Своя игра

Акимат Алматы открыл льготное кредитование МСБ через квазиМФО, несмотря на критику госпрограмм

ФОТО: © Depositphotos.com/herminutomo

В октябре 2019-го акимат Алматы объявил о запуске Almaty business – 2025, новой программы поддержки городского предпринимательства. Как водится, подобные программы подразумевают и льготное финансирование. Вот и теперь начинающим бизнесменам, желающим развивать бизнес в окраинных районах со слабой деловой активностью, низким уровнем занятости и заработной платы, предложили деньги под 2%, а для проектов в остальных частях города – под 7%. Дешевые займы под 2% акимат намерен давать и многодетным матерям (по официальным данным, на конец октября их в Алматы значилось 10,5 тыс.) вне зависимости от места их проживания, готовых открыть собственное дело.

Льготные кредиты идут через две микрофинансовые организации – «Алматы» и «Алматы финанс», специально созданные под задачи программы и капитализированные из местного бюджета в размере 3 млрд тенге. Чиновники рассчитывают, что в депрессивных районах спрос на деньги будет достаточным и ссуды под 2% займут треть выделенного бюджета.

Важно отметить, что Almaty business – 2025 стартовала в особых условиях. Акимат разработал стратегию развития Алматы до 2050 года, где видит мегаполис городом без окраин, с равными возможностями для всех и где каждый может осуществить свою «алматинскую мечту». Понятно, что стратегия не «выстрелит», если не улучшать ситуацию с уровнем жизни в отстающих районах. Льготные кредиты, вероятно, не лучший для этого способ, зато самый быстрый в плане предложения стартового капитала.

Выступая в ноябре на конференции «Финансовый рынок и реальный сектор экономики», аким Бакытжан Сагинтаев рассказал, что городская экономика растет экстенсивными темпами за счет прироста населения, где 60% составляют приезжие, которых надо занять и обеспечить стабильным доходом. Акимат признает наличие дисбаланса между центром и окраинами, где людям тяжелее начать бизнес и нужна поддержка. «Мы не сидим сложа руки и пытаемся сделать для города что-то новое», – сказал тогда Сагинтаев, пояснив, что в этих целях принята программа поддержки бизнеса, деятельность СПК «Алматы» переориентирована на работу с МСБ и на привлечение инвестиций, созданы МФО для снижения стоимости заимствования.

Между тем после Сагинтаева на трибуну конференции поднимались финансисты и один за другим говорили о пагубности государственных программ, которые ломают рыночное ценообразование и пускают экономику по ложному пути. Так, глава Народного банка Умут Шаяхметова отметила, что эффективность госпрограмм закончилась и они лишь порождают иждивенческое настроение. Кроме того, институты развития, работая в коммерческом поле, предоставляют более дешевые средства, конкурируя с частными банками, которых попрекают, что «они не кредитуют». Глава Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Елена Бахмутова заявила, что стоимость денег не всегда первостепенный вопрос для бизнеса. Расширению кредитования мешает высокая волатильность производства в реальном секторе экономики. В числе проблемных вопросов – дорогая аренда и налогообложение, низкий спрос на продукцию, действия конкурентов в теневом секторе, доступ к земле, лицензирование и пр.

В свою очередь представители МФО философски отнеслись к появлению «собратьев» от акимата. Так, председатель правления МФО KMF Шалкар Жусупов в комментариях Forbes Kazakhstan сказал, что особой конкуренции с квазиМФО не видит. «Опыта их присутствия достаточно начиная с 2000-х, когда было создано большое количество государственных МФО. К сегодняшнему дню никто из них не вышел на финансовую устойчивость, отсюда напрашивается вывод, насколько необходимо государственное участие в частном бизнесе», – заметил собеседник. По его мнению, негативный эффект кроется во влиянии квазиМФО на ценообразование финансового сектора. Именно поэтому KMF как член Ассоциации МФО всегда возражал против прямого участия государства на этом рынке. «Кредиты под 2% годовых, ниже инфляции и базовой ставки – это желание акимата поднять отдельные сектора. В целом же для государства это неприемлемый способ. Глава Нацбанка посоветовал смотреть не на краткосрочный успех программ поддержки, а на их долгосрочную перспективу. Льготы могут дать эффект в течение одного-двух лет, но в долгосрочном периоде такие кампании не самоокупаемы и не могут жить без постоянной государственной подпитки», – констатирует Жусупов.

Дорогое фондирование является болевой точкой МФО с момента их зарождения. Ресурсы привлекают через банковские кредиты, более крупным МФО доступны кредитные программы институтов развития, деньги которых дешевле. С января 2020-го МФО смогут выпускать облигации, однако возможностью опять же воспользуются крупные компании – с именем и хорошей кредитной историей, на которые смогут прийти инвесторы. Генеральный директор МФО Solva, страновой менеджер международной финтех-компании IDF Eurasia Марат Бекжанов считает минусом госпрограмм тот факт, что заемщик, получив льготный кредит, относится к нему менее ответственно. При этом подобные инициативы на корню убивают рыночную конкуренцию. Стоимость привлечения денег для частных МФО в среднем составляет 15%, поэтому они не могут конкурировать с МФО, получающими бюджетные деньги под 1–2%. «Практика показывает, что все, что запускается при поддержке государства, неэффективно. Тот же сервис, который предлагает частный бизнес и предоставляемый квазигоссектором, – несопоставимы. Точечные попытки государства активизировать рост экономики за счет льгот ни к чему хорошему не приводят», – убежден Бекжанов.

Административный ресурс приходит на рынок МФО в непростой для него момент. С января 2020 года вступают в силу законодательные изменения, в числе которых повышение капитализации МФО. А оно не всем окажется под силу. «Как бы позитивно мы к этим изменениям ни относились, понятно, что какую-то часть клиентов потеряем. Мы прогнозируем для себя рост выдач в 2020 году, но будут ли темпы роста такими же высокими как в последние три года, – есть определенные сомнения. С января начинаются новый рынок и новые правила игры, и 2020 год уйдет на то, чтобы приспособиться к новым требования, найти своего клиента и свою бизнес-модель», – отмечает Бекжанов.

Ведущий научный сотрудник Института экономики МОН Ильдар Дауранов утверждает, что собственно как инструмент льготное государственное кредитование – распространенная мировая практика. «В свое время я занимался вопросами развития малого бизнеса, и всегда ставился вопрос доступных денег, а затем административных барьеров. С барьерами сейчас неплохо борются, а что касается льготных денег для МСБ, то это очень даже хорошо. Другой вопрос, который я всегда поднимаю: а есть ли у человека способности к предпринимательской деятельности, кроме того что он хочет этим заниматься. Кроме того, на Западе, когда кто-то приходит брать кредит на открытие бизнеса, в банке его консультируют. Банк не ставит перед собой задачу получить прибыль любой ценой. Он подходит с ответственной позиции, указывая, допустим, что в этой отрасли больше перспектив, чем в другой, ведь предприниматель не владеет всей ситуацией. Если программа поддержки МСБ правильно организована и апробирована стандартами, которые уже показали себя, от нее будет толк», – полагает Дауранов.

Тем не менее Almaty business – 2025 вызывает ряд вопросов. Развитие предпринимательства в депрессивных районах – дело довольно странное. Сначала нужно бы разобраться, почему район стал отстающим, и только после этого пытаться взращивать бизнес. Неясно также, какого рода услуги и производства могут быть востребованы в этих районах и в каком объеме. Правда, акимат настаивает, что, несмотря на льготы, деньги должны вернуться. «У нас строгие требования для выдачи кредита, бизнес-проекты оцениваются по методикам, используемым банками, проверяются на риски, кредитную историю, потенциальную рентабельность. К тому же кредиты будем выдавать под залог. У кого есть способности, желание и конкретный проект – поможем», – заверил заместитель акима Сапарбек Туякбаев, презентуя в сентябре программу.

Экспертное сообщество, обсуждая на площадке КИПР в ноябре госпрограмму содействия занятости «Еңбек», отметило ряд факторов, которые, вероятно, могут учитываться и применительно к Almaty business – 2025. Так, замдиректора департамента стратегического планирования и анализа Миннацэкономики Асем Мукашева указала на существенное изменение местного рынка труда, когда наступление цифровизации приводит к повышению спроса на высококвалифицированные рабочие места и к сокращению мест с низкой квалификацией. Она считает, что следует развивать инвестиционные проекты, создавая спрос на качественные рабочие места в приоритетных отраслях: обрабатывающей промышленности, туризме, ТЭК, транспорте, логистике, сервисе. Нужна новая экономическая модель, в рамках которой можно обеспечить экономический рост, делая упор на производительность труда.

Старший партнер консалтинговой компании IGM Максим Гандрабура критично отозвался о попытках искусственного насаждения предпринимательства, поскольку ему научить невозможно, это не профессия, а состояние и готовность брать на себя риски. Согласно исторической статистике, в первый год выживает лишь один из 10 начинающих предпринимателей, и повлиять на это государство не в состоянии. Ведущий эксперт Центра макроэкономических исследований и прогнозирования АО «Институт экономических исследований» Генриетта Строева так высказалась на тему продуктивной занятости: «Если анализировать финансовую часть программы «Еңбек», то фактически 47% выделенных средств идет на микрокредитование. В рамках поддержки социально уязвимых слоев населения им практически покупают бизнес. В 2018 году мы провели анализ программы по 353 участвовавшим в ней субъектам бизнеса и увидели, что порядка 44% не показали даже нулевой доходности. То есть фактически деньги были выброшены на ветер. Нам нужно качественно подходить к финансовому аудиту и вообще к операторам господдержки, в том числе к акиматам, потому что в основном на микрокредитование идут деньги местного бюджета. Нужна определенная карта потенциальных сфер производства. Подчеркиваю, именно производства, поскольку что значит для экономики, если участники программы просто купили магазин, баню или машину?» При этом Строева предлагает делать акцент не только на развитии бизнеса, но и на социальной адаптации людей.

Тем временем алматинские МФО повысили кредитную активность в финансировании МСБ и населения. Согласно данным Первого кредитного бюро (ПКБ), с 1 января по 1 ноября 2018 года от них было получено более 45 тыс. запросов, тогда как за аналогичный период 2019-го – более 60 тыс. Спрос на ресурсы растет, и более дешевые деньги муниципальных МФО частично его закроют. Насколько акимат угадал со стратегией предложения, какова будет возвратность средств, сколько создадут рабочих мест и каким будет их качество, станет понятно уже через год. В случае неудачи частные финансовые институты получат новый повод для критики государственных финансовых программ, что, возможно, послужит сокращению числа последних.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9569 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить