Как казахстанская IT-компания стала конкурентом мировым вендорам

И собрала более 100 тыс. клиентов

Байжан Канафин - генеральный директор Documentolog
ФОТО: © Андрей Лунин
Байжан Канафин - генеральный директор Documentolog

В 2022 году Documentolog победила в номинации «Лучший цифровой сервис» национальной части международного конкурса «Предприниматель года» (Entrepreneur Of The Year) от EY. Команда проекта разрабатывает и поддерживает систему электронного документооборота, которая на сегодняшний день автоматизирует работу более 100 тыс. клиентов. За свою 15-летнюю историю Documentolog сумел стать единственной казахстанской компанией, в своем сегменте успешно конкурирующей с такими международными гигантами, как IBM и Microsoft.

«Я никогда не грезил о том, чтобы создать глобальную компанию, и считал, что нужно трезво оценивать масштаб рынка, на котором ты работаешь, рассчитывать свои возможности и при этом правильно определить свою нишу и стать лучшим в своем деле. Создавать хороший продукт, оказывать качественный сервис, поддерживать свою команду. Лучше быть первым в вышивании крестиком, чем рядовым специалистом по шитью, потому что люди, которым понадобится лучший мастер по вышиванию крестиком, обратятся именно к тебе», – рассуждает генеральный директор Documentolog 40-летний Байжан Канафин.

Второстепенный проект

Окончив в 2003 году Московский технический университет связи и информатики по специальности «многоканальные телекоммуникационные системы», уроженец Жезказгана выиграл грант от компании Siemens и поступил в магистратуру Университета Штутгарта. По ее окончании Байжан получил приглашение на работу в мюнхенскую лабораторию инновационных технологий компании Siemens, но вскоре стало понятно, что размеренная жизнь и предсказуемые карьерные перспективы – совсем не то, к чему стремился амбициозный молодой человек.

«В Германии можно быть на десятилетия вперед уверенным в том, как сложится твоя карьера и как будет расти зарплата, но вырваться из этих рамок очень трудно. Рабочий день заканчивался в четыре часа дня, задерживаться на работе нельзя, потому что в этом случае начальство должно оплачивать переработку, и меня не покидало чувство, что время уходит впустую», – вспоминает собеседник. Отработав в Siemens восемь месяцев, он принял решение вернуться в Казахстан. В 2005–2006 годах экономика страны была на подъеме, а опыт работы в Германии, где в то время интернет и технологии были развиты значительно лучше, чем здесь, дал стимул новым идеям.

Первый свой проект Citylife.kz Канафин создал в 2006 году как прототип нынешнего OLX. Вложил собственные средства, поддержать инициативу сына решили и родители, которые отдали ему часть денег из кредита, взятого на развитие собственного аграрного бизнеса. Сегодня Канафин считает, что причина неудачи его первого проекта была в том, что он опередил свое время. К тому же тогда в Казахстане практически не была развита культура венчурных инвестиций, развитие интернет-проектов требовало серьезных вложений в маркетинг.

Параллельно с основным проектом Канафин задумался над автоматизацией внутренних бизнес-процессов в собственной компании, а спустя время понял, что подобные решения могут заинтересовать и клиентов. Второстепенный бизнес рос, в то время как основной приносил все меньше дохода, но требовал денег, и в 2009 году предприниматель решил полностью переключиться на автоматизацию документооборота.

Тогда же состоялось его знакомство с основателями созданного в 2007 году стартапа Documentolog, и было принято решение объединиться. Совместная команда проработала два-три года, и это было нелегкое время. Стартапам в Казахстане и так приходится тяжело, к тому же тогда практически любая компания могла позволить себе ПО от Microsoft или российских фирм, и на продукты казахстанских разработчиков заказчики смотрели снисходительно. В 2011–2012 годах Канафин выкупил долю партнеров по проекту, которые оставили за собой все наработки, имевшиеся у них на тот момент. Так в истории Documentolog началась новая глава.

Своя ниша

В то время, вспоминает предприниматель, большинство IT-компаний работало как системные интеграторы, выполняя самый широкий спектр работ, от поставки «железа» до установки ПО. «Был соблазн пойти по такому же пути, но потом я решил, что компания должна сконцентрироваться только на своей сфере и стать лучшей в выбранной нише. Кроме того, концентрация на одном направлении позволила не раздувать штат, у нас была небольшая команда, и денег хватало на то, чтобы ее содержать. Решение было одним из ключевых, и время показало его правильность», – говорит Канафин.

ФОТО: архив пресс-службы

По словам собеседника, в начале 2000-х рынок решений в области документооборота представлял собой, говоря языком бизнес-стратегии, «алый океан»: он был поделен между системой Lotus Notes, продуктами Microsoft и российских вендоров. Решения были достаточно дорогими, и хотя при существовавшем на тот момент курсе тенге бизнес мог их себе позволить, эффективность внедрения, как правило, недотягивала до 50%: с документооборотом работают 100% сотрудников, и переход от бумажной системы к электронной многим давался нелегко.

Своих первых клиентов команда Documеntolog, вспоминает Канафин, едва ли не носила на руках: заказчики выступали своего рода тестировщиками, давали обратную связь, комментарии о том, что их не устраивает. Благодаря этому проект рос и развивался, удалось доработать функционал, устранить пробелы, которые не позволяли конкурировать с западными вендорами. Тем не менее на протяжении нескольких лет бизнес был убыточным.

Одним из факторов, который сыграл на руку казахстанскому разработчику, стали девальвации: по мере того как тенге дешевел, покупка и обслуживание софта от зарубежных вендоров становились все более затратными. Девальвации стали настоящей катастрофой для корпоративного бизнеса. Многие заказчики задумались о том, что в цене выросла не только покупка корпоративного софта, но и его техническая поддержка, за которую клиент обязан платить ежегодно. Большую роль сыграло и то, что специалисты Documentolog базировались в Казахстане, сами разрабатывали продукты, прислушивались к пожеланиям клиентов, были гибкими и оперативными. Так что несколько заказчиков пришли после первой же девальвации.

«Продукты того же Microsoft или других вендоров надежны, известны всем, но в последнее время они становятся все дороже. В этом отношении Documentolog конкурентоспособен на рынке, потому что наши цены привязаны к тенге. В период 1990-х – начала 2000-х крупные компании могли позволить себе любой софт, и первый выбор был за западными системами. Но когда те не «взлетали», многие приходили к нам, в какой-то степени от безыс­ходности. Сила Documentolog и нашей компании не просто в соф­те, а в наработанной методологии и практике. Мы показываем клиенту лучшие практики. В своей нише мы отрабатываем результаты на 100%, и люди стали рекомендовать нас друг другу. Сарафанное радио обеспечило нам большой рост. Заказчики знали: если они начинают сотрудничать с Documentolog, значит, проект будет на 100% успешен и заработает», – отмечает Канафин.

Еще один плюс, который получает бизнес от внедрения системы, – экономия, причем речь идет не столько об уменьшении затрат на расходные материалы – бумагу, картриджи, сколько об экономии рабочего времени. Нет необходимости ждать, когда директор приедет в офис или вернется из командировки, чтобы подписать нужный документ, заметно ускоряется и процесс внесения корректировок. Как утверждает собеседник, в компаниях, где документооборот не был автоматизирован вообще, время принятия управленческого решения благодаря внедрению Documentolog сокращается на 38–40%; если у компании уже была автоматизирована часть процессов, экономия составляет 20–30%.

Новые вызовы

Поначалу разработчик продавал софт, клиенты покупали лицензию и устанавливали ПО на свои серверы. Такая модель, рассказывает Канафин, имела недостатки: во-первых, многим потенциальным клиентам было непросто одномоментно выложить достаточно большую сумму за покупку софта, во-вторых, не было уверенности, что, купив лицензию, клиент затем будет регулярно оплачивать поддержку. Поэтому в 2015 году Documentolog начал переход от модели продажи лицензии к модели SaaS. На сегодняшний день 96–97% клиентов работают с компанией именно по такой модели. По словам собеседника, пришлось приложить немало усилий, чтобы заслужить доверие клиента, но появилась прямая заинтересованность усовершенствовать продукт, сделать все, чтобы клиент оставался с компанией и регулярно перезаключал договор. Зато покупателю оплата подписки обходится дешевле, чем приобретение лицензии, и принять решение о переходе на Documentolog проще.

В 2016 году компания представила Doculite (производное от Documentolog Lite) – облачное решение для автоматизации внутреннего документооборота, включающее самые распространенные и востребованные процессы (подписание договоров, счетов-фактур, официальных писем) с готовыми маршрутами. Кроме того, сервис дает возможность согласовывать и подписывать документы не только внутри компании, но и с внешними контрагентами в Казахстане и в других странах. Doculite идеально подходит для МСБ, а именно в этом сегменте, замечает Канафин, работает большинство их клиентов. При этом использование базовой версии Doculite для малого бизнеса и физических лиц бесплатно; если пользователь понимает, что есть смысл оплатить дополнительный функционал, то оформляет подписку.

ФОТО: © Андрей Лунин

Малый бизнес традиционно работал в офлайне, но не зря говорится: если вашего бизнеса нет в интернете, значит, вас нет в бизнесе. Онлайн-технологии позволяют оптимизировать процессы, и предприниматели все чаще начинают задаваться вопросом, могут ли они принимать решения удаленно, подписывать документы онлайн? Свою роль в том, что бизнес стал активнее интересоваться системами электронного документооборота, сыграла и пандемия. Она стимулировала внедрение IT-решений и в госструктурах. В 2019-м команда Documentolog уже начала интеграцию с госорганами, подтвердила соответствие всем требованиям, которые предъявлялись, запустила функционал, позволивший клиентам компании обмениваться с министерствами документами и письмами в электронном формате. Во время пандемии перевод госструктур с Lotus Notes, исключавшего возможность работы на удаленке, на Documentolog команда проекта вместе со специалистами АО «Нацио­нальные информационные технологии» выполнила в рекордный четырехнедельный срок.

«Если в 2018 году у нас было 1000–1500 клиентов, то сегодня – более 100 000, во всем периметре Documentolog в среднем создается 4 млн документов, ежедневно подключаются 200–300 компаний. Мы видим для себя вызов в том, чтобы оправдать доверие клиентов, не потерять в качестве продукта и обеспечить информационную безопасность. Наша цель – продолжать наращивать количество клиентов и вкладываться в искусственный интеллект и другие разработки, которые принесут нашим клиентам еще большую ценность», – говорит Канафин.

После недавно выпущенного обновления клиентам Documentolog стал доступен расширенный функционал, включающий сбор e-mail-адресов пользователей, создание групп рассылок, возможность отправки документов иностранным контрагентам (до сих пор она была доступна только пользователям Doculite), а также лента новостей с информацией об актуальных обновлениях. Вскоре в Documentolog появятся новые решения, связанные с кадровыми вопросами, а в конце второго квартала планируется перевести все продукты и решения в международный формат, и они будут полностью открыты для клиентов не только в Казахстане, но и во всем мире.

Шесть лет назад в жизни нашего собеседника появилось новое увлечение – триатлон. В марте 2016 года, случайно встретив в лифте известного своей любовью к бегу Болата Жамишева (известный государственный деятель и экономист, ныне – председатель фонда «Қазақстан халқына». – Прим. ред.), Канафин попросился на первую совместную пробежку. Со временем нагрузки росли. Предприниматель всерьез погрузился в изучение физиологии организма, влияния спорта на состояние здоровья и убедился, что людям, чья работа связана с умственной деятельностью, занятия спортом приносят неоценимую пользу – дисциплинируют, помогают перезарядиться, на время вынырнуть из информационного потока.

Нынешней весной руководитель Documentolog принял участие в чемпионате мира, проходившем в американском штате Юта. «Свою первую дистанцию в длинном триатлоне я не смог пройти до конца, сошел на беговом этапе, но неудача не сломила, а только раззадорила. Триатлон – очень тяжелый вид спорта, но в то же время справедливый, в нем результат прямо пропорционален усилиям. Не случайно в него приходит масса успешных, неординарных людей, привыкших преодолевать трудности в жизни и в бизнесе. Находясь в этом сообществе, ты получаешь потрясающий заряд энергии и мотивацию двигаться вперед, несмотря ни на что», – говорит Канафин.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20154 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить