит предупреждением создателям вирусных виодеоигр. На данный момент Ханке, по его словам, просто пытается поддержать работоспособность игры. Мешки под глазами говорят о том, что у него мало времени заниматься чем-либо еще, даже играть в покемонов. На каком он уровне?

- Кажется, на пятом, – смущенно отвечает он.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9787 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
21 ноября родились
Джамбулат Сарсенов
специальный представитель генерального секретаря Энергетической хартии
Раимбек Баталов
Собственник и председатель совета директоров Raimbek Group
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить