Кто погасит долги холдинга «Иволга» и почему он рассчитывает на ученых

На днях в Костанае был вынесен приговор учредителю группы компаний «Иволга-Холдинг» Василию Розинову. Суд признал несостоятельными обвинения в мошенничестве, однако приговорил бизнесмена к 2,5 года ограничения свободы за «причинение ущерба путем злоупотребления доверием» по статье 195 УК РК

ФОТО: Petim latifi on Unsplash

При этом суд отказался конфисковать имущество холдинга, который к настоящему моменту трансформировался в ТОО «Олжа Агро» и даже расширил площади. Предприятие по-прежнему работает, имея с кредиторами договоренности о погашении миллиардных долгов «Иволги».

О том, как казахстанские ученые могут помочь в повышении рентабельности сельскохозяйственной отрасли страны, корреспонденту Forbes.kz рассказал Айдарбек Ходжаназаров, генеральный директор ТОО «Олжа Агро».

Миллиарды не туда

Айдарбек Ходжаназаров
Айдарбек Ходжаназаров

Айдарбек Ходжаназаров в декабре 2017 возглавил проблемный «Иволга-Холдинг». Позже в компанию пришли новые инвесторы, и она была трансформирована в ТОО «Олжа Агро», которое сегодня обрабатывает около 900 тыс. га в Костанайской области. Выращивается широкий спектр зерновых, масличных, бобовых культур и овощей. Сотрудники - почти 7000 человек.

Учитывая масштабы сельхозпредприятия, все многочисленные проблемы АПК тут проявляются четче и болезненнее. И в решении большинства из них помочь могут лишь ученые.

- И я не говорю об увеличении финансирования, - отметил Айдарбек Ходжаназаров. - На агронауку сейчас выделяют порядка 8 млрд тенге в год – этого достаточно. Просто нужно эти деньги эффективно использовать.

Отметим, что Минсельхоз РК увеличил ежегодное финансирование аграрной науки на период с 2018 по 2020 годы с 4,2 млрд тенге до 7,5 млрд тенге. За счет этого сейчас реализуется 36 научно-технических программ в области растениеводства и земледелия, животноводства, ветеринарии, фитосанитарной безопасности, переработки сельскохозяйственного сырья, механизации и других.

Однако решение насущных вопросов по-прежнему остается вне поля зрения научных центров. Фермеры уверены, что в ситуацию необходимо вмешаться правительству, иначе ситуация с мертвой точки не сдвинется.

Оценка рисков

Проблема начинается с базовых вещей, которые затрагивают всех игроков сельскохозяйственной отрасли Казахстана. Это – вопрос финансирования. Инвесторы в АПК идут очень неохотно, доля банковского кредитования год от года демонстрирует отрицательную динамику. По сути, кроме холдинга «КазАгро» сейчас аграрный бизнес никто не кредитует: по итогам 2019 года объем финансирования АПК через дочерние компании НУХ «КазАгро» составил 477,46 млрд тенге (рост на 19% в сравнении с 2018). В 2020 группой холдингом планируется финансирование отрасли на сумму более 391 млрд тенге.

При этом сам холдинг работает неустойчиво, то отчитываясь об убытках в сотни миллиардов тенге, то переживая реорганизации, то напоминая о себе громкими коррупционными скандалами. Последний пример – арест бывшего главы «Аграрной кредитной корпорации» Нармухана Сарыбаева, которого подозревают в размещении миллиардов тенге на банковских депозитах вместо вливания в отрасль.

- «АКК» требует у сельхозтоваропроизводителей, обратившихся за финансированием, банковских гарантий. А это тот же самый кредитный комитет и те же самые залоги. То есть если сельхозник не может взять кредит в банке, то как он там может взять банковскую гарантию? Это же смешно, - рассказал Айдарбек Ходжаназаров. – Другой вопрос – почему финансовые институты ведут себя так осторожно? Потому что им очень трудно оценить риски в сельском хозяйстве. Кто-то должен дать им реальную методологию, как оценивать стабильность и устойчивость сельхозпредприятий. Эта методология должна быть разработана именно аграрной наукой совместно с нашими финансовыми институтами. Возможно, при участии Национального банка. Нужны правила оценки.

В качестве примера нынешнего неграмотного подхода самого Минсельхоза РК к поддержке отрасли Ходжаназаров приводит выделение удешевленной солярки для проведения полевых работ (775 тыс. тонн в 2019 году). Потребность фермера рассчитывается только с учетом двух мероприятий – посев и уборка. Всё.

- Извините, есть еще масса мероприятий, которые требует грамотная агротехнология: закрытие влаги, прикатывание, боронование, опрыскивание, зябь, пары и так далее. Без этого мы не получим высокий урожай. Однако Минсельхоз просто игнорирует потребность фермеров в ГСМ для проведения всех этих полевых работ. Почему? Потому что чиновникам не говорит о важности всего этого агронаука.

В итоге сейчас субсидируется всего 30-40% солярки, необходимой для проведения всех агромероприятий, влияющих на урожай. Для крестьян это сигнал – не выполнять работы. Поэтому задача агронауки - расписать всю необходимую технологию и предоставить в ведомство – как обязательное условие получения стабильных высоких урожаев.

«Неудачники» отрасли

При этом, когда финансовые институты или даже МСХ не понимают агротехнологии, это одна сторона проблемы. Вторая – когда сами фермеры некомпетентны. Нередки случаи, когда все решения по проведению тех или иных мероприятий, по выбору видов сельхозкультур и их сортов, по использованию агрохимии принимаются агрономами по принципу «позвоню соседу и спрошу».

 - Это целый технологический процесс! – возмущен Айдарбек Ходжаназаров. -  Вы можете себе представить, чтобы на заводе работа строилась на том, чтобы инженер звонил на другой завод и просил подсказки? Нет! А почему в АПК так можно? Причина в том, что нет готовых методик, которые бы служили фермерам руководством к действию. Наши научные центры не готовят их и не доводят до крестьян.

К этой проблеме примыкает и вопрос подготовки кадров специализированными вузами. Не секрет, что идут сюда часто не по призванию, а потому, что не смогли пройти по конкурсу куда-то еще. В итоге порядка 80% «неудачников» после получения диплома уходят работать не по специальности. А те, что остаются, энтузиазмом и знаниями не блещут.

- Какие специалисты – такое и сельское хозяйство, - резюмирует Айдарбек Ходжаназаров. - Поэтому мы можем «лечить» последствия – субсидировать литр молока или килограмм мяса. Но если человек до конца не понимает, как увеличивать удои, если человек не понимает, как выращивать зерно – результата не будет, субсидируй или нет. Покупаем мы в Европе теплицы, а получить урожай, как у них, не можем. Потому что нет грамотных технологов.

Год на год

Следующая задача для аграрной науки, на которую обращают внимание фермеры, это семена. Учитывая засушливый климат большей части страны, селекция в научных центрах идет с креном только в одну сторону – засухоустойчивость. Но дело вот в чем: засухоустойчивые сорта малоурожайные. То есть если в неблагоприятный год крестьяне будут рады получить хоть что-то, то в сезоны, когда дождей достаточно, они бы хотели получать большие урожаи. Но засухоустойчивые сорта даже при достаточности влаги не покажут высоких урожаев в силу своей генетики.

- Это два экстремума – если семена засухоустойчивые, то они малоурожайные, - пояснил Айдарбек Ходжаназаров. - А если они высокоурожайные – они менее засухоустойчивые. Поэтому, грамотная агротехнология предполагает засевание полей различными сортами в разных пропорциях. Чтобы в итоге при любых условиях получить хороший результат. Но у нас просто нет сортов, которые бы в хороший год показывали исключительные результаты! Высокоурожайные сорта у нас не создаются. И как в этом случае мы хотим в 2,5 раза поднять продуктивность нашего АПК, о чем говорится в действующей программе развития отрасли? Сохранение урожайности - это хорошо, но ученым нужно думать и о ее повышении.

При этом нельзя забывать, что растениеводство – это база для развития остальных смежных отраслей: и животноводства, и переработки. Без резкого скачка продуктивности в растениеводстве нельзя ждать роста в целом АПК.

Бедная почва

В Казахстане давно назрела необходимость при участии ученых составить для всей страны, по районам, карту специализации – где чем выгоднее заниматься, с учетом природно-климатических условий, водообеспеченности и качества почвы. Где-то экономически оправдано выращивание зерна, где-то - содержание овец, где-то - поливное земледелие.

В качестве примера неграмотного подхода собеседник приводит Тургайский регион, который засевается пшеницей из года в год уже 30 лет подряд. Урожаи не превышают 7-8 центнеров с гектара, поскольку почва тут бедная и годится только под пастбища, но не под пашню. Исторически тут всегда занимались животноводством, но в 80-х годах в погоне за статистикой пастбища распахали. И если в 90-х годах цены на пшеницу были около $400 за тонну, урожайность 7 ц/га всех устраивала, поскольку позволяла получать хорошую рентабельность. Сейчас цена $150-200, и местные фермеры едва сводят концы с концами, но по инерции продолжают сеять на этих огромных непродуктивных площадях. Заставить их перейти к более продуктивной деятельности и должна помочь карта специализации.

- Субсидирование должно быть привязано к этой карте, - уверен Айдарбек Ходжаназаров. – Если ты работаешь в рамках специализации – получай господдержку. Если нет – извини, ведь в этом случае ты не принесешь пользы государству, поскольку заранее просчитана низкая экономическая эффективность твоих усилий. А мы сейчас всем субсидии раздаем одинаково – и тем, кто максим может 7 ц/га получить, и тем, кто может 40.

Кстати, и саму методологию выплат субсидий (кому, сколько и на что) должна определить агарная наука, считает эксперт. Не нужно размазывать господдержку сплошным тонким слоем на всех, как масло по хлебу. Она должны быть направлена на то, чтобы государство извлекало из этих вложений максимальную пользу.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12081 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
15 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить