Секретное досье Uber: ложь, насилие и подкуп как методы захвата рынка

Компания Uber, в которой после громкого скандала в 2017 году сменился глава, снова оказалась в центре внимания

ФОТО: © Tero Vesalainen / Shutterstock

Международное журналистское расследование на основе утечки 124 000 секретных документов показало, что руководство Uber поощряло насилие в отношении водителей, разрабатывало схемы ухода от налогов, а также тайно склоняло к сотрудничеству правительства разных стран и таких политиков, как Джо Байден, Олаф Шольц и Эммануэль Макрон. Все эти нарушения якобы произошли до 2017 года, но последствия этой утечки могут ощутить на себе нынешние политики и руководители компаний, пишет Forbes Russia.

Что произошло

11 июля в нескольких крупных международных СМИ — Guardian, Le Monde и Washington Post — вышли разоблачительные статьи о деятельности самого известного в мире агрегатора такси Uber. В основе этих публикаций лежат так называемые Uber Files — 124 000 конфиденциальных документов, попавших в распоряжение The Guardian. Британская газета привлекла к расследованию Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) и в общей сложности 180 журналистов из 42 изданий в разных странах мира. Среди ключевых информаторов со стороны Uber — бывший главный лоббист компании в Европе Марк Макганн, который уже выступил от своего лица с громким заявлением: «Мы продавали людям ложь».

Документы, о которых идет речь, относятся к периоду с 2013 по 2017 год, когда Uber возглавлял основатель компании харизматичный Трэвис Каланик. Как раз в эти пять лет компания была занята активным масштабированием своего бизнеса за пределами США и завоевывала один рынок за другим. Из изученных журналистами документов, среди которых есть электронные письма, сообщения в мессенджерах, презентации и другие внутренние файлы компании, следует, что эта экспансия сопровождалась многочисленными нарушениями закона — от нелегального лоббирования представителей властей до уклонения от уплаты налогов и препятствования работе полиции.

Трэвис Каланик покинул компанию в 2017 году по требованию акционеров на фоне скандалов с обвинениями в шпионаже, нечестной игре в борьбе с конкурентами, нарушении патентов и сексуальных домогательствах. С августа 2017-го компанию возглавляет Дара Хосровшахи.

Богатые и влиятельные

Сейчас вас считают агрессивными, — сказал в 2016 году премьер-министр Нидерландов Трэвису Каланику во время их встречи. — Измените восприятие вашей компании, выделите позитивные стороны. Постарайтесь казаться белыми и пушистыми.

Главы государств, тогдашние и нынешние олигархи, представители правительств и влиятельные политики не только давали полезные советы представителям Uber, но иногда оказывали и более ощутимую поддержку. Вероятно, самой большой сенсацией расследования стала новость о роли нынешнего президента Франции Эммануэля Макрона в выходе Uber на французский рынок. Из опубликованных документов стало известно, что Макрон, который тогда занимал должность министра экономики, вел личную переписку с Калаником и помогал Uber во Франции.

Трэвис Каланик
ФОТО: © Danish Siddiqui/Reuters
Трэвис Каланик

Le Monde насчитала более 10 документов, подтверждающих взаимодействие Макрона с представителями сервиса пассажирских перевозок, среди которых: письма, текстовые сообщения, расшифровки звонков и протоколы встреч с сентября 2014-го по февраль 2016 года. В частности, в июле 2015-го во время встречи Каланик спрашивал Макрона, можно ли доверять Бернару Казнёву, который тогда был министром внутренних дел, на что Макрон заверил, что тот согласился на «сделку» (отвечая на вопрос Le Monde, Казнёв сказал, что ничего не знает ни о какой о сделке). Когда в 2015 году французская полиция запретила сервисы Uber в Марселе, представитель компании написал встревоженное сообщение Макрону, на которое тот ответил: «Я займусь этим лично. Пока сохраняйте спокойствие».

Не все чиновники и политики были так дружелюбно настроены к технологической компании, а некоторые вызывали у Uber неодобрительные высказывания. Олаф Шольц, который в тот период был мэром Гамбурга, удостоился характеристики «настоящий клоун», когда отверг притязания лоббистов Uber и настоял на том, чтобы для водителей компании была установлена минимальная заработная плата. 

Нынешний президент США Джо Байден, занимавший тогда должность вице-президента, должен был встретиться с Калаником во время Всемирного экономического форума в Давосе в 2016 году. Байден опаздывал на встречу, что вызвало недовольство главы Uber — он отправил одному из коллег сообщение: «Мои люди дали ему [Байдену] понять, что наша встреча будет короче на столько минут, на сколько он опоздает».

Программа по завоеванию мира на Давосском форуме 2016 года у Uber была обширная. Помимо Байдена, Каланик и его менеджеры провели там встречи с четырьмя премьер-министрами, двумя вице-президентами Еврокомиссии, а также посетили тематическую вечеринку, организованную швейцарским финансистом Натом Ротшильдом и российским миллиардером Олегом Дерипаской. Глава PR-отдела Uber Рейчел Уэтстоун в письме по итогам первого дня форума отчиталась боссу, что успела встретиться «с одним вице-президентом и двумя премьер-министрами», а также коротко поговорила с Германом Грефом на мероприятии Сбербанка.

В тот период компания пыталась заручиться поддержкой не только чиновников и политиков, но и президентов, олигархов и медиамагнатов, пишет Guardian. В таких странах, как Россия, Италия и Германия, влиятельным фигурам предлагали долю в стартапе и превращали их в «стратегических партнеров». Французский телекоммуникационный магнат Ксавье Ньель вложил тогда в Uber $10 млн, немецкий медиахолдинг Axel Springer и французский миллиардер Бернар Арно — по $5 млн. «Нам не нужны их деньги как таковые, — писал главный лоббист Uber в Европе Марк Макганн о сделке с Арно. — Но это может быть полезно, чтобы завоевать Францию».

А что в России?

Помимо встреч на вечеринках и в кулуарах форума в Давосе, Uber искал союзников в России и другими способами. Как пишет Washington Post, Uber рассматривал Россию как один из самых важных для компании зарубежных рынков. Из утечки следует, что руководители компании видели широкие возможности в российских городах-миллионниках и в начале 2015 года составили шорт-лист из числа российских миллиардеров, которые, по их мнению, могли бы помочь с выходом компании на российский рынок. 

В этом «колоритном», по выражению тогдашнего менеджера Uber в России Дмитрия Измайлова, списке были Алишер Усманов, который вложил в компанию $20 млн, сооснователи Альфа-банка Михаил Фридман и Петр Авен, вложившие через свою компанию LetterOne $200 млн, Роман Абрамович, который после переговоров решил ничего не инвестировать, но, по данным издания, консультировал Uber по входу в Россию. Кроме того, в списке полезных для компании фигур оказался глава «Сбера» Герман Греф, познакомивший представителей Uber с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Как сообщает Washington Post, результатом этого знакомства стало то, что водителей сервиса освободили от обязанности ездить исключительно на желтых такси. Прибывшие в Москву представители Uber были в целом довольны тем, как развивались события. «Заполучить таких союзников, как Авен, Греф и Фридман, — это беспрецедентный успех для пытающейся дисраптить рынок и получить тут доход иностранной компании, особенно американской», — писал Марк МакГанн.

Новые инвесторы из LetterOne порекомендовали компании нанять в России на позицию лоббиста заместителя председателя правления по связям с органами государственной власти Альфа-банка Владимира Сенина. Это предложение не было воспринято с энтузиазмом, Уэтстоун в переписке предлагала рассмотреть более бюджетные варианты. Расходы на услуги Сенина, по расчетам компании, могли составить $800 000 за семь месяцев работы. Кроме того, юристов Uber беспокоила возможность взяток со стороны российского лоббиста, что могло бы повлечь за собой проблемы для компании. В итоге Uber согласился заключить с Сениным контракт на $650 000, среди условий которого было прохождение им юридического тренинга и обязательство не нарушать антикоррупционные законы.

Нанятый чуть позже на должность менеджера Uber по взаимодействию с органами власти Марат Муртазин, как пишет Washington Post, начал ставить под вопрос эффективность работы Сенина: «Мне кажется, мы позволяем ему играть в беспроигрышную лотерею, даже не требуя, чтобы он купил лотерейный билет». В итоге с Сениным приостановили контракт, заплатив ему $300 000. «Чудовищно бессмысленная трата денег», — писал Марк Макганн. 

После ухода Каланика в 2017 году Uber заключил договор о совместном предприятии с «Яндексом». С 2021 года международная компания начала постепенно сворачивать свое присутствие в России. «Пример России показал, — пишет Washington Post. – Что в мире есть страны, которые Uber просто не может покорить». 

Газета отмечает, что, хотя в документах нет признаков того, что Uber в тот период действовал в обход санкций против России, введенных после присоединения Крыма в 2014 году, сейчас практически все миллиардеры из списка «союзников» находятся под персональными санкциями США или ЕС.

«Насилие гарантирует успех»

Из документов, оказавшихся в распоряжении журналистов, следует, что Трэвис Каланик не считал нужным ограждать водителей сервиса от насилия, с которым они, в частности, столкнулись во Франции во время протестов таксистов против прихода в страну Uber. Каланик считал, что для компании выгодно, чтобы водители подвергали себя опасности, потому что «насилие гарантирует успех».

Бережное отношение к водителям в целом не было сильной стороной компании периода правления Каланика, хотя во время той самой встречи с Байденом в Давосе он сумел убедить вице-президента в том, что Uber  «меняет мир к лучшему», создавая рабочие места с гибким графиком и возможностью самостоятельно определять свой заработок.

В действительности не только французские таксисты, уровню жизни которых угрожало появление более дешевого сервиса, но и водители Uber не всегда были довольны своим положением. Многие из них жаловались, что компания предлагала привлекательные финансовые условия на старте, но затем комиссия начинала повышаться, а выручка водителей — падать. В итоге для того, чтобы поддерживать приемлемый доход, водителям приходилось перерабатывать. 

Из документов также следует, что Uber сознательно вводил в заблуждение водителей в некоторых регионах, таких как ЮАР. Им предлагали субсидии на аренду автомобилей, что означало в итоге большие долги, с которыми было трудно расплатиться. Угрозу для водителей также создало разрешение на оплату поездок наличными — в стране с высоким уровнем преступности это сделало водителей особенно уязвимыми для грабежей и насилия.

Компания, как следует из расследования, регулярно использовала случаи насилия в отношении водителей в PR-целях. Параллельно Uber использовал агрессивные механизмы уклонения от налогов, в частности за счет транзакций в офшорах, а чтобы отвлечь внимание властей от этого обстоятельства, «добровольно помогал им собирать налоги с водителей». 

Кроме того, компания активно противодействовала правоохранительным органам, которые пытались расследовать их нарушения, пользуясь для этих целей кнопкой «аварийного выключения» — kill switch, которая моментально блокирует доступ к серверам. Из файлов следует, что к этой мере сотрудники  Uber прибегли как минимум 12 раз в шести странах. 

Последствия

Нынешнее руководство Uber не отрицает многочисленных нарушений компании, выявленных утечкой, но утверждает, что все это позади, а компания с тех пор полностью обновилась. Официальное заявление звучит так: «Мы не оправдывали и не будем оправдывать прежние поступки компании, которые, очевидно, не соответствуют нашим текущим ценностям. Мы просим общественность судить о компании по тем действиям, которые мы совершили за последние пять лет, и тем, которые будем совершать в будущем».

Представительница Uber Джилл Хейзелбейкер подчеркнула, что 90% нынешних сотрудников Uber пришли в компанию уже после ухода Каланика. Она также настаивает, что с 2017 года они ни разу не использовали кнопку аварийного выключения для препятствования работе правоохранительных и регуляторных органов и не уклонялись от уплаты налогов. Uber отрицает, что пользуется какими-либо привилегиями со стороны президента Франции, и утверждает, что никто из тех, кто сейчас работает в компании, никогда не имел дел с российскими олигархами. 

Эммануэль Макрон уже подвергся со стороны французской оппозиции критике за свое прежнее излишне благосклонное отношение к частной иностранной компании. Политические противники упрекают его в том, что он и сейчас  «ставит частные интересы выше национальных».

Колумнистка Bloomberg Парми Олсен считает, что это не последнее громкое расследование в отношении технологической компании. Времена изменились, пишет она, и теперь гиганты Кремниевой долины, которые привыкли, следуя растиражированной Марком Цукербергом мантре, «быстро двигаться и ломать вещи» на пути к успеху, будут сталкиваться с более жестким противодействием со стороны закона и общественного мнения. 

Автор: Инна Титова, Редакция Forbes

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3400 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить