Почему ИТ-компании переходят на суперприложения

Специалисты казахстанской экосистемы Aitu о том, почему технологичные компании создают суперприложения и почему это выгодно для бизнеса

ФОТО: pixabay.com

Индонезийский стартап GoJek появился в 2010 году. Изначально это был сервис по вызову такси на скутерах. Спустя четыре года проект оценили в $1,5 млрд, а ещё спустя два года рыночная оценка выросла до $5 млрд. К тому моменту приложение по вызову такси выросло до сервиса, внутри которого была собственная система электронных платежей, доставка еды, курьерская служба, интернет-магазин розничных товаров, служба ремонта и уборки на дому, а также возможность вызвать стилистов.

Это классический пример того, как за несколько лет сервис с монопродуктом вырастает до супераппа, внутри которого множество разных функций. Подобных проектов на рынке сотни, но лишь некоторые вырастают в единорогов, способных менять рынок и удовлетворять обширные пользовательские предпочтения.

Что такое суперприложения

Впервые термин «суперапп» (или суперприложение) появился в 2010 году. Тогда основатель BlackBerry Майк Лазаридис описал своё видение, в каком направлении будут развиваться мобильные приложения в будущем. Он оказался прав — сегодня многие ИТ-компании создают закрытые экосистемы, внутри которых существует множество приложений и сервисов. Яркие тому примеры — WeChat, AliPay, Uber, Google Maps, Тинькофф, Яндекс Go, Вконтакте. В Казахстане — Aitu.

У всех этих экосистем есть кое-что общее — они построены вокруг приложения с монопродуктом (или монофункцией), которое постепенно обрастает дополнительными возможностями и сервисами. Как итог, пользователю не нужно устанавливать десятки новых приложений, а все необходимые задачи он может выполнить в одном окне.

«Впервые эту модель начали использовать азиатские сервисы. Причин было несколько: у большинства пользователей были слабые смартфоны, на которые нельзя было установить много приложений, низкий охват населения банковскими картами, а также тренд на снижение установок новых приложений. По данным аналитический компании App Annie, в 2017 году владельцы смартфонов в среднем устанавливали до 12 новых приложений в год, два года спустя этот показатель снизился до 4», — прокомментировал руководитель платформы Aitu Александр Денисенко.

Всё это вынудило многие ИТ-компании перестроить свои бизнес-модели: вместо вертикального роста и захвата новых рынков, они начали расти по горизонтали, вбирая в свои приложения как можно больше функций и популярных сервисов. Задача — сделать так, чтобы пользователям хватало одного приложения для своих нужд и запросов.

Перспективы рынка суперприложений

По данным исследования, проведённого We Are Social и Hootsuite в начале 2020 года, доступ к интернету есть у 4,5 млрд человек. Это на 7% больше, чем годом ранее. При этом основной точкой доступа к сети стали смартфоны, которые есть у 5,18 млрд человек. Всё это сказалось на том, как люди взаимодействуют с миром и диджитал-инструментами. И если в развитых странах интернетом изначально пользовались владельцы компьютеров, которые со временем перешли на мобильные телефоны, то в развивающихся странах большинство людей впервые вышли в сеть со своих смартфонов.

Именно поэтому идея суперприложений родилась в Азии, где у большинства пользователей не было компьютера, но был бюджетный смартфон. Это же сказалось и на модели развития большинства ИТ-компаний: в Азии компании внедряли в свои приложения как можно больше функций, а компании из Кремниевой долины развивались по пути «одна задача — одно приложение».

Классический пример суперприложения — это Uber, который уже давно вырос из сервиса по вызову такси в экосистему, внутри которой есть свой электронный кошелёк, сервис заказа еды и перевозок. Ближайший аналог американской компании — недавно запустившийся Яндекс Go, суперприложение, которое тоже выросло из сервиса по вызову такси и вобравшее в себя множество других сервисов российской компании: от заказа еды из ресторанов и продуктовых магазинов — до службы по отправке товаров и городского сервиса с отслеживанием маршрутов общественного транспорта.

Интересный пример супераппа — российская социальная сеть Вконтакте, запустившая возможность разрабатывать мини-приложения для экосистемы. Благодаря этому функционалу любой бизнес может разработать своё приложение внутри социальной сети. На данный момент в этой экосистеме существует более 13 тыс. мини-приложений.

«Это одна из причин, почему формат супераппов стал настолько популярным. Наличие большого числа мини-приложений и сервисов привлекает пользователей. Потому что это удобно. В то же время это интересно и бизнесу, ведь экосистема — это, прежде всего, активная и платежеспособная аудитория, с которой можно взаимодействовать без необходимости разрабатывать своё приложение и тратить миллионы на маркетинг. Это формат взаимодействия отлично подойдёт и для B2B, и для B2C. Кроме того, именно этот формат экосистем позволит компаниям захватывать ниши, до этого занятые другими», — добавил Александр Денисенко.

В первую очередь такой нишей оказалась финансовая сфера, мобильный банкинг и денежные переводы. Причина — большинство суперприложений построены на базе электронных кошельков, что позволяет внутри экосистемы оплачивать любые товары и услуги. При этом у кошельков гораздо ниже порог вхождения — чтобы начать ими пользоваться, не нужна кредитная история, банковская карта и денежный счёт, достаточно зарегистрироваться в приложении и пройти идентификацию. Поэтому большинство пользователей, у которых не было банковских или кредитных карт, с легкостью стали оплачивать покупки через суперприложения.

Помимо этого, развитие рынка суперприложений — это огромные возможности для больших данных и аналитики. Ведь условный GoJek знает о поведении своих пользователей гораздо больше, чем банк или социальная сеть. Потому что внутри этого супераппа по сути есть и свой банк, и своя социальная сеть, и многое другое. И, что самое важное, все эти данные объединены, что даёт возможности более тонкой настройки для рекламных кампаний и бизнеса в целом.

Казахстанский рынок суперприложений

Диджитал-карта Казахстана во многом схожа с Индией и Китаем, странами, в которых появились супераппы: достаточно высокое проникновение интернета, дешевые тарифы, большое количество смартфонов (в первую очередь бюджетных) и массовый (пусть и постепенный) переход на электронные платежи и услуги. Благодаря этому в стране развивается сразу несколько суперприложений.

При этом у каждого супераппа — свой подход. Для некоторых приложений монофункцией, которая стала входной точкой для пользователей, стали финансовые услуги и банкинг (Рахмет, Kaspi).

«На самом деле не важно, с какой монофункции начинается суперапп. Главное — как часто ей будут пользоваться на первом жизненном этапе продукта. Uber и Яндекс Go начинались с сервиса по вызову такси, а Google Maps — с онлайн-карт. Это очень разные примеры, но они объединены одним общим — пользой основной функции. Это главное. Уже потом успех проекта и его дальнейшие перспективы будут зависеть от того, насколько хорошо вы сможете создать платформу, которая будет комплексно решать различные задачи аудитории. Безусловно, это дорогое удовольствие, а все расходы в создание подобных экосистем — это «долгие» инвестиции. Поэтому создание супераппов могут позволить себе только крупные и технически сильные компании с хорошими ИТ-специалистами», — добавил Александр Денисенко.

Тренд на создание суперприложений уже поддерживают мировые технологические гиганты (Google, Facebook), финансовые стартапы (Revolut), банки (Тинькофф, Сбер) и многие другие. Станут ли такие проекты следующей big thing или останутся временным явлением — покажет время, но одно ясно точно — в ближайшее десятилетие суперприложения заложат стандарты взаимодействия с пользователями.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3386 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
30 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить