Научный прорыв: как действует «прививка» от мигрени

Инновационные препараты помогают справиться с одним из самых распространенных неврологических заболеваний

ФОТО: pixabay.com

Мигрень входит в тройку самых распространенных болезней в мире (поражено 15% населения) и является самым частым неврологическим заболеванием. Несмотря на кажущуюся «легкость» (от мигрени же не умирают), этот недуг существенно снижает качество жизни. Это не просто сильная головная боль: мигрень сопровождается слабостью, тошнотой, рвотой, во время приступа для больного нестерпим яркий свет, громкие звуки, запахи. Приступ может длиться и три дня, и четыре, ослабевать на время под воздействием лекарств и начинаться снова.

Доказано, что мигрень занимает третье место по степени нарушения трудоспособности, опережая онкологические заболевания, инсульт и ишемическую болезнь сердца. Например, Евросоюзу поддержка страдающих мигренью обходится в 111 млрд евро ежегодно.

Хотя мигрень известна с глубокой древности (обычно принято вспоминать булгаковского Понтия Пилата, который страдал от «непобедимой, ужасной болезни» - «гемикрании, при которой болит полголовы»), причины ее до конца не известны и сегодня. С 1940-х годов была принята сосудистая теория, автором которой был американский врач Гарольд Дж. Вольф. Он увидел связь между сужением и расширением сосудов головного мозга и возникновением боли. При этом Вольф считал, что мужчины, у которых случается мигрень, - амбициозные перфекционисты, и им следует больше отдыхать, а женщины — неудовлетворенные истерички. К слову, и тогда и сейчас среди страдающих от мигренозной боли только около 10% мужчин.

Согласно современной теории, в основе мигрени лежит дисфункция нейромодулирующих структур ствола головного мозга.

- Мигрень - очень интересное, комплексное состояние с точки зрения науки нейросайенс. В ХХ веке думали, что в основе мигрени лежит изменение тонуса сосудов. И только в последнее время стало известно, что причины мигрени — это нарушения работы таких структур, как гипоталамус, кора головного мозга и тройничный нерв, - объяснила в интервью Forbes.kz Карима Шамуратова, магистр иммунологии, научный сотрудник кафедры патологии Фрибурского университета (Швейцария). - Также именно в контексте этой болезни мы говорим о «стерильном воспалении». При классическом процессе воспаления инфекционный агент попадает в организм и активирует игроков иммунной системы. При мигрени ученые и врачи говорят о «нейрогенном воспалении», когда рецепторы тройничного нерва активируют такой белок, как Calcitonin gene-related peptide ( CGRP, кальцитонин ген-родственный пептид). Этот белок отвечает за головную боль при мигрени и вызывает процесс, подобный воспалению.

Найти истинную причину болезни — наверное, половина пути к лечению. Раньше мигрень лечили такими препаратами, как парацетамол, аспирин, анальгин и пр. (а ещё раньше — кровопусканием, трепанацией черепа для выпускания злых духов или вкладыванием в надрезы на висках долек чеснока). Значительно позже появились специфические препараты — эрготамин и триптаны. Хотя эти лекарства имеют множество побочных эффектов, они стали настоящим спасением для больных. Однако использовать их до начала приступа категорически нельзя, и о профилактическом средстве оставалось только мечтать, пока ученые не разработали моноклональные антитела (МАТ). Что это такое?

- Иммунная система очень комплексная. Это интегрированная система обороны, состоящая из множественных органов, тканей, клеток, - ответила на вопрос Карима Шамуратова. - Главная цель всех игроков иммунной системы - найти, атаковать, обезвредить и запомнить патоген (чужеродный вирус, бактерию и т.д). Принято считать, что иммунитет бывает неспецифическим и специфическим (или адаптативным). Антитела (или иммуноглобулины) - это защитный продукт В-лимфоцитов (плазматической клетки), представителей адаптативного специфического иммунитета. К примеру, попал в ваш организм вирус. Ваша иммунная система, а именно В-лимфоциты, будут вырабатывать антитела, специфические для этого вируса. Кроме того, они помогут узнать и атаковать его, если он снова попадет в ваше тело в будущем. Вирус или бактерия состоят из множества секций, и лимфоциты могут идентифицировать различные его участки. Когда защитные клетки распознают эти участки, то они начинают делиться и продуцировать антитела, таким образом генерируются поликлональные антитела (множество «клонов» лимфоцитов разных типов).

Ученые задались вопросом: а что если изолировать один лимфоцит? Этот принцип лег в основу создания моноклональных антител, произведенных искусственно в лабораториях.

- В 1973-1975 годах ученые Сезар Мильштейн и Жорж Кёлер создали моноклональные антитела из клеток мыши, то есть антитела из одного клона клеток, которые могут расти бесконечно и обладают одной специфичностью: используются для распознавания определенного вируса, бактерии или микроорганизма в его конкретном участке, чтобы заблокировать его. За это открытие ученые получили Нобелевскую премию, - рассказала собеседница.

Моноклональные антитела - настоящий прорыв в иммунологии и медицине, констатировала ученый. Их можно применять не только в борьбе против конкретного вируса или бактерии, но и, к примеру, в ревматологии (для уменьшения воспаления при ревматоидном артрите, когда собственная иммунная система атакует свой же организм).

- В большом количестве их используют в онкологии - для блокирования факторов роста, которые активно участвуют в процессе распространения болезни. Тестируют МАТ и против неврологических заболеваний и даже агрегации тромбоцитов в заболеваниях сердечно-сосудистой системы, а также в профилактике отторжения трансплантата. На данный момент, в эпоху пандемии, моноклональные антитела активно изучают для борьбы с COVID-19. Последняя громкая новость была связана с экспериментальным лечением бывшего президента США Дональда Трампа коктейлем из моноклональных антител, - перечислила эксперт.

Вернемся к нашей мигрени. Для нее были синтезированы препараты, которые связывают виновника боли - кальцитонин ген-родственный пептид (CGRP) либо блокируют работу рецепторов к нему. Названия этих чудесных средств оканчиваются на «-маб» (от англ. мonoclonal antibody). В настоящее время разработано одно моноклональное антитело, блокирующее рецептор CGRP, – эренумаб, и три МАТ, блокирующих сам белок CGRP, – фреманезумаб, галканезумаб и эптинезумаб.

Некоторые из препаратов, например эренумаб, прошли все фазы испытаний и одобрены к применению у пациентов, имеющих 4 и более приступов диагностированной мигрени в месяц.

В глобальных, рандомизированных, двойных слепых, плацебо-контролируемых исследованиях эренумаба приняли участие около 3 000 человек. В ходе клинических испытаний эренумаба было доказано минимум 50-процентное уменьшение мигренозных дней в месяц. Фармацевтический гигант «Новартис» из опыта применения лекарства отчитался даже о более оптимистичных итогах.

«В рамках исследования TELESCOPE получены данные 109 пациентов, страдающих мигренью, которые показали, что у 80% пациентов, принимающих эренумаб, снизилась интенсивность приступов мигрени, а у 92% пациентов уменьшилось количество приступов через три месяца, - сообщает фармкомпания. - Кроме того, данные исследования PERISCOPE, в котором приняли участие 19 740 пациентов с мигренью, включая 91 пациента с общей средней продолжительностью заболевания 18 лет, показали, что 85% пациентов на терапии эренумабом могли лучше справляться с повседневной деятельностью. Важно отметить, что с началом терапии этим препаратом количество дней, потерянных в связи с мигренью, снизилось у 83% пациентов».

Эренумаб и подобные ему препараты вводятся подкожно один раз в месяц. Для достижения устойчивого эффекта рекомендуется сделать от 3 до 6 доз. После прекращения применения приступы могут возобновиться — тогда придется снова делать инъекции. Проблема в том, что моноклональные антитела — очень дорогие. Во-первых, как все новые фармацевтические разработки, а, во-вторых, у них высокая себестоимость за счет применения сложных и трудоемких биотехнологий (эренумаб производится по технологии рекомбинантной ДНК в клетках яичников китайского хомячка). Разовая доза препарата, зарегистрированного в России, стоит около $200, в Европе аналог можно купить за 500 евро. Кроме того, «-мабы» требуют особого температурного режима хранения.

Эренумаб — не прививка (именно поэтому в заголовке статьи это слово в кавычках), он не взаимодействует с другими лекарствами и не влияет на иммунитет. Из побочных эффектов чаще всего отмечается боль в месте укола, сыпь, зуд, мышечный спазм и запор.

Что особо радует, так это результативность применения моноклональных антител к CGRP у пациентов, перепробовавших множетво других способов лечения мигрени: прием различных обезболивающих, гипотензивных и противоэпилептических средств, антидепрессанты, инъекции ботулотоксина, массаж, йогу и т. п. Даже у таких «ветеранов» МАТ дает значимый эффект.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3535 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube