Бренд сивой кобылы

Когда японцы наконец попробуют наш кумыс

Reuters/Vostock photo

Три года назад министр индустрии и торговли Владимир Школьник написал в своем блоге: «Кумыс является национальным продуктом Казахстана, способным стать брендом республики...» – и посетовал, что свободные ниши на мировом рынке завоевывают зарубежные конкуренты. «В корпорацию KAZNEX... передан на рассмотрение вопрос об экспорте кумыса в Японию», – уточнил министр.

Школьнику не удалось реализовать свой смелый замысел – спустя два месяца он был назначен главой «Казатомпрома» и с тех пор успешно продает японцам уран. Но его пост не канул в Лету. У кумыса нашлись настоящие фанаты. Карагандинский ученый Айтуган Мукашев подсчитал, что «производство одной тонны нефти обходится государству в
3 раза дороже, нежели производство такого же объема кумыса. Зато объем прибыли от напитка может быть больше в 5–6 раз, чем от нефти». Идея овладела массами. Минувшим летом в Семее заработал завод по выпуску сублимированного кумыса. Аналогичное производство готовится к запуску в Кызылорде. Почему же иностранные покупатели так пока и не попробовали казахстанский кумыс?

Минус миллиард

Завоевывать внешние рынки собрались представители страны, в которой еще не сложился рынок внутренний. Хотя на нем есть компании, работающие давно. Например, ИП «Шашков», один из немногих производителей кумыса в Алматы. По словам самого Сергея Шашкова, он занимается кумысом с 2001 года. «Мы начинали данный бизнес одними из первых, под брендом “Кумыс Альпийский”, – рассказывает он. – На тот период кумыс продавался у нас только на рынках».

Схожая история у компании ТОО «Корпорация “Саржайлау”». Основатель компании Ахметбек Нурсила переехал в Алматы из аула и, будучи ценителем и любителем казахской кухни, не смог найти здесь хорошего кумыса. Единственным местом продажи национальных продуктов были базары.

С 2008 года он стал объезжать регионы Казахстана, славящиеся кумысом, – Саржал, Каркара, Жана-Арка, Тулькибас, Кеген, Лебяжий, – по крупицам собирая информацию, рецептуру, секреты у потомственных кумысоделов. Потом перенимал опыт у производителей кумыса в Башкирии, Монголии, этнических казахов, живущих в Китае, консультировался с научными деятелями, профессорами.

После долгих экспериментов, соединив народную практику с наукой,  с 2010 года корпорация начала промышленное производство двух видов кумыса – «Алтай», «Казыгурт» и шубата «Бозинген». Молоко приобретается у поставщиков из Алматинской и Южно-Казахстанской областей. Цех по переработке молока с 2010 года находится на территории молочного завода «Жігер» в Алматы. Производительная мощность – 5 тыс. литров в сутки. Технология производства позволяет увеличить срок хранения продукции от трех до шести месяцев без добавления консервантов и при сохранении всех полезных свойств.

Не у всех производителей судьба сложилась столь удачно. По данным специалиста по маркетингу ТОО «Корпорация “Саржайлау”» Альмиры Бекетаевой, за последние два года с дистанции сошло несколько крупных игроков. Например, компания «Казак сусындары», производившая широкий спектр продукции – от кумыса до коже и айрана. Или «Агро Меркур», которая более 10 лет производила шубат, даже экспортировала его в Москву. 

Бекетаева считает, что рынок национальной кисломолочной продукции пока находится в стадии становления. С ней сложно спорить. Объемы производства и потребления кумыса и шубата в Казахстане оцениваются приблизительно в 25–45 млн литров в год (включая производство в домашних хозяйствах). Много это или мало? Исходя из данных работы «Казахи: Историко-этнографические труды» этнографа Алихана Букейханова, можно подсчитать, что 100 лет назад 4,5 млн казахов выпивали за год миллиард литров кумыса. В конце прошлого года мажилисмен Алдан Смайыл пожаловался, что в России действует более 80 производств кумыса, 48 санаториев с кумысолечением, «а мы до сих пор ничего не сделали». «Мне приходит на память то, как в Казахстане было 15 санаториев, где лечили кумысом. Почему мы не восстановим их?» – процитировал его риторический вопрос КазТАГ.

Неисповедимы пути контрабанды

И правда, почему? У участников рынка есть свой ответ на этот воп­рос. Они жалуются на сложности с производством. По данным Агентства РК по статистике, в Казахстане в 2011 году насчитывалось 172,5 тыс. голов лошадей. Будем считать, что половина – кобылы. Не так уж много. При этом большинство коневладельцев не занимаются дойкой. «Кобыла непосредственно дает в среднем два литра молока в день. Это очень небольшой объем. В сравнении с коровой, которая может давать до 12 литров», – говорит Шашков.

Осенью и зимой и эти скудные удои падают. Раньше кобыл и верблюдиц в холодное время года практически не доили. Сегодня многие фермеры сдвигают даты осеменения животных, соответственно двигая период лактации. Но количество зимнего молока все равно несопоставимо с летним.

По словам Шашкова, чтобы собрать сырье, приходится ездить по горам и джайлау. Добавим транспортные расходы, плату за хранение молока в холодильных установках (которых не хватает), прочие издержки – неудивительно, что при себестоимости молока в 230–250 тенге за литр цена кисломолочного продукта в пластиковой таре на полке магазина вырастает до 495–540 тенге.

Шашков отмечает, что с началом кризиса стал заметен спад потребительского спроса. Кумыс не считается товаром первой необходимости, покупатели предпочитают более дешевую продукцию из коровьего молока или киргизские бренды. На прилавках в РК можно встретить напитки «Чингисхан», «Шоро» – последний конкурирует с казахским коже. Стоят они в среднем 300 тенге за литр – у южных соседей ниже цены на сырье и дешевле рабочая сила. То, что с 2006 года ввоз мясо-молочной продукции из Кыргызстана в Казахстан запрещен и этот запрет был подтвержден осенью прошлого года, не мешает импорту. Характерно, что казахстанские кумысоделы не против киргизской продукции, даже наоборот – они жалуются, что сами не могут покупать кобылье молоко на киргизских пастбищах. А хотели бы.

Многие считают, что киргизский кумыс на казахстанских прилавках – уже не совсем кумыс. Предправления KAZNEX Ерлан Аринов как-то поделился с журналистами: «Хранить напиток можно до года. Но его полезные свойства исчезают через 72 часа... Есть у нас один ученый, который чуть ли не 40 лет бьется над проблемой сохранения лечебных свойств кумыса и шубата. Чтобы можно было их сохранять в виде порошка, а дальше по формуле “прос­то добавь воды”. Но пока ничего не получается».

На самом деле кое-что удалось. Профессор, лауреат независимой премии «Платиновый Тарлан» Зулхарнай Сеитов придумал способ консервации кумыса и шубата до 12 месяцев, причем с сохранением всех полезных свойств этих напитков. В конце 1990-х годов патент на технологию у профессора Сеитова хотели приобрести японские предприниматели за $100 тыс., однако профессор отказался продавать, желая внедрить массовую технологию в Казахстане.

Просто добавь закон

Казахстанские бизнесмены больше склонны доверять немцам. Как ни странно, они разбираются в кумысе. Минувшим летом в РК приехал бизнесмен Ганс Цольман, с успехом производящий и продающий кумыс у себя на родине. Как рассказывал сам Цольман, его тесть Рудольф Шторх после войны чуть не умер от туберкулеза в казахстанском лагере для военнопленных. Выходил его чабан, целое лето отпаивавший бедолагу кумысом. Вернувшись домой, Шторх купил лошадей и открыл кумысолечебницу в местечке Вальдбрунне.

Казахстанские предприниматели не ограничились опытом Цольмана. Основываясь на немецкой технологии сублимации, ТОО «Игеру» из Семея летом 2011 года начало выпуск сухого кобыльего молока. Его-то и предполагалось экспортировать. Стоимость проекта составила $1,4 млн. Однако, как рассказывал газете «Капитал» директор ТОО Ермек Абдиев, дело уперлось в отсутствие госстандартов и разрешительных документов. В сентябре было объявлено о планах СПК «Кызылорда» запустить аналогичное производство стоимостью уже $2 млн. Правда, без указания сроков. «Я готов покупать сухое кобылье молоко и потом вносить туда определенные закваски. Это решало бы много проблем», – отмечает Сергей Шашков.

На самом деле киргизский кумыс на казахстанских прилавках – уже не совсем кумыс

«Сухое молоко – хорошая идея, ориентированная на экспорт и использование кобыльего молока в других сферах – в медицине, косметологии. Но вариант “просто добавь воды” пока, на наш взгляд, не сработает. Так как стоимость порошка, то есть сухого молока, очень высока для выпуска продукта массового потребления», – считает Альмира Бекетаева.

Получается замкнутый круг. Государство подтолкнуло бизнес к производству кумыса, но так и не разработало госстандарты. Нет и закона о национальных продуктах, не говоря уже о законе «О кумысе». Россияне подсуетились раньше нас: в Республике Саха (Якутия) действует закон под таким названием. Помимо Якутии и Германии производство кумыса развивается на Украине, в Монголии, Бельгии, Австрии, Голландии, Италии.
Если немного не подсуетиться, проблема вывода нашего кумыса и шубата на мировые рынки будет снята сама собой. Впрочем, у нас еще останутся уран и нефть. То, что Мукашев считает кумыс более выгодным, в конце концов, его личное дело.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
29129 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
21 января родились
Абдикарим Зейнуллин
главный учёный секретарь РОО «Казахстанская национальная академия естественных наук»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить