Ставки – в гору

Как реагируют БВУ на изменение базовой ставки Нацбанком

ФОТО: © Depositphotos.com/Eivaisla

Национальный банк в начале декабря 2021 года сохранил базовую ставку на уровне 9,75%, сославшись на «наблюдаемые признаки замедления общей инфляции», поскольку по итогам ноября ее годовой показатель снизился до 8,7% по сравнению с 8,9% в октябре. Вместе с тем Нацбанк не видит предпосылок для быстрого снижения инфляции, хотя традиционно ожидает постепенного замедления до 6–6,5% – на этот раз «с учетом продолжения реализации Комплекса мер антиинфляционного реагирования».

Для банковского сектора ситуация с инфляцией формирует интересную среду. В 2019 году Нацбанк планомерно снижал ставку, и банки рисковали запросто поймать процентный риск: когда стоимость привлеченных банком средств, связанных с выдачей кредита, могла в течение срока действия кредита обогнать его процентную ставку. В 2020 году Нацбанк удерживал ставку, но с августа 2021 года под напором растущих цен все-таки стал ее поднимать.

В теории рост базовой ставки сулит банкам мало чего хорошего. Инфляция заставляет поднимать вознаграждение по депозитам и стимулировать население больше сберегать, а не тратить. В то же время подорожавшее фондирование требует от банков увеличения стоимости кредитных средств для заемщиков. В условиях, когда треть ссудного портфеля БВУ – беззалоговое потребительское кредитование, более дорогие ресурсы грозят не меньшими рисками: не все заемщики из-за роста цен и удорожания стоимости жизни смогут без проблем выплачивать кредитные долги.

Судя по всему, в Казахстане в этом вопросе теория расходится с практикой. Статистика показывает существенный разрыв между стоимостью привлечения депозитов (главного источника банковских ссуд) и стоимостью выдаваемых кредитов. Среднюю стоимость депозита юридического лица – небанковской организации можно оценить в 9% годовых, среднюю стоимость розничного депозита – в 8,5%. Получается, что усредненная реальная ставка привлечения для корпоратов находится ниже базовой ставки, для розницы – ниже ставки и уровня инфляции. Любопытно, что стоимость денег для заемщика растет быстрее и опережает цену депозита. Кредитные средства выдаются юридическим лицам в среднем по 9,1%, рознице – по 17,5%. Разрыв объясняется большим значением розничного кредитования для портфеля банка. Розница остается наиболее маржинальным видом кредитования и, занимая 30% совокупного ссудного портфеля БВУ, позволяет управлять процентной маржей. Чистая процентная маржа БВУ на начало ноября 2021 года поднялась до 4,96% и вплотную подошла к отметке в 5,2%, которую банки показывали до пандемии, в начале января 2020 года. С точки зрения дохода 2021 год сложился для банков чрезвычайно успешно: за 10 месяцев доход составил 1043,5 млрд тенге против 670 млрд тенге в 2020 году и 501,1 млрд за аналогичный период 2019 года.

Эластичный спрос

По мнению директора банковской аналитической группы Fitch Ratings Дмитрия Васильева, стоимость клиентского фондирования у казахстанских банков действительно не очень чувствительна к базовой ставке, поскольку накоплен существенный запас ликвидности. Ликвидные активы покрывают 55% обязательств банковского сектора – это очень высокий показатель, и для фондирования своего роста БВУ не нужно агрессивно наращивать депозитную базу, так как можно использовать существующую избыточную ликвидность. Васильев отмечает, что стоимость клиентского фондирования постепенно снижалась последние несколько лет и составила 3,7% на конец третьего квартала 2021 года. «Мы ожидаем сохранение стоимости фондирования в секторе на уровне чуть выше 3,5% в 2022 году», – информирует собеседник. С учетом растущей доли розничного кредитования, у которого выше маржинальность, в Fitch Ratings прогнозируют высокую прибыльность банковского сектора в 2021 году (возврат на капитал вплоть до 30%), а также сохранение хороших финансовых результатов в ближайшие год-два.

Между тем в декабрьском отчете агентства S&Р отмечается тенденция к поляризации банковского сектора Казахстана, когда более сильные игроки увеличивают свое присутствие на рынке, а более слабые постепенно с него уходят. Концентрация в банковском секторе возрастает. Если в 2019 году на долю крупнейших пяти банков приходилось 60,6% ссудного портфеля и 66,5% депозитного портфеля, то в 2021 году эти доли выросли до 73,6 и 67,2% соответственно. S&P прогнозирует, что технологические факторы не усилят конкуренцию на рынке, а риски снижения прибыльности для казахстанских банков в среднесрочной перспективе останутся стабильными.

Васильев соглашается с тем, что качество активов, прибыльность, достаточность капитала, а значит, и перспективы роста у казахстанских банков остаются неоднородными. «Однако среди банков за пределами топ-5 есть несколько иностранных, и, как мы понимаем, в их приоритеты не входит наращивание доли на рынке. Вместо этого они нацелены на несколько ключевых сегментов кредитования и/или на крупных корпоративных клиентов. Мы считаем, что у них хорошие перспективы по поддержанию высокой прибыльности и стабильного качества активов», – поясняет собеседник. Он уточняет, что среди небольших и средних частных банков за пределами топ-5 действительно остаются банки с нерешенными старыми проблемами по качеству активов и потребностью в дополнительном резервировании. Их перспективы будут зависеть от возможности разрешения этих проблем, возможно, с помощью государственной поддержки (как это было, например, с Цеснабанком и АТФБанком). В Fitch Ratings также ожидают, что консолидационные процессы в секторе продолжатся и некоторые из таких банков могут стать целью для слияний и поглощений в среднесрочной перспективе.

Система устояла

Forbes Kazakhstan попросил банки ответить, как они себя чувствуют в условиях волатильной базовой ставки, как меняется их процентная политика в связи с ростом ставки в 2021 году. Судя по всему, в секторе все спокойно.

В пресс-службе Евразийского Банка сообщили, что последнее повышение базовой ставки было ожидаемым и соответствующим текущей макроэкономической ситуации. «Повышение ставки в Казахстане в 2021 году в первую очередь обусловлено инфляционным давлением и было принято с целью замедления роста цен и вхождения инфляции в целевой коридор (4–6%), установленный регулятором», – комментируют там. Поэтому вслед за изменениями годовой эффективной ставки вознаграждения (ГСЭВ) Казахстанским фондом гарантирования депозитов (КФГД) банки ожидаемо приподняли доходность по вновь привлекаемым тенговым вкладам.

«Банк всегда корректирует ставки по депозитам, исходя из максимально рекомендуемых ставок, устанавливаемых КФГД. Например, с 1 января 2022 года ГЭСВ по продукту «Простой» увеличится с 9,3 до 9,5%», – комментируют в пресс-службе ХоумКредит Банка. Отметим, что 1 декабря 2021 года банк поднял ГЭСВ по этому продукту с 9 до 9,3%. В целом в ХоумКредит Банке указывают на ситуацию, когда при увеличении разброса ставок между депозитами с разными условиями срочности наблюдается «перераспределение продуктового микса в новом объеме открытых вкладов». После увеличения ГЭСВ по продукту «Простой» с 9,0 до 9,3% «произошло значительное увеличение спроса по вкладам, не соответствующим условиям срочности».

В Евразийском Банке отмечают, что ставки денежного рынка всегда реагируют на изменения базовой ставки регулятора. «В текущем году мы наблюдали повышение ставок по депозитным и кредитным портфелям со стороны участников финансового рынка. Исключение составили потребительские займы, средние значения ставок по которым несколько просели по сравнению с 2020 годом ввиду значительного роста объемов кредитования», – уточняют в пресс-службе банка. Все большее погружение отечественных банков в цифровые каналы продаж, по мнению специалистов Евразийского Банка, положительно сказывается на стоимости кредитов для населения: «Если в 2020 году пионерами цифровизации финансовых услуг стали исключительно крупнейшие игроки рынка, то в 2021 году мы наблюдали активную работу со стороны банков второго эшелона».

В ВТБ (Казахстан) говорят, что банк начал перестраивать бизнес-процессы в соответствии с изменением конъюнктуры рынка. «Но необходимо понимать, что эффект от повышения базовой ставки всегда имеет отложенный характер, он будет заметен только спустя определенное время», – замечает председатель правления банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло. Собеседник указывает, что к быстро меняющейся ситуации на финансовом рынке (недавнему снижению и текущему росту ставки) банковская система подошла более подготовленной и зрелой, чем к предыдущему периоду экономической нестабильности 2015–2016 годов. А поскольку «природа всех явлений, случившихся в экономике с появлением пандемии, понятна», сегодня «нам проще искать выходы из затруднительных положений, чем, к примеру, пять-шесть лет назад».

Прогноз – нестабильный

Ускорение годовой инфляции в экономиках важных торговых партнеров Казахстана (в ноябре 2021 года инфляция в США доросла до 6,8%, в ЕС – до 4,9%, в России – до 8,4%) мешает ожиданиям Нацбанка укротить годовую инфляцию до 6–6,5% к концу 2022 года. Прогноз был сделан в соответствии с базовым сценарием при цене на нефть в $70 за баррель и с учетом эффективной реализации Комплекса мер антиинфляционного реагирования. Банки готовы к новым повышениям базовой ставки, однако связывают их с более глобальными событиями.

Так, Евразийский Банк ожидает повышения базовой ставки в начале 2022 года в случае глобального распространения нового омикрон-штамма, так как происходящее «может привести к глобальному падению спроса на нефтепродукты и падению цен на нефть». Если экономика Казахстана снова столкнется с замедлением темпов экономического роста, «мы сможем наблюдать следующий виток роста цен». С другой стороны, рассуждают в Евразийском Банке, появляется информация, что новый штамм короновируса потенциально менее опасен, чем предыдущие. В таком случае, «если ситуация будет развиваться по более благоприятному сценарию, то в 2022 году мы сможем увидеть снижение инфляционных процессов и стабильную ситуацию на финансовых рынках».

Поскольку нынешний виток инфляции в Казахстане связан с глобальным ростом инфляции во всех, в том числе развитых, экономиках (например, в 2021 году инфляция в США побила рекорд за последние 30 лет), по мнению Забелло, для прогнозирования дальнейшего развития событий нужно следить за мировыми трендами, и «пока мы не видим признаков снижения глобальной инфляции». Согласно «нашим оптимистичным ожиданиям, будет незначительное повышение инфляции в начале и постепенное снижение к концу 2022 года до 7%». В рамках же пессимистичных ожиданий предполагается, «что инфляция останется устойчиво высокой». Аналогичные ожидания у банка по базовой ставке в соотношении к уровню инфляции.

Рост инфляции и базовой ставки окажет давление на вновь выдаваемые тенговые кредиты. В 2021 году банки сумели аккуратно работать с неработающими кредитами с просроченной задолженностью свыше 90 дней, сократив их долю в ссудном портфеле с 6,9% на начало января до 4% на начало ноября. Между тем в Евразийском банке не ожидают роста просрочки по потребительским кредитам в разрезе банковского сектора в связи с удорожанием кредитования для заемщика.

В ХоумКредит Банке полагают, что в целом по рынку удорожание кредитования должно отразиться на росте неплатежеспособности. В банке не видят причин для роста собственных ставок кредитования и, соответственно, «негативного отражения на уровне просроченной задолженности».

ВТБ (Казахстан) отмечает, что в связи с тем, что кредиты постепенно станут дороже, людям будет сложнее их обслуживать. Поэтому есть ожидания по расширению портфеля проблемных кредитов банковского сектора страны, говорит Забелло. Однако, по его мнению, в этом вопросе многое зависит от уровня финансовой грамотности населения, повышением которого все участники рынка, в том числе регулятор, занимаются уже не первый год. Что касается конкретно ВТБ (Казахстан), то, по словам Забелло, в 2021 году банк расчистил старый проблемный портфель, который сформировался вследствие девальваций в период с 2014 по 2016 год. И существенно улучшил коллекшн-модель, когда система рисков заранее просчитывает влияние внешних событий, таких как инфляция. Все это позволяет надеяться на минимальные колебания существующего уровня NPL банка.

Вероятность дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики Нацбанка остается высокой ввиду роста инфляции в странах – торговых партнерах и переноса издержек казахстанских импортеров на конечного потребителя и, соответственно, формирования напряженных инфляционных ожиданий населения. Скорее всего, банки ждет сложный год.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2708 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить