Эксперт рассказал, почему в РК не придут компании уровня Google

Тимур Палташев, работающий в Силиконовой долине с 90-х годов, посетил ALMA University, где встретился с обозревателем Forbes.kz и ответил на ее вопросы

Тимур Палташев.
Тимур Палташев.

Тимур Палташев – доктор технических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), основатель компании GTnano, специалист в областях компьютерной графики, микро и нано-электроники, с 90-х годов прошлого века работает в Силиконовой долине.

Как попасть в Силиконовую долину?

Базовое образование инженера-электрика Тимур Турсунович получил в Алма-Атинском политехническом институте (ныне Казахский национальный исследовательский технический университет имени К. И. Сатпаева). В 1982 поступил в аспирантуру Ленинградского ИТМО. После защиты докторской диссертации в 1994 его пригласили на работу в научный центр при государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», где Палташев продолжал заниматься компьютерной графикой и организовывал конференции, что помогло ему наладить обширные связи в мировом экспертном сообществе. Один из его коллег из Юты, профессор Сидерберг, сообщил ученому о гранте на 1,5 года, в котором тот решил принять участие.

- Грант я выиграл, и по его условиям должен был поехать в США для проведения исследования. Поехали мы с семьей в США проветриться и провести исследование, и застряли там на 20 лет: если ты попадаешь в Силиконовую долину, она тебя никогда не отпустит. Правда, в 2008, когда в США начался кризис и многие проекты в Силиконовой долине позакрывали, я уехал в Санкт-Петербург, так как выиграл грант российского правительства, - вспоминает он. - Но через 2 года меня вынудили и опять затащили в Силиконовую долину. Все проверенные специалисты на учете. Спрятаться невозможно. Тебя найдут везде, куда бы ты не уехал. Я ведь и в 90-х не просто так туда попал: это была специальная американская программа по нейтрализации наиболее «опасных» специалистов, которые были «выброшены», и их мог подобрать кто угодно. В итоге они человек 400 по всему бывшему Союзу собрали, и никто назад не вернулся. Правительство США действовало в интересах национальной безопасности.

F: Тимур Турсунович, как изменилась Силиконовая долина за время, что вы там работаете?

- На самом деле, очень сильно. Она стала гораздо больше похожа на Хайдарабад и Бангалор. Количество индийских инженеров растет в геометрической прогрессии. Это происходит по двум причинам. Во-первых, на технические специальности в вузы мало местных идет и из Европы теперь совсем мало абитуриентов приезжают. Во-вторых, в индийских банках выдают кредиты на образование. Я ожидаю, что через 10 лет Силиконовая долина будет филиалом Бангалора. Есть и китайцы, но из континентального Китая гораздо меньше абитуриентов приезжают получить степень магистра или PhD. Дело  том, что китайские университеты стали сильными. Кроме того, компании практически сразу трудоустраивают выпускников: они фактически не дают им возможности подумать и сразу после выпуска предлагают серьезную работу с хорошей зарплатой.

F: Среди тех, то приезжает в Силиконовую долину, есть выпускники казахстанских вузов?

- Да. У нас там есть целое сообщество казахстанских студентов.

F: Сколько их?

- Глядя на тусовки, которые они там организовывают, их много. Сейчас у студентов из Казахстана есть возможность получить образование в США. При этом не обязательно прибегать к помощи программы «Болашак», можно и за свои средства получить образование, главное, правильный вуз выбрать. Поток студентов из Казахстана был налажен еще в 2005. Сейчас эти бывшие студенты работают в Facebook и Twitter. Их много.

Почему работу СЭЗ ПИТ «Алатау» не видно

F: Вы знакомы с СЭЗ «Парк инновационных технологий «Алатау»?

- В 2010 я для них переделывал концепцию парка информационных технологий в парк инновационных технологий по заказу МИНТ РК (ныне МИР РК). Они мне даже деньги какие-то заплатили: то ли $5 тыс. то ли $6 тыс. Я просто написал, что нужно сделать.

F: Как вы оцениваете работу, которую они провели после того, как вы переделали концепцию парка?

- Все, что я посоветовал, они исполнили.

F: Только эффекта со стороны пока не видно…

- Вы должны понимать: это – долгосрочный проект. Там понастроили зданий, в которых сидят LG, еще какие-то лаборатории; все, кому нужен специальный налоговый режим. В таком проекте должен быть человек, который вообще понимает, что надо делать. Санжар (генеральный директор СЭЗ ПИТ «Алатау» Санжар Кеттебеков. – F) – из тех людей, которые понимают, что надо делать, у него есть энергия двигать это. СЭЗ ПИТ «Алатау» была «мертвой», потому что не было руководства. Предприятия там работали сами по себе, они что-то делали, потому что есть Амирет Конысбаев (ОЮЛ «Ассоциация инновационных компаний СЭЗ ПИТ». – F). Сейчас движение там есть.

F: О каком движении вы говорите? Вы имеете в виду иностранные компании, которые пришли на эту площадку, потому что там более благоприятные экономические условия?

- На самом деле, не они важны. Основной индикатор – это наши собственные компании, которые развиваются благодаря СЭЗ ПИТ. И эффект есть, потому что компании там работают.

F: Но мы практически ничего не знаем об этих компаниях …

- Они совершенно не «светятся». Про них знают те, кто работает с ними в одной отрасли. Так и должно быть. Деньги любят тишину, серьезный бизнес не терпит громкого пиара. Не надо говорить о себе ничего лишнего. Только когда ты хочешь срочно что-то продать, можно нарушить эту тишину.

Когда меня позвали переделать концепцию в 2010, я предупредил, что им никогда не найти столько IT-компаний, чтобы заполнить этот парк. То, что сюда приедут такие компании, как Google, это все сказки для малограмотных людей, которые не знают структуры больших международных корпораций и их работы. У всех подобных компаний есть определенные ограничения, их контролирует Госдеп. Я, например, не имею права вообще с кем-либо разговаривать о технологиях и своей компании без официального одобрения. Советские правила! То же самое касается деятельности IT-компаний: они могут делать все, что касается продаж, а для всей остальной деятельности в других странах необходима лицензия. Чтобы ее получить, необходимо ответить на вопрос: «Что вы там такое будете делать, что нельзя сделать на старом месте?». Поэтому здесь должны быть уникальные ресурсы, уникальные квалификации, а пока этого нет, никто в Казахстан не придет.

Казахстанским компаниям надо выдавить с рынка Halliburton и Schlumberger

F: Какие тогда перспективы в этой отрасли у Казахстана?

- Я еще в 2010 говорил, что не надо нацеливаться на то, что мы на мировом рынке откроем новую нишу. В Казахстане есть гигантская добывающая промышленность, которую необходимо обслуживать. Размер этого рынка - миллиарды долларов США. Визит инженера для замены небольшой платы обходится в $250 тыс. В Алматы и Астане я неоднократно сталкивался с иностранными специалистами, которые приезжали в Казахстан для выполнения такой работы. Вам нужно в первую очередь захватить рынок инженерного сервиса и выдавить иностранных специалистов с него за счет более низкой цены, но такого же высокого качества.

F: Прошло уже 6 лет! Что изменилось?

- Не знаю. Наверное, процесс пошел. Нельзя забывать о специфике работы больших нефтесервисных компаний Halliburton, Schlumberger и других, которые не брезгают откровенным субсидированием отдельных личностей, что в просторечье называется откатами, для того чтобы поддерживать свои контракты. Это их общемировая практика. По этим причинам пробиться на этот рынок маленькой компании крайне сложно. Для этого нужен существенный административный ресурс, вплоть до того, что прокуратура иногда должна посматривать, что там происходит. Бороться с ними надо, импортозамещением заниматься необходимо. Если вы этим займетесь, это будет означать, что те деньги, которые вы отдаете чужим людям, начнут уходить своим. А крикуны, которые еще в 90-е годы говорили: «Мы все купим у нас есть нефть», оставляют без источника существования большую часть населения страны. Есть интересы глобального капитала, а есть интересы государства. Они в контексте глобализации никак не совпадают.

F: Давайте вернемся к СЭЗ ПИТ «Алатау». В интервью одному российскому СМИ, давая характеристику «Сколково», вы говорили, что он никогда не станет Силиконовой долиной хотя бы потому, что слишком близко находится к Москве. СЭЗ ПИТ «Алатау» не слишком близко расположена к Алматы?

- Нет, в общем нормально. Все говорят: «Мы построим у себя Силиконовую долину». Об этом говорили и в Тайване, и в Китае, - везде. Но никому не удалось это сделать. Ее невозможно построить нигде, не надо даже делать попыток прожить чужую жизнь!

В Казахстане есть свои проблемы, а также есть свои базовые отрасли промышленности, которые обеспечивают существование страны и ее процветание. Поэтому всё, и технологии в том числе, должно поддерживать базовую отрасль, инфраструктуру, а дальше, если решения реально окажутся удачными, они могут быть масштабированы. Но, в первую очередь, надо решать свои проблемы. Я изначально про проект «Сколково» сказал, что его реализация – это акт вредительства в чистом виде. Там просто денег отмыто немерено, на всем.

F: А в СЭЗ ПИТ «Алатау» по-другому?

- Вообще все эти проекты технопарков похожи, как родные братья. Единственные успешные технопарки есть в Татарстане и в Томске. Но в Томске сделали все сами. Их счастье, что туда не лезли федеральные ведомства и не мешали работать.

F: Вы говорите, что все технопарки похожи, но при этом в отношении СЭЗ ПИТ «Алатау» высказываетесь менее критично, чем в отношении «Сколково».

- Здесь масштабы другие. А потом, Алматы - это мой родной город.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14830 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 сентября родились
Анвар Сайденов
экс-председатель Национального банка РК, независимый директор Хоум Кредит Банка, БЦК, БРК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить